next perv

Не копенгаген



После того, как голландская сборная проиграла матч, на кафедре библеистики Утрехтского университета царило уныние. И тогда веселый усач Боб Беккинг произнес: «Нужно к этому относиться по-копенгагенски. Считать, что этого не было».

Читатель, знакомый с современным состоянием науки о Библии, наверное догадается, что профессор Беккинг намекал на так называемую копенгагенскую школу – она же школа минималистов или «банда четырех». Действительно, основных ее представителей четыре: Нильс-Петер Лемке (Копенгаген; самый умеренный и приличный из всех), Томас Томпсон (американец, перебрался в Копенгаген), Филипп Дэвис (Шеффилд, Англия) и Кейт Уайтлем (тоже Шеффилд). Копенгагенско-шеффилдская четверка имеет среди библеистов скандальную славу – ее обвиняют в нигилизме и антисемитизме, причем с достаточными основаниями.

Антисемитизм в библеистике – тема не новая. Еще в 1920 году известный немецкий гебраист и ассиролог Фридрих Делич (Delitzsch) выпустил книгу под названием Die große Täuschung (расширенное переиздание в 1921 году). Название это можно перевести как «Великая иллюзия» или «Великий обман». Обман или иллюзия, против которой предостерегал Делич, исходит от евреев, вообразивших себя невесть чем и убедивших в этом цивилизованное человечество. Делич не считал себя антисемитом – ведь евреи не просто семиты, а маргиналы семитского мира. И чем они так гордятся? Тем, что у них нет женского божества – так известно, как эти бедуины относились к женщине… В месопотамской литературе, в отличие от библейской, почти отсутствуют социально-критические мотивы – так у них в Месопотамии просто все в этом смысле было в порядке, не то, что в варварском Израиле! Вывод: надо исключить Ветхий Завет из христианского канона, а вместо древнееврейского преподавать в семинариях арамейский, язык Иисуса, который, кстати, и евреем не был, а, судя по некоторым признакам, происходил от шумеров – народа, и впрямь достойного уважения. И еще что-то нужно делать с немецкими евреями, ведь они по своей воле в Палестину не уедут…

Нужно сказать, что коллеги не поддержали Делича. С резкой критикой на его книгу обрушился, например, классик немецкой библеистики Герман Гункель. Протестантские ученые могли не любить послебиблейский иудаизм – а как еще представители религии, систематически принижающей значение закона, могут относиться к религии, в которой закон –главное?  Несмотря на это, они хорошо относились к евреям, впоследствии выступали против нацизма, сочувствовали сионизму и Израилю.

Тем не менее, все в этом мире меняется, и антисемитизм тоже. По замечанию Амоса Оза, лозунг «евреи, вон в Палестину» сменился лозунгом «евреи, вон из Палестины». Поэтому возник социальный заказ – сделать все возможное, чтобы подвергнуть сомнению связь евреев со своей страной. В библеистике за реализацию этой задачи взялась «банда четырех» – напористых, агрессивных и, по слухам, не слишком компетентных в избранной области. Главный их тезис – «ничего не было». Не было не только патриархов, Исхода и племенного союза эпохи Судей (это уж ладно), но и объединенного царства Давида и Соломона не было. И главное – не было древнего Израиля. То есть название, конечно, существовало –Израиль упоминается на стеле фараона Мернептаха (13 век до н. э.), и это имя носило Северное царство. Но кто сказал, что речь идет об одном и том же этносе? Название Израиль могло «кочевать» среди западносемитских народностей, как «кочует», например, название татары (есть татары поволжские, крымские, дунайские, сибирские; общее у этих народов только то, что они говорят на тюрскских языках, и даже ислам исповедуют не все). Северное и Южное царство, действительно, были (данные внешних источников отрицать невозможно), но кто сказал, что между ними существовала этническая общность? Они ведь даже общего названия не имели – одно именовалось Израиль (Йисраэль), а другое Иудея (Йеhуда). Кроме того, в Ханаане были и другие государства, но историки, зацикленные на Библии, не уделяют им достаточного внимания, хотя Израиль и Иудея представляли собой лишь малую часть политических образований, существовавших между морем и Иорданом.

А когда возникла сама Библия? Минималисты относят ее создание к персидской и эллинистической эпохе и считают библейские тексты результатом деятельности священнических кругов, которым необходимо было придумать общую идентичность и великое прошлое для переселенцев, по заданию заселивших Иудею персидских царей. Таким образом, по мнению минималистов, еврейская история времен до вавилонского изгнания была придумана, сфальсифицирована или, выражаясь изящнее, сконструирована, хотя какие-то древние предания при ее построении, безусловно, использовались. Впоследствии ученые Нового времени модернизировали и украсили эту конструкцию, обогатив ее археологическим и лингвистическим материалом.

Политическая подоплека минималистского движения яснее всего видна в трудах почетного профессора (professor emeritus) Шеффилдского университета Кейта Уайтлема. В 1996 году он опубликовал книгу с красноречивым заглавием «Изобретение древнего Израиля» и еще более красноречивым подзаголовком «Замалчивание палестинской истории». Книга начинается с заявления, что государство Израиль было создано на палестинской земле, и сейчас, во время подъема палестинского национального движения, особенно ясно видно, что классическая библеистика служила интересам сионизма, «изобретая» древний Израиль, которого никогда не было (отдельно указывается, что современный Израиль не имеет к этому никогда не существовавшему народу ни малейшего отношения). Историю Израиля предлагается при этом заменить «историей Палестины», в которой «палестинцами» оказываются, в частности, жители Нагорья, появившиеся там в 13 в. до н. э. В 1996 году уже существовал Интернет, и Уайтлем цитирует интернетовскую дискуссию, в которой некий еврей жаловался, что минималисты лишают его истории. Ответ Уайтлема однозначен: «история некоторых людей будет удалена» (some people’s history will be removed).

Книга, о которой мы ведем речь, была переведена на арабский, и одно время пользовалась популярностью среди интеллектуалов, читающих на этом языке. Неизвестно, сохраняет ли она популярность сейчас, когда светский палестинский национализм вытесняется исламским фундаментализмом, для которого и пророк Муса, и цари Дауд и Сулейман –  исторические личности (правда, не евреи, как мы привыкли считать, а мусульмане).

Да и вообще тема теряет актуальность. Члены «банды четырех» уже на пенсии или достигли пенсионного возраста, а сколько-нибудь заметных последователей у них, кажется, нет. Так что, мы пережили фараона Мернептаха, переживем и профессора Уайтлема.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение