next perv

Легенды евреев: Мордехай и Эстер



Выдаюшийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.
Выносим на суд читателей подборку легенд и преданий, связанных с событиями, описанными в библейской книге Эстер.

Евгений Левин, переводчик

Глупость Ахашвероша

Ахашверош был глупым, неустойчивым правителем. Он пожертвовал женой Вашти ради Амана, а затем пожертвовал Аманом ради жены Эстер. Он проявил глупость, устроив пышный праздник для приехавших издалека гостей прежде, чем завоевал любовь жителей столицы.

Его указ, повелевающий женам слушаться мужей, вызывал всеобщий смех. Каждый, читавший его, говорил: «Ну надо же,  муж должен быть хозяином в своем доме!». Однако даже этот глупый указ оказался не напрасным. Подданные Ахашвероша поняли, с кем имеют дело, и не предавали значения последующим указам. Именно поэтому указ об уничтожении евреев не произвел того эффекта, на который рассчитывали Аман и Ахашверош. Люди усмотрели в нем очередную глупую причину, и спокойно восприняли его последующую отмену.

Свой истинный характер царь проявил, когда протрезвел. Узнав, что Вашти казнена, он разгневался на семерых советников, и повелел их казнить.

Иначе как глупостью не назовешь и то, как он искал самую красивую девушку своего царства. В аналогичной ситуации царь Давид поступил мудро, послав своих слуг привести к нему самую красивую девушку – каждый хотел удостоиться чести отдать свою дочь за царя. Ахашверош поступил иначе: его слуги собрали в гареме множество красавиц со всех концов страны, чтобы среди них царь искал свою избранницу. В результате женщины царства попрятались, чтобы не попасть в царский гарем, поскольку ни одна не могла быть уверена, что именно ее сочтут достойной стать царицей.

Ахашверош был не только глуп, но и распутен. Он приказал силой забирать девиц у родителей, а жен у мужей, и запер всех женщин в своем гареме. Впрочем, нравы у язычников были такими низкими, что некоторые девицы сами демонстрировали всем свои прелести, чтобы наверняка обратить на себя внимание царских слуг.

Что же касается Эстер, то в течение четырех лет Мордехай не выпускал ее из дома, чтобы царские агенты ее не нашли, поскольку девушка славилась своей красотой. Царские слуги вернулись в Шушан и признались царю, что самую красивую девушку они так и не нашли.

Эстер (или одалиска). Франсуа Леон Бенувиль (1821—1859)

Тогда Ахашверош издал указ, предписывающий казнить любую женщину, которая будет прятаться от его слуг. У Мордехая не осталось выбора, кроме как вывести Эстер из ее укрытия. Естественно, ее сразу же заметили и доставили в царский дворец.

 

Мордехай

О происхождении Мордехая и его племянницы Эстер Писание говорит весьма лаконично. Однако его родословную можно проследить вплоть до праотца Йакова (Мордехай был его потомком в 44-м поколении).  Помимо отца Мордехая, Писание упоминает лишь одного его предка, Шими. И это не случайно. Шими – никто иной, как Шими бен Гера, который поносил и проклинал Давида, когда тот бежал от Авшалома. Шими был бы убит Авишаем, если бы Давид не вмешался и не остановил своего слугу.  Пророческим взором Давид узрел, что во времена Ахашвероша потомок Шими станет спасителем Израиля. Поэтому он поступил с ним милостиво, и даже на смертном одре попросил своего сына Шломо не мстить Шими прежде, чем он достигнет преклонных лет и больше не сможет иметь детей.  Поэтому Мордехая по праву называли и иудеем (т.е. потомком Йегуды), и потомком Биньямина – ведь он появился на свет не только благодаря предкам из колена Биньямина, но и благодаря Давиду из колена Йегуды, пощадившего Шими.

 Эстер  и Мордехай. Арент де Гелдер, 17 в.

Шими удостоился стать предком спасителя Израиля благодаря своей жене. Когда Йонатан и Ахимаац, лазутчики Давида, воевавшего со своим сыном Авшаломом, бежали от наемников царевича, они увидели, что двери дома Шими открыты. Заскочив в дом, они спрятались в чулане, и не были замечены благодаря хитрости жены Шими, быстро обставившей чулан как женскую спальню. Обыскивая дом, люди Авшалома не стали осматривать это помещение, решив, что такие благочестивые люди, как Йонатан и Ахимаац, не станут прятаться в женских покоях. Всевышний решил, что за спасение двух праведных людей женщина получит награду: двое из ее потомков станут спасителями Израиля.

По материнской линии Мордехай происходил из колена Йегуды. В любом случае, он был иудеем в подлинном смысле этого слова: неизменно заявлял о своем еврействе и не прикасался к запрещенным кушаньям, которые подавали на пиру у Ахашвероша.

Все имена Мордехая свидетельствовали о его благочестии. Имя Мордехай, к примеру, состояло из слов мор (мирт) и декай (чистый) – он был чист и благороден, как чистое миро. «Сын Яира» — сын, который просветлил (ѓеир) глаза Израиля своей молитвой; «сын Шими» — сын, чью молитву услышал (шама) Бог; «сын Киша» — сын, который стучал (ѓекиш) во Врата милости, и они растворились для него. Еще его называли Бильшан, знаток языков (лашон), ибо, будучи членом Синедриона, он понимал все семьдесят языков народов мира, и даже язык глухонемых.

Как-то накануне Песаха не удалось достать ячменя нового урожая. Пришел глухонемой и указал одной рукой на крышу, а другой на сарай. Мордехай сразу понял, что тот имеет в виду селение Гагот-Црифим («Крыши хижин»), и что там можно найти ячмень нового урожая для принесения омера. В другой раз глухонемой одной рукой показал на свои глаза, а другой – на дужку дверного замка. Мордехай понял, что речь идет о селении Эйн-Сорек («Сухой ручей»), ибо айн на иврите означает и глаз, и ручей, а сикра по-арамейски – и «дужка», и «истощение».

Мордехай принадлежал к высшей иерусалимской аристократии. Будучи царских кровей, он был депортировал в Вавилон вместе с царем Йехонией по приказу Навуходоносора, который на первый раз выселил только знатных и влиятельных. Затем он вернулся в Иудею, но остался там ненадолго. Мордехай предпочел жить в диаспоре, чтобы следить за воспитанием Эстер. Когда Кир и Дарий захватили Вавилон, Мордехай, Даниэль и вся местная еврейская община последовали за царем Киром в Шушан, где Мордехай основал йешиву.

 

Красота и благочестие Эстер

Мать Эстер умерла родами. Поскольку ее отец умер незадолго до этого, девочка осталась круглой сиротой. Мордехай и его жена пожалели бедную девочку. Жена стала ее кормилицей, да и сам Мордехай без колебаний ухаживал за младенцем, делая вещи, которые обычно делают только женщины.

У девочки было два имени, Эстер и Адасса, и оба свидетельствовали о ее благочестии. Ее называли Адасса (мирт), поскольку ее добрые дела «благоухали» подобно миртлу. Кроме того, мирт – символ благочестия, поскольку как мирт зеленеет и зимой, и летом, так и праведники не знают бесчестья ни в этом мире, ни в Мире Грядущем.  Кроме того, у мирта приятный запах, но горький вкус – так и Эстер была приветлива с евреями и жестока к Аману и его подельникам.

Царица Эстер. Минерва Тейчерт, 1939

Имя Эстер тоже многозначно. На иврите оно означает «скрывающая» – подходящее имя для племянницы Мордехая, умевшей хранить тайны и долгое время скрывавшей свое происхождение от царя и его придворных. Сама она много лет пряталась в доме дяди, чтобы не попасться на глаза царским соглядатаям. И самое главное – она была сокровенным светом, в нужный момент просиявшим посреди непроглядной тьмы.

Эстер была ни слишком высокой, ни слишком низкой – идеально среднего роста. (Еще одна причина, почему ее назвали Мирт – это растение не бывает ни слишком высоким, ни слишком низким). В обычном смысле этого слова Эстер никогда не была красавицей. Тем не менее, даже несмотря на желтоватый цвет лица, всех восхищали и покоряли ее миловидность и обаяние. И это не было обаяние юности – когда Эстер появилась при дворе, ей исполнилось 75 лет, но, несмотря на это, покорила сердца всех, кто ее видел, от царя до евнухов. Так исполнилось обещание, которое Бог дал Аврааму, когда тот покинул отцовский дом: «Ты покидаешь отцовский дом в 75 лет. Поэтому знай, что тому, кто спасет твоих потомков в Мидии, тоже будет 75 лет».

И еще одно историческое событие, предвосхитившее рождение Эстер. После разрушения Иерусалима евреи начали плакать: «Мы осиротели, и нет у нас отца». И тогда Бог сказал: «Очень скоро избавитель, которого я пошлю вам в Мидии, будет сиротой без отца и матери».

Ахашверош поставил Эстер между двумя группами красавиц: справа от нее стояли мидянки, слева – персиянки. Эстер оказалась миловиднее всех. Даже Йосеф, которого называли Прекрасным, не смог бы превзойти Эстер миловидностью. Каждый, кто ее видел, говорил, что она – идеал красоты его народа. И все в один голос говорили: «Вот кто достоин стать царицей».

Напрасно Ахашверош четыре года искал себе жену. Напрасно отцы тратили время и деньги, приводя к нему своих дочерей, надеясь, что одна из них придется ему по нраву. Ни девицы, ни женщины не нравились Ахашверошу. Однако стоило ему бросить взгляд на Эстер, как он сразу почувствовал, что нашел именно ту, кого ждал столько лет.

Все эти годы в царских покоях висел портрет Вашти. Ахашверош не мог забыть отвергнутую им царицу. Но стоило ему увидеть Эстер, как на стене появился ее портрет. У Эстер были и миловидность юной девы, и обаяние зрелой женщины.

Перемена судьбы никак не отразилась на поведении и характере Эстер.  До старости лет ей удалось сохранить не только красоту, но и чистоту души и помыслов. Другие женщины, стоило им переступить порог дворца, сразу же выдвигали завышенные требования. Эстер же оставалась скромной и ничего не просила. Другие красавицы требовали, чтобы семь приставленных к ней служанок непременно обладали определенными качествами, и чтобы они не отличались от хозяйки ни ростом, ни телосложением. Эстер же ничего не требовала.

Однако ее непритязательность пришлась не по нраву Гегаю, старшему евнуху гарема. Он боялся, что если царь узнает, что Эстер ничего не делает для поддержания своей красоты, то обрушит свой гнев на него, и дело может кончиться виселицей. Чтобы избежать столь печальной участи, евнух задарил Эстер драгоценными камнями и выделил из числа всех женщин, собранных во дворце – подобно тому, как Йосеф щедрыми подарками выделил ее предка Биньямина из числа братьев.

Особенно внимательно Гегай следил за тем, как Эстер ест. Он приносил ей кушанья с царского стола, однако она, естественно, к ним даже не притрагивалась. Эстер ела лишь то, что дозволено еврея. Поэтому она питалась только растительной пищей – подобно Ханании, Мишаэлю и Азарии при дворе Навуходоносора. Запрещенные кушанья она отдавала своим нееврейским служанкам. Помимо них, Эстер прислуживали семь еврейских девушек, на которых она могла полагаться во всем, что касается соблюдения еврейских законов.

Оторванная от своих братьев-евреев, Эстер боялась, что забудет, когда наступает суббота. Чтобы этого не случилось, она дала своим служанкам особые имена, напоминавшие, какой сейчас день. Первую звали Хульта (рабочий день), она прислуживала по воскресеньям. В понедельник наступала очередь Ракиты, чье имя напоминало небесный свод (ракия), сотворенный во второй день творения. По вторникам прислуживала Генута – ее имя напоминало слово ган (сад), ибо растения были сотворены в третий день. По средам – Негорита («светящаяся»), поскольку светила были сотворены в четвертый день. В четверг – Рухшита («движение»), поскольку в четверг Бог сотворил живых существ. В пятницу, когда были сотворены звери, Эстер прислуживала Хурфита («овечка»). Наконец, субботнюю служанку звали Регуита («покой»). Таким образом Эстер всегда знала, когда суббота.

Мордехай ежедневно приходил к воротам дворца, чтобы у Эстер была возможность получить у него наставление по всем вопросам, возникавшим у нее в связи с соблюдением еврейских законов. Живой интерес, который Мордехай проявлял к физическому и духовному благополучию Эстер, было связано не только с тем, что она была его племянницей, а он – ее дядей и опекуном сироты. Их соединяли куда более крепкие узы – узы супружества, поскольку, когда Эстер вошла в возраст, Мордехай взял ее в жены. Разумеется, Эстер была готова пожертвовать жизнью во имя супружеской верности, и с радостью приняла бы смерть от рук царских палачей, лишь бы не делить ложе с другим мужчиной, кроме своего мужа. К счастью, этого не потребовалось, поскольку ее брак с Ахашверошем так и не завершился телесной близостью: Бог создал суккуба, которому предал облик Эстер, которая и делила ложе с царем. Эстер же никогда не имела близости с Ахашверошем.

По совету дяди, Эстер хранила свое происхождение в тайне. Мордехай руководствовался несколькими соображениями. Прежде всего этого требовала его скромность. Он считал, что если Эстер скажет царю, что ее воспитал Мордехай, Ахашверош захочет назначить его на высокий пост. В данном случае Мордехай не ошибался: царь действительно предлагал Эстер сделать ее друзей и родственников князьями и сатрапами, если она назовет их имена.

Еще одной причиной хранить происхождение Эстер в тайне было опасение, что рано или поздно она может разделить судьбу Вашти. И если ей суждено будет погибнуть, Мордехай не хотел, чтобы вместе с ней на плаху пошли и другие евреи. Кроме того, Мордехай хорошо знал, что после изгнания из Святой Земли язычники испытывают неприязнь и враждебность к евреям, и боялся, что антисемиты попытаются погубить Эстер и ее родственников.

Зная, сколько опасностей угрожает евреям, Мордехай каждый день справлялся о благополучии Эстер. За это он получил награду Свыше. Всевышний сказал: «Если ты так заботишься о благополучии одной единственной души, именно тебе Я порочу заботу о благополучии всего народа Израиля». В награду же за скромность Всевышний сказал: «За то, что ты не пожелал величия, Я возвеличу тебя превыше всех обитателей земли».

Напрасно старался Ахашверош узнать тайну происхождения Эстер. Ради этой цели он устроил большое празднество, но Эстер не теряла контроля над собой. На все настойчивые  вопросы царя у нее был ответ: «Я не знаю ни своего народа, ни своей семьи, так как потеряла обоих родителей еще в младенчестве». И поскольку Ахашверош очень хотел оказать милость соплеменникам своей возлюбленной, он освободил от налогов и податей всех своих подданных – таким образом, решил царь, ее народ тоже будет облагодетельствован.

Когда царь увидел, что милостью и щедростью ничего не добился, он решил выведать тайну с помощью угроз. Однажды, когда на его расспросы Эстер, как обычно, ответила: «Я сирота, и Бог, отец всех сирот, позаботился обо мне», – Ахашверош заявил: «Тогда я снова соберу дев». Он надеялся вызвать у Эстер ревность, ибо «женщина ревнует только к своей сопернице».

Когда Мордехай узнал, что во дворец снова собирают женщин, его охватило беспокойство за судьбу племянницы. Догадываясь, что ее может постигнуть участь Вашти, он страстно желал знать, что с ней и как. Что же до Эстер, то она просто следовала примеру своих соплеменников. Она могла смиренно молчать, подобно Рахель, матери Биньямина, которая смиренно молчала, когда ее отец Лаван дал в жены Йакову не ее, а ее сестру Лею; или подобно Шаулю из колена Биньямина, который проявил скромность, когда дядя спросил его об ослицах – сказав, что нашел ослиц, он умолчал о том, что был помазан на царство. Рахель и Шауль удостоились награды за свое самоотречение – в числе их потомков оказалась такая женщина, как Эстер.

 

Читайте также:

Легенды евреев: Праздник в Шушане и судьба Вашти

Легенды евреев: Мордехай и Аман

 


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение