next perv

Музыка Торы



Музыка для многих является ключом к пониманию Священного Писания. Во всяком случае, его отдельных книг. Но что представляет собой музыка Торы? Ответов на этот вопрос может быть несколько. Песнопения и инструментальные сопровождения событий, описанных в Пятикнижии, распевание текстов Торы в ашкеназских и сефардских синагогах и, наконец, сочинения, написанные профессиональными композиторами на библейские сюжеты. В первом случае речь идет о плясках вокруг золотого тельца, иерихонских трубах, арфе Давида… Но музыки этой мы не знаем и знать не можем, а жалкие графоманские попытки «воссоздания древней музыки» критики не выдерживают. Мелодии распева синагогальных молитв являются скорее интонированной декламацией (если речь идет о каждом молящемся в отдельности) или строго регламентированными вокальными сочинениями, написанными профессионалами (когда мы говорим о профессиональном хоре и хазанах, поющих в синагогах опусы Розенблата, Кусевицкого, Левандовского). Так или иначе, синагогальную музыку трудно назвать общественным достоянием.

Львиная доля профессиональных музыкальных сочинений написана по новозаветному содержанию: у старейших христианских конфессий Танах, или Ветхий Завет, был не в большом почете. Невежественную толпу было значительно легче зомбировать, заставив выучить наизусть «Отче наш», чем обсуждать нюансы библейского текста. В позднем Средневековье настал момент неудовлетворенности этим зомбированием, вследствие чего стали возникать протестантские движения, пытавшиеся возвратить христианство к иудейским основам и заменить идолопоклонническую декламацию внимательным, вдумчивым чтением всей Библии — и Танаха, и Нового Завета. В этот же период в странах церковной реформации — в Англии, Германии, Швейцарии — появились первые музыкальные произведения на танахические сюжеты, причем нередко обращение к ветхозаветной тематике шло вразрез с религиозными предпочтениями их авторов (композиторы, однако, часто более последовательны в отношениях с заказчиком, чем во взглядах на религию). Так, Георг Фридрих Гендель, работавший и в лютеранской Германии, и в католической Италии, и в англиканской Англии, пишет «Эстер» и «Иуду Маккавея», «Страсти по Иоанну» и «Мессию», лютеранин Карл Филипп Эммануэль Бах — «Страсти» и «Израиль в пустыне», истовый католик Моцарт — кантату «Кающийся Давид»…

Дальше — больше. В XIX и особенно в XX веке разговор на библейскую тему означал часто — на еврейскую. Евреи получили больший доступ к публике, чем прежде, а неевреи стали чаще обращаться к дохристианской Библии. В это время появляются «Маккавеи», «Вавилон» и «Моисей» Рубинштейна, сразу три француза (двое из которых были евреями) — Бизе, Мийо и Онеггера — обращаются к истории царя Давида, Мусоргский пишет «Иисуса Навина» и «Поражение Санхериба», Стравинский — «Симфонию псалмов», «Потоп» и «Авраам и Ицхак», причем последнее сочинение — на языке оригинала с посвящением народу Государства Израиль.

Трудно подобрать лучший пример воплощения текста Священного Писания, чем хор рабов из оперы Верди «Набукко». Сюжет оперы отдаленно перекликается с Книгой Иеремии, слова хора плененных евреев Va Pensiero — с 137-м псалмом, о реках вавилонских и уникальности Иерусалима. Впрочем, всему свое время. А пока послушайте музыку: http://www.youtube.com/watch?v=eKbcdgwIfeY


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение