next perv

Пасхальная агада в тени Холокоста



Для многих обитателей лагеря для перемещенных лиц в Мюнхене в апреле 1946 года предстоящий пасхальный седер символизировал нечто большее, чем древнюю историю об освобождении еврейского народа — это была реальность, которая разворачивалась у них на глазах. Многие из тех, кому посчастливилось остаться в живых, оказались в лагере перемещенных лиц; они надеялись отпраздновать Песах 1947 года вдали от страны, где были безжалостно убиты их близкие, где нацисты и их пособники пытались уничтожить еврейский народ. Те, кто были в курсе происходящего, называли ту пасхальную ночь «седером Исхода из Европы».

Один из обитателей лагеря, Йосеф-Дов Шейнсон, решил выразить эти чувства в Агаде, которую он написал к седеру в лагере для перемещенных лиц. Фрагменты на иврите и идише, которые Шейнсон добавил к традиционной Агаде, сопровождают гравюры на дереве работы еврейского  художника из Венгрии Цви Миклоша Адлера, выбравшего себе псевдоним «Бен-Биньямин» — так подписаны его гравюры в Агаде.

Жесткие гравюры Адлера, изображающие ужасы Катастрофы, которые выпали на его долю в годы войны, служат достойным дополнением к тексту Агады. На гравюре, иллюстрирующей известную фразу «ибо не один восстал против нас, чтобы истребить нас», мы видим солдата, стреляющего в несчастных заключенных, и другого солдата, который ведет куда-то группу согнувшихся заключенных.

Переплетение традиционного текста и современных картин иллюстрирует осознание создателями Агады исторического момента, в котором они жили: в каждом поколении еврей должен видеть себя выходящим из египетского рабства, но не в каждом поколении ему выпадает пережить ужасы, которые омрачают его мир и затмевают страдания его предков.

Потребность говорить и попытаться понять ужасающую историю Катастрофы ясно ощутима в иллюстрации к Агаде с подписью «Поэтому мы обязаны…», на которую тяжело смотреть.

Несмотря на то, что фрагмент Агады посвящен благодарению Всевышнего за то, что Он вывел нас из Египта, выражение лица того, кто пережил Катастрофу, в нижней части гравюры говорит прямо противоположное.

Пасхальный седер в американской армии

Экземпляр этой Агады попал в руки раввина Авраама Клаузнера, капеллана американской армии, который готовился к проведению седера для военнослужащих армии США, дислоцированных в Мюнхене. Он решил провести седер по этой Агаде, дополнив ее обращением к солдатам в армии генерала Эйзенхауэра (которого Клаузнер назвал «Моисеем наших дней»).

Вступление, написанное раввином Клаузнером, было выдержано в том же духе, что и Агада Шейнсона и Адлера: он приравнял Гитлера к фараону, а страдания евреев в Египте к тому, что выпало на долю евреев, оказавшихся в концлагерях.

Местом проведения седера Клаузнер выбрал мюнхенский театр и проводился он в ту же ночь, что и в городском лагере для перемещенных лиц. Список приглашений на этот седер хранится в Центральном архиве истории еврейского народа. Из списка видно, что лишь немногие из пятисот участников седера, который проводил раввин Клаузнер, были бывшими заключенными, пережившими Катастрофу – в большинстве своем это были военнослужащие американской армии.

Буква «А», украшающая титульной лист экземпляра списка, принадлежавшего Клаузнеру, означает, что седер проводился в рамках культурных мероприятий армии США. Там же указаны дата и место проведения седера, в котором была использована Агада: Мюнхен, Германия, 15-16 апреля 1946 года».

Источник – сайт “Детали“.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение