next perv

Легенды евреев: Последние цари Иудеи



Выдаюшийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.
Предлагаем вам легенды о последних царях Иудеи.

Евгений Левин, переводчик

Менаше и его сын Амон

Царь Хизкия знал, что если у него родится сын, он станет величайшим грешником. Поэтому он женился с тяжелым сердцем, и лишь после долгих уговоров пророка Исайи.

У Хизкии родились два сына, Равшака и Менаше. Уже в раннем детстве стало понятно, что они совершенно не похожи на своих родителей. Как-то раз, когда царь посадил сыновей на плечи и понес их в Храм, он услышал их разговор. Один сказал: «На лысине нашего отца можно запечь рыбу». «Это стало бы отличной жертвой богам!» – воскликнул другой. Возмущенный услышанным, царь сбросил сыновей на землю. Равшака упал и разбился, Менаше же остался цел и невредим. Воистину, лучше бы он разделил судьбу брата – тогда бы он не стал убийцей и идолопоклонником, запятнавшим себя страшными преступлениями.

После смерти Хизкии Менаше перестал поклоняться Богу своего отца. Он начал делать все, что было угодно его нечестивой душе. Жертвенник был разрушен. Во внутренних покоях Храма царь поставил идола с четырьмя лицами. Идол стоял так, что откуда бы человек не входил в святилище, он непременно видел одно из его лиц.

Менаше. Портрет из сборника биографий
Promptuarii Iconum Insigniorum (1553 год)

Менаше не только отверг Бога, но и относился к людям с крайней жестокостью. Он воздвиг идола, который был так велик, что нужна была тысяча человек, чтобы сдвинуть его с места. Каждый день требовались новые носильщики, поскольку прежних царь убивал по окончании рабочего дня. Менаше хотелось, чтобы люди начали ненавидеть и презирать еврейскую веру. Не ограничившись тем, что он вычеркнул имя Всевышнего из священных писаний, царь стал давать уроки, в ходе которых глумился над Торой. Пророки Исайя, Йоэль, Миха и Хавакук бежали из Иерусалима, и укрылись на горе в пустыне, чтобы не видеть мерзких деяний Менаше. Однако царю донесли об их убежище: его обнаружил некий самаритянин, потомок лжепророка Захарии. Нечестивый монарх предал Исайю суду и приговорил к смерти, обвинив его в том, что в его пророчествах были вещи, противоречащие учению Моше. Всевышний говорил Моше: «Лица Моего видеть ты не можешь, ибо человек не может видеть Меня и остаться в живых» (Шмот, 33:20); Исайя же говорил: «Видел я Господа, сидящего на престоле высоком и величественном» (Йешаягу, 6:1). Кроме того, Исайя уподобил князей Израиля нечестивым жителям Содома и Гоморры, а также предсказывал падение Иерусалима и разрушение Храма. Пророк не стал оправдываться, понимая, что это бесполезно, а также – для того, чтобы Менаше согрешил по незнанию, а не сознательно. Тем не менее, он попытался скрыться. Узнав, что его разыскивают царские стражники, пророк произнес Непроизносимое Имя, и его поглотил огромный кедр. Царь велел распилить дерево на куски. Когда пила коснулась коры, скрывавшей уста пророка, Исайя скончался. Дело в том, что рот был единственной уязвимой частью его тела, поскольку, пророчествуя, он плохо отзывался о евреях, называя их «народом, чьи уста нечисты» (там же, 5). Исайя принял смерть в возрасте 120 лет, от руки своего внука.

Бог долготерпелив, однако Менаше в конце концов получил по заслугам и был наказан за все свои грехи и преступления. В двадцать первый год его царствования ассирийцы, вторгшиеся в Иудею, схватили Менаше и в цепях увели в Вавилон; туда же они унесли древнего идола данитов, сделанного Михой. В Вавилоне пленного царя бросили в печь, которую подогревали снизу. Поняв, что его ждет, Менаше стал взывать ко всем богам, одному за другим, моля их спасти его от страшной смерти. Естественно, боги не ответили, и он воскликнул:

– Помню, отец научил меня стиху: «При невзгоде твоей, когда постигнут тебя все эти предсказания, в будущие времена, возвратишься ты к Господу, Богу твоему, и будешь слушаться гласа Его. Ибо Бог милосердный Господь, Бог твой; Он не оставит тебя и не погубит тебя, и не забудет союза с отцами твоими, о котором Он клялся им» (Дварим, 4:30-31). Поэтому ныне я воззову к Господу. Если Он услышит меня, хорошо; если же нет – значит, все боги на одно лицо.

Услышав это, ангелы затворили все небесные окна, чтобы молитва Менаше не дошла до Всевышнего, и сказали:
– Владыка мира! Ужели ты благосклонно выслушаешь того, кто поклонялся идолам и даже воздвиг идола в самом Храме?!
– Если я не приму раскаяние этого мужа, то закрою врата раскаяния перед всеми кающимися грешниками! – ответил Всевышний. Поэтому Он открыл небольшое окошко под Престолом Славы, и принял молитву Менаше: внезапно налетел сильный ветер, и отнес царя в Иерусалим. Возвращение к Богу не только помогло ему в беде, но и принесло прощение всех прежних грехов. Менаше даже вернул себе удел в Мире Грядущем.

В те времена идолопоклонство влекло людей с такой неудержимой силой, что Менаше не помогли даже его обширные и глубокие познания в Торе (он мог истолковать книгу Ваикра 52 разными способами!). Рав Аши, один из величайших мудрецов и редакторов Талмуда, как-то «анонсировал» свой предстоящий урок такими словами: «Завтра я буду говорить о нашем коллеге Менаше». В ту же ночь царь явился ему во сне и задал вопрос, на который мудрец не сумел ответить. Когда Менаше открыл ему ответ, рав Аши, потрясенный познаниями царя, изумленно спросил, как он мог поклоняться идолам: «Если бы ты жил в мое время, то схватил бы меня за полу одежды и побежал за мной!» – ответил царь.

Сын и преемник Менаше, Амон, своим нечестием превзошел отца. Он говорил: «Мой отец в юности грешил, а под старость раскаялся. Я поступлю так же: сначала удовлетворю все желания своего сердца, а потом вернусь к Богу». Амон совершал куда более тяжкие преступления, чем его отец. Он сжег Тору; место, где прежде стоял жертвенник, покрылось паутиной; презирая еврейскую религию, царь предавался худшим видам разврата, далеко превзойдя в этом отца, который тоже любил ублажать свою плоть. Таким образом, первую часть своего плана Амон исполнил. Однако на раскаяние времени у него уже не осталось – он умер в расцвете лет, в разгар своей греховной жизни.

Йосия

За свои многочисленные грехи Амон должен был лишиться удела в Мире Грядущем, но избежал этого, ибо родил праведного и благочестивого сына. Йосия может служить примером истинного и искреннего раскаяния. Сначала он шел по стопам отца, однако затем оставил путь греха и стал одним из самых праведных царей в истории Израиля. Главной его заслугой стала попытка вернуть весь народ к истинной вере.

Все началось с того, что в Храме был найден свиток Торы, чудом не уничтоженный царем Амоном, решившим истребить все священные книги. Когда царь развернул свиток, то увидел отрывок из Второзакония: «Отведет Господь тебя и царя твоего, которого ты поставишь над собою, к народу, которого не знал ни ты, ни отцы твои» (Дварим, 28:36). Испугавшись, что изгнание уже близко, Йосия попытался умилостивить Творца религиозными реформами.

Прежде всего он попросил о заступничестве пророков. С этой просьбой он обратился не к Иеремии, но к пророчице Хульде, поскольку знал, что женщину легче разжалобить. (Иеремия и Хульда были родственниками – потомками Йегошуа бин Нуна и Рахав.) Пророчица ответила царю, что катастрофы уже не избежать. В утешение она добавила, что Храм будет разрушен только после смерти Йосии. Зная, что святилище неминуемо будет разрушено, Йосия спрятал ковчег завета, чтобы он не достался врагам и не был осквернен ими.

Большинство народа осталось равнодушным к попыткам царя вернуть евреев к Богу и его Торе. Хотя Йосии удалось прекратить публичное поклонение идолам, его подданные знали, как обмануть монарха. Йосия послал своих благочестивых слуг осмотреть жилища евреев, и был доволен отчетом о том, что они не видели ни одного идола – он не догадывался, что евреи изображали богов на внутренней стороне ворот, половина изображения на каждой створке. Поэтому царские инспектора и не могли видеть этих изображений, зато, когда они уходили, жильцы могли вволю отправлять свой излюбленный культ.

То, что Йосии довелось жить в поколении безбожников, стало причиной его безвременной гибели. Когда египетский фараон, объявивший войну Ассирии, потребовал от Йосии пропустить его войско, Иеремия советовал царю согласиться. Он напомнил о пророчестве своего учителя пророка Исайи, предвидевшего войну между Египтом и Ассирией. Однако Йосия сказал на это: «Моше, учитель наш, говорил: “И водворю мир в стране, и когда ляжете, то не будет тревожащего; и изведу лютых зверей из страны, и меч не пройдет по стране вашей. И будете гнать врагов ваших, и падут они пред вами под мечом” (Ваикра, 26:6-7)». В своем блаженном неведении царь не подозревал, что его подданные служат идолам, а потому это библейское обетование к ним не относится.

Евреи и египтяне сошлись на поле брани, и Йосию поразили 300 вражеских дротиков. В предсмертной агонии царь не жаловался и не сетовал, но лишь воскликнул: «Справедлив Господь, ибо ослушалась я слова Его» (Эйха, 1:18). Таким образом он признал, что согрешил, не послушавшись советов пророка.

Гибель Йосии

Так закончил свои дни этот праведный царь, первый и единственный после Шломо, кто правил и Израилем, и Иудеей. Ибо Иеремия возвратил в Палестину десять изгнанных северных колен и сделал их подданными царя Иосии. Весь народ оплакивал кончину обожаемого монарха. Даже Иеремия увековечил его память в своем «Плаче».

Египетскому фараону не удалось насладиться плодами своей победы: когда он попытался взойти на чудесный трон фараона, один из золотых львов ударил его лапой, и он охромел.

На престол Иудеи народ возвел Йегоахаза, хотя его брат Йегояким был на два года старше. Чтобы нейтрализовать законные притязания брата, Йегоахаз приказал помазать себя на царство. Однако его правление оказалось недолгим – уже через три месяца фараон отправил Йегоахаза в ссылку в Египет и посадил на трон Йегоякима.

Цари Йегояким и Йегояхин

Йегояким оказался очередным нечестивым монархом, жестоким к людям и неверным Всевышнему. Он сознательно носил запрещенную одежду из льна и шерсти; на своем теле он вытатуировал имена языческих богов. Чтобы не выглядеть по-еврейски, Йегояким сделал операцию, скрывающую обрезание. Царь предавался разнообразному разврату, он нередко казнил мужей, чтобы затем овладеть их женами. Будучи кощунником и богохульником, Йегояким говорил: «Предки мои не знали, как прогневать Бога. Я же честно говорю, что Он нам без надобности. Мы можем обойтись даже без света, который Он нам дарует – нам будет светить золото из земли Парваим». Видя такое нечестие, Бог подумал, не обратить ли мир в первозданный хаос. И если Он не сделал этого, то лишь потому, что и во времена Йегоякима на земле оставались праведные богобоязненные люди.

Йегояким царствовал 11 лет, пока вавилонский царь Навуходоносор не положил конец его правлению. Вавилонское войско остановилось в Дафне, пригороде Антиохии. Там его встретили мудрецы Сангедрина, хотевшие узнать, намерен ли царь разрушить Храм. Навуходоносор заверил их, что все, что он хочет, это покарать своего неверного вассала Йегоякима. Вернувшись в Иерусалим, мудрецы сообщили царю о намерениях вавилонян. Йегояким спросил мудрецов, правильно ли это, что они спасут свою жизнь ценой его жизни. Тогда мудрецы напомнили царю историю Иоава, осаждавшего город Авел-Бейт-Моах, когда горожане спасли свою жизнь, выдав мятежника Шева сына Бихри, укрывавшегося в городе. Никакие возражения царя не помешали Сангедрину поступить так же, как Иоав, полководец Давида. Схватив Йегоякима, они спустили его на цепи с городской стены, где уже ждали вавилоняне.

Навуходоносор велел, чтобы Йегоякима провели в цепях по всем городам Иудеи, а затем приказал его казнить. Однако это не утолило царский гнев, и он велел бросить труп Йегоякима псам. Собаки не оставили от тела бывшего царя ничего, кроме черепа, на котором было написано: «Это и еще что-то». Много веков спустя один мудрец нашел этот череп во вратах Иерусалима и попытался похоронить его, но тщетно – земля его не принимала. Тогда мудрец обернул череп тканью и спрятал в чулане. Через некоторое время его нашла жена мудреца. Решив, что это череп бывшей супруги ее мужа, она бросила его в огонь.

Когда Навуходоносор вернулся в Вавилон из похода в Иудею, народ устроил ему триумф. Царь объявил, что вместо казненного Йегоякима он возвел на престол сына мятежного вассала Матанию, которому дал новое имя Йегояхин. Услышав это, люди сказали: «Невозможно воспитать даже хорошего щенка с дурной родословной, тем более – дурного щенка с дурной родословной».

Навуходоносор вернулся в Дафну и сообщил Сангедрину, поспешившему из Иерусалима на встречу царю, что хочет, чтобы теперь ему выдали Йегояхина, иначе он разрушит Храм. Когда царю Иудеи передали требование вавилонян, он взошел на крышу Храма, держа в руке ключи от всех храмовых помещений, и обратился к Богу: «Владыка мира! До сего дня Ты считал нас заслуживающими доверия, и поручил нам хранить эти ключи. Ныне же, раз Ты не считаешь нас заслуживающими доверия, забери их!». Не успел Йегояхин произнести эти слова, как с небес протянулась рука и забрала ключи.

Йегояхин не хотел, чтобы Иерусалим был разрушен из-за него. Поэтому он сам сдался вавилонянам – после того, как ему поклялись, что ни городу, ни его жителям не будет причинено никакого вреда. Однако вавилоняне не сдержали своего слова. Вскоре они сослали в Вавилон не только самого царя, но и его мать, а также десять тысяч знатных евреев и знатоков Торы. Это было уже второе изгнание: казнив царя Йегоякима, Навуходоносор сослал в Вавилон триста знатных евреев, в их числе пророка Йехезкиля.

Царя Йегояхина бросили в одиночную камеру и не позволяли ему видеться с женой и семьей. Мудрецы Сангедрина, изгнанные из Иудеи вместе с царем, боялись, что род Давида пресечется. Поэтому они стали умолять Навуходоносора не разлучать Йегояхина с женой. Ей удалось привлечь на свою сторону одну из служанок, расчесывавших волосы царице Семирамиде, жене Навуходоносора. Та поговорила со своей госпожой, которая, в свою очередь, убедила мужа сжалиться над несчастным изгнанником из Иудеи.

Несмотря на то, что бывший царь был счастлив, что его жена снова находится рядом, он скрупулезно придерживался еврейских законов, регулирующих супружескую жизнь, и отказывал себе в любых удовольствиях, если они были связаны с нарушением воли Творца. Увидев это, Всевышний простил Йегояхину все его грехи, а небесный Сангедрин освободил Бога от данной им клятвы сокрушить Йегояхина и лишить его дом царства.

В качестве награды за свое благочестия бывший царь удостоился праведного богобоязненного потомства. В числе потомков Йегояхина будут не только Зрубавель, первый еврейский правитель Иудеи после разрушения Храма, но и грядущий царь-Машиах.

Легенды евреев: Разрушение Храма и изгнание

Еще по теме “Легенды евреев”


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение