next perv

О происхождении аббревиатуры תנצב”ה на еврейских надгробьях



Йорам Сорек

Почти всегда на еврейских надгробьях можно увидеть надпись תנצב”ה. Что она означает? Это аббревиатура библейской фразы: “תהא נשמתך צרורה בצרור החיים”  –  «Да будет душа твоя завязана в узел жизни». О каком узле жизни идет речь?

Первым, кто оказался завязанным в этот узел, был наш царь Давид. Фраза эта, однако, была обращена к нему не в годы его славного царствования, а в довольного спорный период его бурной карьеры, тогда, когда он руководил не целым народом, а весьма сомнительным коллективом. В 22 главе Первой книги Шмуэля о молодом Давиде сказано:

«И ушел Давид …, и спрятался в Адулламской пещере. Об этом услышали братья и вся его семья и ушли к нему туда. И начали к нему собираться все угнетенные, все обиженные, все, кто не мог расплатиться с долгами. Таких набралось человек четыреста, и Давид их возглавил».

Вот с этой-то компанией «обиженных» он зарабатывал себе на хлеб – можно сказать, рэкетом.

Одним из тех, кого Давид задумал “взять в оборот” был богач Наваль.

«…У него было три тысячи овец и тысяча коз, и он находился в Кармеле по случаю стрижки (овец). Звали того человека Наваль, а его жену Авигаиль. Она была умна и красива, а сам (Наваль) был человек злой и грубый» (гл 25: 2-4).

Давид посылает к нему своих людей, по этому поводу перешедших из разряда «угнетенных и обиженных» в категорию «слуг», чтобы те потребовали у Наваля плату за неприкосновенность:

«И услышал Давид в пустыне, что Наваль стрижет овец. И послал Давид десять слуг, и сказал Давид слугам: Идите в Кармель к Навалю и приветствуйте его от моего имени. Скажите ему так: Живи благополучно, и дом твой да будет благополучен, и все у тебя пусть будет благополучно. Слыхал я, что сейчас у тебя стригут (овец). А твои пастухи были у нас, мы их не обидели, и ничего у них не пропало, покуда они были в Кармеле. Спроси своих слуг – и они тебе расскажут. Будь же благосклонен к моим слугам в этот радостный день и одари, как можешь, рабов твоих и сына твоего Давида».

Грубиян Наваль отвечал:

«Кто такой Давид? Кто это – сын Йишая? Много нынче слуг убегает от своих хозяев. Что, я возьму хлеб, воду и мясо, приготовленное для моих стригалей, и отдам людям, которые неведомо откуда пришли

Давид не собирается оставить последнее слово за Навалем:

«Пусть каждый опояшется мечом, и они опоясались каждый своим мечом, и Давид тоже опоясался мечом. И пошли за Давидом около четырехсот человек».

abigailpleads

Авигаиль, жена Наваля, узнав о готовящемся нападении, приходит к Давиду, стремясь предотвратить трагедию. Она не скупится на поношения собственному мужу и на лесть предводителю шайки, среди прочего предвещая последнему неуязвимость в случае покушения на его жизнь:

«Если же какой человек захочет тебя преследовать и искать твоей смерти, то душа твоя будет завязана у Господа, Бога твоего, в узел жизни, а душами твоих врагов он выстрелит, как (камнем) из пращи».

Этот стих достаточно прост и однозначен: Авигаиль, вскоре ставшая женою Давида, предрекает ему, что, если его станут преследовать (что весьма вероятно при его нынешнем положении), он останется в живых.  Толкователям понадобились весьма изощренные таланты, чтобы представить дело так, будто речь в этом благословении идет о жизни души после физической смерти. И, тем не менее, эти слова Авигаиль стали краеугольным камнем теории посмертного воздаяния за праведную жизнь.

В трактате «Шаббат» (152:2) Гемарра впервые связывает это благословение с душами умерших:

«Рабби Элиезер говорит: души праведников хранятся под Троном Славы, ибо сказано: «И будет душа господина моего завязана в узел жизни…»; а души злонравных истребляются, и один ангел стоит в конце мира, и другой ангел стоит в конце мира, и они стреляют этими душами друг в друга».

РАМБАМ в книге «Мишне Тора» (Тшува, глава 8) пишет о том, что смерть возможна только в материальном мире, поскольку души праведников в Раю освобождены от телесных уз, они освобождены от смерти, и именно это и есть «узел жизни»: освободиться от обузы тела и наслаждаться сиянием Божьей Славы. «И нет большей награды, и нет большего блага». И в подтверждение этому приводит уже знакомый нам стих.

Почему нашим мудрецам понадобилось такое далекое от текста толкование?

Воздаяние за праведную жизнь и за прегрешения – важный аспект иудаизма. Но в тексте Писания об этих материях нет ни слова.

Мезуза, висящая над косяком каждого дома, содержит всем хорошо знакомые слова 11 главы книги «Дварим», в которых ясно сказано о награде в нашем земном мире:

«И вот, если послушаетесь заповедей Моих… то дам я дождь земле вашей своевременно, ранний и поздний; и соберешь ты хлеб твой и вино твое, и елей твой; и дам Я траву на поле твоем для скота твоего; и будешь есть, и насытишься».

Наказание для грешников тоже предусмотрено в этой земной жизни:

«И возгорится гнев Господа на вас, и затворит Он небо, и не будет дождя, и земля не даст плодов своих; и вы скоро пропадете с доброй земли, которую Господь дает вам» (там же).

Если Пятикнижие не упоминает о загробной жизни, то пророки и цари идут еще дальше в ее отрицании. Сам Давид выражает неприятие идеи загробной жизни в знаменитом 115 псалме: «Не мертвые хвалить будут Господа и не нисходящие в преисподнюю». Его сын, царь Шломо говорит: «… ибо нет ни дела, ни замысла, ни мудрости в преисподней, куда ты идешь». (Когелет 9:10) Им вторит пророк Ишайагу (38:18): «Ибо не преисподняя славит Тебя, не смерть восхваляет Тебя, не уповают сошедшие в могилу на истину Твою».

Тем не менее, идея воздаяния за добро и зло настолько привлекательна, что перед нею трудно устоять. Ведь только она дает ответ на мучительный вопрос: почему праведных преследуют страдания, а злодеям сопутствует успех?

Мудрецов Талмуда в идее посмертного воздаяния опередили древние греки. Эта идея появляется, в частности, в диалоге Платона «Горгий», в котором Сократ объясняет молодым, почему следует жить в согласии с моральными законами. Когда логические доводы иссякают, на помощь им приходит притча:

«…При Кроне был закон, – он сохраняется у богов и до сего дня, – чтобы тот из людей, кто проживет жизнь в справедливости и благочестии, удалялся после смерти на Острова блаженных и там обитал, неизменно счастливый, вдали от всех зол, а кто жил несправедливо и безбожно, чтобы уходил в место кары и возмездия, в темницу, которую называют Тартаром».

Возможно, идея посмертных рая и ада, о которых нет речи в Библии, пришла в иудаизм от греков.

Иосиф Флавий упоминает веру в загробный мир как специфическую для секты ессеев и сравнивает с греческой:

«У них принято мнение, что только тело умирает… но души живут вечно… как только они освобождаются от уз плоти, они радостно возносятся всё ввысь и ввысь, словно избавляясь от долгого рабства. Они, подобно грекам, верят, что за Океаном есть специальное место для вознесшихся праведных душ».

Фарисеи, то есть мудрецы Талмуда, согласно тому же источнику, предпочитали верить в переселение праведных душ в новое тело. Касательно саддукеев, храмовых священнослужителей, он замечает:

«Нет у них никакого интереса к таким вещам, как существование души после смерти и загробные награда и наказание».

Когда  идея загробного мира все же была воспринята иудаизмом и возникла необходимость как-то подтвердить ее текстом Писания, «узел жизни» из вполне земного пожелания безопасности в войне с врагами превратился в видение воздаяния в мире грядущем.

_________

Перевод статьи Й. СорекаН. Зингер

Еще по теме: А. Ольман. «Посмертное воздаяние и мир грядущий по Торе»


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение