next perv

Милость дороже справедливости



Читателю наверняка хорошо известен эпизод, в котором Авраам в беседе с Господом пытается спасти Содом от разрушения. Бог обещает не истреблять город, если в нем найдется хотя бы десять праведников. Что движет Авраамом? Он выступает против коллективного наказания или же стремится подчеркнуть ценность жизни праведника? «Негоже Тебе делать такую вещь — убивать праведника вместе с преступником! Будет что праведник, что преступник — (одно). Негоже Тебе; разве судья всей земли не совершит правосудия?» — восклицает Авраам.

Мидраш, словно не замечая вопросительной интонации, читает эти слова иначе: «Негоже Тебе делать такую вещь… Судья всей земли да не учинит суда». То есть Авраам просит Бога не вершить суд! «Если Ты ищешь суда, то не будет мира [сотворенного Тобой]. А если Ты хочешь, чтобы существовал мир, то разве суд столь необходим?..» На это Бог, согласно мидрашу, отвечает словами псалма: «Авраам, ты “возлюбил справедливость (цедек)” — то есть возлюбил оправдывать (лецадек) создания Мои, “и возненавидел злодейство” — то есть возненавидел обвинять их» (Ваикра рабба 10:1). Толкователь приходит к парадоксальному высказыванию: Авраам, «возлюбивший справедливость», выступает против суда по справедливости — он утверждает, что суд по справедливости погубит Вселенную. Оказывается, Авраам возлюбил не справедливость (цедек), а оправдывать (лецадек), и возненавидел он не злодейство (реша), а обвинять в злодеянии! Мидраш продолжает, цитируя псалом: «Поэтому помазал тебя Бог, Бог твой, елеем радости более сотоварищей твоих». Что же это за елей радости? Это слово Бога: «Клянусь, что десять поколений прошло от Ноаха и до тебя, но ни к кому из них не обращался Я словом, а к тебе обратился».

Итак, восстав против справедливого суда, Авраам обрел слово Бога. Авраам говорит, что судить по истине — значит уничтожить мир. Необходимо другое качество — милость (цдака или хесед). Но разве Бог сам не знает этого? Конечно, знает! Но Он словно ждал, что человек сам скажет ему об этом!

Углубляя мысль мидраша, мы приходим к выводу, что разговор между Богом и человеком может начаться лишь тогда, когда человек способен оправдать ближнего. Бог обращается к Аврааму, дарит его словом за то, что тот просит Его не судить. Отрицание объективного суда лежит в основе того мировосприятия, которое делает Человека собеседником Бога, Его партнером. «Не суди человека…» — начало Израиля и одновременно залог обретения слова Бога, обращенного к Человеку.

Что это за слово? По-видимому, оно должно указывать Человеку путь реализации Божественного плана. Таким образом, согласно мидрашу, слово, оправдывающее другого, есть двигатель сакральной истории. Авраам же в таком случае первый «помазанник» словом!


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение