next perv

Легенды евреев: Мордехай и Аман



Выдаюшийся ученый и талмудист, уроженец Ковно Луис (Леви) Гинцберг (1873–1953) по праву считался одним из лидеров американского еврейства. Его перу принадлежит множество статей, исследований, галахических респонсов. Однако наибольшую известность Гинцбергу принес семитомник  «Сказания еврейского народа», в котором он собрал и систематизировал множество легенд и преданий, рассыпанных по страницам Талмуда и классических мидрашей.  Опубликованные еще в начале прошлого века, “Сказания” практически сразу стали классикой.
Выносим на суд читателей подборку легенд и преданий, связанных с событиями, описанными в библейской книге Эстер.

Евгений Левин, переводчик

Заговор

 

Как-то между Ахашверошем и Эстер состоялся такой разговор: царь спросил царицу, чья она дочь.

– А ты чей сын?

– Я царь и сын царя!

– А я царица, дочь царей из царского дома Шауля. Если ты настоящий князь, как ты мог казнить Вашти?

– Я поступил так не по своей воле, но по совету князей Персии и Мидии.

– Твои предшественники не принимали советов обычных людей – им советовали пророки. К Навуходоносору, царю Вавилона, Ариох привел Даниэля. Бельшацар тоже приказал привести Даниэля.

– Но разве остались еще пророки?

– Ищи и найдешь.

Так Мордехай получил при дворе должность, которую прежде занимали два других царедворца, Бигтан и Тереш. Возмущенные, что место, принадлежавшее прежде сенаторам, отдано варвару, отставленные вельможи решили отомстить царю и убить его. Они задумали подсыпать ему яду. Сделать это было несложно, поскольку заговорщики были царскими виночерпиями, и у них было много возможностей капнуть яду в кубок, подносимый царю. Если бы план удался, это стало бы местью не только царю, но и Мордехаю: все бы подумали, что Ахашверош умер из-за того, что доверил свою жизнь Мордехаю, тогда как при Бигтане и Тереше он был в полной безопасности. Свой план они обсуждали прямо при Мордехае, ошибочно полагая, что он не понимает их родного тарсийского языка. Заговорщики не знали, что, будучи членом Синедриона, Мордехай понимал все семьдесят языков народов мира. В результате язык привел их на эшафот.

Мордехай подслушивает Бигтана и Тереша. Неизвестный автор, 1510-1520

Впрочем, Мордехаю не сразу потребовались его познания в языках – о заговоре двух придворных он узнал благодаря своему пророческому дару и ночью явился во дворец. Чудесным образом дворцовая стража его не заметила. Мордехай вошел беспрепятственно и подслушал беседу двух заговорщиков.

У Мордехая было несколько причин спасти Ахашвероша. Прежде всего, он надеялся, что после этого царь будет благоволить евреям, и, самое главное, дозволит им отстроить Храм. Во-вторых, он боялся, что если царя убьют сразу после того, как он получил место при дворе и в государстве, язычники решат, что беда случилась из-за евреев: царской женитьбы на Эстер и назначения Мордехая.

Эстер полностью доверяла Мордехаю, поэтому сразу поверила, когда он сообщил ей о заговоре с целью цареубийства. Она верила, что Бог сделает так, как хочет ее дядя, поэтому даже если у Бигтана и Тереша и не было таких планов, теперь они обязательно устроят заговор, чтобы слова Мордехая оказались правдой. Царица оказалась права. Прослышав, что их заговор раскрыт, заговорщики быстро убрали яд, который уже подсыпали в кубок Ахашвероша. Однако чтобы Мордехай не прослыл лжецом, Всевышний сделал так, чтобы в кубке опять появился яд, и заговорщики были обличены в своем преступлении. Царь повелел проверить питье, которое ему подали, и в нем оказалась отрава. Нашлись и другие улики, обличающие двух заговорщиков. Выяснилось, что они прислуживали царю одновременно, хотя, согласно дворцовому распорядку, должны были дежурить в разное время. Стало понятно, что они замыслили какое-то темное дело.

Заговорщики попытались избежать тяжелой расплаты за свое преступление, покончив с собой. Но из этого ничего не вышло, и их распяли на крестах.

 

Ненавистник евреев Аман

После заговора Бигтана и Тереша Ахашверош решил, что никогда больше не вверит свою жизнь сразу двум придворным, но поручит заботу о своей личной безопасности одному человеку. Этим человеком стал Аман. Это назначение стало проявлением черной неблагодарности по отношению к Мордехаю, спасителю царя и самому очевидному кандидату на это место. Однако у Амана было одно несомненное преимущество – он был сказочно богат. Если не считать Кораха, это был богатейший человек, когда-то живший на земле, ибо ему удалось прибрать к рукам казну Храма и царей Иудеи.

У Ахашвероша была еще одна причина возвысить Амана. Он хорошо знал, что Мордехай мечтает увидеть Храм отстроенным, и инстинктивно понимал, что не сможет отказать тому, кто спас его от неминуемой смерти. Однако согласиться на это он был не готов. Поэтому в качестве противовеса Мордехаю он возвысил Амана, полагая, что «то, что один из них построит, другой разрушит».

Ахашверош давно знал, что Аман ненавидит евреев. Когда попытка отстроить Храм привела к конфликту между иудеями и их соседями-язычниками, и сыновья Амана подали Ахашверошу донос на евреев, обе стороны решили послать к царю своих представителей, чтобы отстаивать свои интересы. Еврейским делегатом был выбран Мордехай, тогда как противники восстановления Храма не могли найти лучшего кандидата, чем ярый ненавистник евреев Аман.

Что же до характера Амана, то у царя был случай убедиться, что представляет из себя этот царедворец, поскольку это был никто иной, как Мемухан – вельможа, виновный в казни Вашти. Когда царь прогневался на царицу, среди семи князей Персии Мемухан был младшим по рангу. Однако, будучи гордецом, когда царь спросил, как наказать Вашти, именно он взял слово первым, согласно поговорке «простолюдин лезет вперед».

Аман возненавидел Вашти после устроенного ею пира, на который царица не пригласила его жену. Кроме того, однажды Вашти нанесла ему оскорбление, ударив по лицу. Наконец, Аман надеялся, что если сумеет избавиться от Вашти, то сможет выдать за царя свою дочь.

Аман был не единственным недовольным придворным. Заговор Бигтана и Тереша в значительной степень был местью Ахашверошу, выбравшему Эстер, а не кого-то из своих соплеменниц

Тем не менее, когда Эстер стала царицей, Аман приложил максимум усилий, чтобы добиться ее расположения. Он решил, что, независимо от того, еврейка она или язычница, он объявит себя ее родственником: если она еврейка, то как потомок Эсава, брата Яакова; если язычница, то поскольку «все язычники родственники».

 

Гордость Мордехая

Когда Ахашверош возвысил Амана, он издал указ, что при виде первого министра все должны падать перед ним ниц и воздавать ему божественные почести.  Чтобы подчеркнуть, что воздаваемые ему почести носят языческий характер, Аман носил поверх одежды изображение идола, поэтому каждый, склонившийся перед ним, одновременно поклонялся идолу.

Мордехай оказался единственным придворным, не подчинившимся царскому указу.  Все остальные вельможи, включая самых знатных и высокопоставленных, воздавали временщику предписанные царем почести. Евреи умоляли Мордехая не раздражать Амана, чтобы не навлечь погибель на весь народ Израиля. Однако Мордехай оставался тверд. Никакие уговоры не могли заставить его воздать смертному человеку почести, которые можно воздавать одному Всевышнему.

Аман и Мордехай. Пьер Леруа, 1884 г.

Царские слуги, сидевшие у ворот дворца, говорили Мордехаю: «Чем ты лучше нас, что мы должны почитать Амана и падать перед ним ниц, ты же не обращаешь внимания на царский указ?». Мордехай отвечал им: «Глупцы, лишенные разума! Слушайте, что я вам скажу. Кто есть человек, чтобы вести себя гордо и надменно – человек, рожденный женщиной и живущий недолго? Рождение его – плач и мука, юность – боль и стоны, все дни его полны забот, а кончит он тем, что возвратится в прах. Ужели я должен падать ниц перед таким существом? Я встаю на колени лишь перед Богом, Отцом Небесным, Огнем, пожирающим другие огни, держащим землю на своих плечах, распростершим небеса своею силой; перед тем, кто затмевает солнце, когда это Ему угодно, и озаряет тьму светом; перед тем, кто повелел песку стать пределом моря; кто сделал морскую воду соленой, и заставил волны пахнуть вином; кто сковал море цепями и запер его в безднах, чтобы оно не затопило сушу – оно гневается, но не может перейти положенного предела. Словом своим Он создал небосвод, который подвесил в воздухе, словно облако; он распростер его над миром, подобно шатру, накрывающему всю землю. Силой своей Он удерживает все, что есть наверху и внизу. Солнце, луна и знаки зодиака бегут пред Ним, звезды и планеты не знают ни минуты покоя, но бегут пред Ним, словно гонцы – бегут то вправо, то влево, исполняя волю своего Создателя. Его следует славословить, перед Ним падать ниц».

Придворные сказали: «Но разве ты не знаешь, что твой предок Йаков склонился перед его предком Эсавом?».

На это Мордехай отвечал: «Я – потомок Биньямина, который еще не родился, когда его отец Йаков и его братья кланялись и простирались ниц перед Эсавом. Мой предок никогда не оказывал таких почестей смертным. Именно поэтому Биньямин получил в удел землю, на которой был построен Храм – место, где евреи и все люди земли простираются перед Богом, должно принадлежать тому, кто никогда не падал ниц перед смертным. Поэтому я не склоню колени перед нечестивым Аманом, и не паду ниц перед ним».

На первых порах Аман пытался задобрить Мордехая ложной скромностью. Словно не замечая его поведения, временщик подошел и нему и приветствовал такими словами: «Мир тебе, мой господин». Но Мордехай резко ответил: «Нет мира, – сказал Бoг мой, – нечестивым» (Йешаягу, 57:21).

Ненависть Амана к Мордехаю была не только наследственной неприязнью потомка Агага к потомку Шауля. И даже то, что Мордехай отказался кланяться, было не главным. Дело в том, что Мордехай знал о некоторых обстоятельствах прежней жизни Амана, и в любой момент мог предать их гласности, что было бы для Амана весьма неприятно. Именно этим объяснялось, как сильно ненавидел он Мордехая.

Как-то против Ахашвероша восстал один индийский город. На подавление мятежа было послано войско под началом Амана и Мордехая. Полагали, что поход продлиться три года, и все приготовления были сделаны в соответствии с этим расчетом. Однако к концу первого года Аман израсходовал все продовольствие, собранное для его армии на всю кампанию. Мучимый стыдом, он обратился за помощью к Мордехаю. Тот, однако, отказал ему в помощи, поскольку оба воеводы получили одинаковое количество продовольствия для одинакового числа воинов. Аман предложил взять в долг и вернуть с процентами. Мордехай вновь отказал, по двум причинам. Во-первых, если бы он поделился с Аманом продовольствием, пострадали бы его собственные воины. А во-вторых, в этом случае закон запрещал брать проценты, ибо сказано: «Не вымогай роста у брата твоего: иноземцу можешь отдавать в рост, а брату твоему не отдавай в рост» (Дварим, 23:20-21) – а Йаков и Эсав, предки Мордехая и Амана, были родными братьями.

Когда возникла угроза голода, воины, которыми командовал Аман, стали угрожать ему смертью, если он не обеспечит их продовольствием. Аман снова обратился к Мордехаю, пообещав вернуть в десятеро. Еврейский полководец вновь отказал, однако предложил помочь при одном условии: если Аман продаст себя в рабство и станет рабом Мордехая. Загнанный в угол, Аман согласился, и, поскольку во всем лагере не нашлось бумаги или пергамента, написали договор прямо на колене у Мордехая.

Купчая крепость гласила: «Я Аман сын Хамедаты, потомок Агага, был послан царем Ахашверошем воевать с одним индийским городом, во главе войска, насчитывавшего 60 тысяч солдат, получив для него необходимые запасы продовольствия. Такой же приказ получил Мордехай сын Шими, потомок Биньямина. Но я растратил продовольствие, выданное мне царем, и мне стало нечем кормить свое войско. Я хотел одолжить у Мордехая с лихвой, но, поскольку Эсав и Йаков были братьями, он не согласился одолжить мне с лихвой, и мне пришлось продать себя в рабство и стать его рабом. И если теперь я откажусь служить ему как раб, или стану отрицать, что я его раб, или если мои дети или дети моих детей до конца времен откажутся служить ему хотя бы один день в неделю, или если из-за этой купчей я стану его врагом, подобно Эсаву, возненавидевшему Йакова после того, как продал ему первородство – во всех этих случаях из дома виновного будет взята балка, и его на ней повесят. Я, Аман сын Хамедаты, потомок Агага, без всякого принуждения, по своей воле соглашаясь стать вечным рабом Мордехая, в соответствии с условиями этой купчей крепости».

Позже, когда Аман стал первым человеком государства, Мордехай, встречая его, обнажал колено, чтобы временщик видел купчую крепость. Поэтому Аман так возненавидел Мордехая и других евреев, что решил уничтожить их всех до единого.

 

Жребий

Если сначала Аман ненавидел одного Мордехая, то со временем его ненависть возросла, и он решил заодно уничтожить всех коллег Мордехая, знатоков Торы. Однако и этого ему показалось мало, и ум задумал истребить всех соплеменников Мордехая, т.е. всех евреев.

Однако прежде, чем приступить к осуществлению своего плана, Аман решил узнать наиболее благоприятное время для этого предприятия. Для этого он кинул жребий.

Сначала он решил выяснить наиболее благоприятный день недели. Писец Шимшай начал кидать жребий. Воскресенье не подошло, ибо в этот день Бог сотворил небо и землю, что существование зависит от Израиля: если бы не завет Всевышнего с Израилем, не стало бы ни дня, ни ночи, ни неба, ни земли.  Понедельник тоже не подошел, ибо в этот день Бог отделил небесные воды от земных – это символизировало отделение евреев от язычников. Вторник, когда были сотворены растения, отказался помогать в деле уничтожения евреев, которые служат Всевышнему с помощью пальмовых ветвей. Среда так же возмутилась против уничтожения евреев, сказав: «В этот день были сотворены небесные светила; Израиль, подобно им, светит всему миру. Поэтому прежде уничтожь меня, а уж потом Израиль». Четверг сказал: «Владыка мира! В этот день были сотворены птицы, которых приносят в грехоочистительную жертву. Если евреев не станет, кто будет приносить жертвы? Прежде уничтожь меня, а уж потом Израиль». Пятница оказалась неблагоприятной для замыслов Амана, поскольку в этот день был сотворен человек, а Бог сказал Израилю: «Человек вы» (Иехезкель, 34:31)

Сбитый с толку, Аман отказался от мысли найти благоприятный день недели и начал искать самый благоприятный месяц для осуществления своего преступного замысла.  И ему показалось, что только в адаре не произошло ничего благоприятного для евреев: все остальные месяцы явно не подходили для его планов.

Фрагмент Свитка Эстер. Знак Рыб соответствует месяцу адар. Германия. Начало XIX века (источник)

В нисане евреи были освобождены из Египта.

В ияре они победили амалекитян.

В сиване эфиоп зерах потерпел поражение в войне с царем Асой.

В тамузе были побеждены аморейские цари.

В аве евреи одержали победу над Арадом.

В тишрее Шломо освятил Храм.

В хешване было закончено строительство иерусалимского Храма.

Кислев и тевет – месяцы, когда евреи завоевали земли царей Сихона и Ога.

В швате одиннадцать колен победили и перебили нечестивых потомков Биньямина.

Только в адаре не произошло ничего хорошего для евреев – напротив, в этот месяц умер Моше. (Аман не знал, что Моше родился так же в адаре).

Затем Аман проверил двенадцать знаков зодиака, и снова вышло, что адар – самый неблагоприятный месяц для евреев.

Первое созвездие, Овен, сказало Аману: «Израиль – отбившаяся овца» (Ирмиягу, 50:17); ужели отец поведет своего сына на заклание?

Телец сказал: Израиль – прародитель первородных тельцов.

Близнецы: «Тамар родила Йегуде близнецов, подобных нам».

Рак: На иврите меня называют сартан («терка»), а об Израиле сказано, что всякий обижающий их будет стерт.

Лев: Бога называют львом – ужели лев дозволит лисице покусать своих детей?

Дева: Я – дева, а Израиль подобен деве.

Весы: Израиль соблюдает закон Торы о правильных мерах и весах, а потому находится под защитой Весов.

Скорпион: Израиль подобен мне, ибо и их называют скорпионами.

Стрелец: Иудеи – отменные лучники, а направленные против них «луки героев ломаются» (Шмуэль I, 2:4).

Козерог: Козел принес благословение Йакову, прародителю Израиля; благословение предка не может принести несчастье его потомкам.

Водолей: Их владения подобны ведру, а потому Водолей может лишь благоволить им.

Только Рыбы – по крайней мере, в интерпретации Амана – не сказали об Израиле ничего хорошего, ибо о евреях было сказано, что они будут проглочены, словно рыбы. Всевышний, однако, сказал: «Злодей! Рыб иногда глотают, а иногда они сами глотают!» Когда же Аман начал метать жребий, Бог сказал: «Злодей! Какой бы жребий не выпал, это будет твой жребий – тебе суждено быть повешенным!».

Читайте также:

Легенды евреев: Праздник в Шошане и судьба Вашти

Легенды евреев: Мордехай и Эстер

Легенды еврееа: Падение Амана

Книга Эстер


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение