next perv

Сделаем и услышим



В разделе, следующем за описанием дарования Торы, рассказывается о том, как Моше поднялся на гору Синай, чтобы получить наставление Всевышнего. Моше записал все сказанное ему и, спустившись, прочитал «книгу Договора» народу. Слова, в которых выражена реакция народа, вызывают недоумение, заставляя многие поколения переводчиков и комментаторов изыскивать различные варианты их прочтения. В буквальном переводе они звучат так: «И сказал (народ): Все, что говорил нам Господь, сделаем и услышим (наасе ве-нишма)» (Шмот 24:7). Как человек может сделать что-то, прежде чем услышит? Сказанное кажется парадоксом. Некоторые комментаторы интерпретируют фразу наасе ве-нишма как «сделаем и поймем». Это толкование заключает в себе интересную мысль о том, что иудейский путь характеризуется действием, ведущим к пониманию. Дмитрий Сливняк, переводчик проекта «Я-Тора», предлагает такой, снимающий парадокс вариант: «исполним и будем послушны».

Мудрецы Талмуда не стремятся избежать парадокса, напротив, они его заостряют: «Сыны Израиля обещали исполнить прежде, нежели услышат» (Шаббат 88а). По словам рабби Эльазара, когда сыны Израиля дали это обещание, раздался голос Небес: «Кто открыл сынам моим секрет, известный лишь ангелам служения?» (Шаббат 88а). Итак, сыны Израиля во время дарования Торы, действительно, реагировали не так, как свойственно человеку. Они уподобились ангелам, которые исполняют, совершают действие до того, как услышат. Однако далее Талмуд рассказывает, что Тора была предназначена вовсе не ангелам, а людям. Почему же получить то, что предназначено людям, можно лишь поднявшись на ступень ангелов? Не говорит ли указанный парадокс о том, что получение Торы обеспечивается неким сверхъестественным доверием, актом, предшествующим размышлению, согласием, предшествующим взвешиванию всех «за» и «против»? Такое согласие, называемое Талмудом ангельским, необходимо в момент получения Торы. Но после ее получения перспектива меняется, ведь Тора должна быть исполняема людьми. Теперь, наоборот, нужно сначала выслушать, понять, а уже затем сделать, исполнить. Недаром в том же фрагменте закон, традиция называется «услышанным» (шматта), а знаменитый спор о том, что важнее — учение или действие, заканчивается выводом: «Учение важнее, ибо оно ведет к действию» (Киддушин 40б).

Взгляд мудрецов Талмуда развивает один из наиболее известных современных философов Эммануэль Левинас. По его мнению, парадоксальное «сделаем и услышим» есть альтернатива характерной для западной культуры установки, предполагающей преобладание оценивающего знания, знания без веры. В противоположность этому «сделаем и услышим» является указанием на способ действия, которое не начинается с рассмотрения возможных альтернатив, и на знание, не требующее предварительного исследования. Эта позиция не является выражением «чистоты верящей души», но говорит о некой фундаментальной приверженности абсолюту, без которого взаимоотношения с трансцендентным превращаются в логическое лукавство, ведущее к дискредитации разума и разложению морали.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение