next perv

КТО И ПОЧЕМУ ИЗОБРЕЛ ЕВРЕЙСКИЙ НОС  



Сара Липтон

_________

Сара Липтон – профессор средневековой истории в университете штата Нью-Йорк; была стипендиатом Кулльмановского центра Нью-Йоркской публичной библиотеки, музея Метрополитен и Оксфордского университета. Липтон принадлежит к современной школе еврейских историков, которую можно назвать «ревизионистской». В отличие от своих предшественников конца XIX-начала ХХ вв., они видят еврейскую историю не одной лишь  последовательностью гонений и погромов, а как много более сложный и комплексный исторический процесс. Книга  Липтон «Темное зеркало. Зарождение антисемитской иконографии в средние века» (2014) стала культурным событием. Антисемитские образы Средневековья рассматриваются в ней как то «темное зеркало», в котором христианство видело собственное искаженное и уродливое отражение.  

__________  

В 1940 году нацисты выпустили на экраны пропагандистский фильм под названием «Вечный жид». Его создатели уверяли, что евреи представлены в фильме в своем «истинном обличии», то есть «до того, как они надели маску цивилизованных европейцев». Инсценировки еврейских ритуалов перемежались съемками евреев в ермолках и кафтанах, снующих по переполненными их собратьями улицам; все было призвано показать мрачный и примитивный характер еврейской жизни. Но в первую очередь пропагандистов интересовали еврейские лица. Их камеры подолгу, крупным планом снимали глаза, носы, бороды и рты. Создатели фильма были уверены, что вид определенных, стереотипно «еврейских» черт вызовет у зрителей отвращение и презрение.    

Le_Juif_eternel

Афиша фильма «Вечный жид»

Художник, рисовавший афишу фильма, судя по всему, был с ними полностью согласен. Место более очевидных символов еврейства (ермолка, пейсы, шестиконечная звезда) заняло одно только смуглое, крючконосое, мясистое лицо. Собственно говоря, название фильма на афише можно было и не писать. В Европе 1940-го года такой образ еврея был повсеместным: подобные изображения можно было видеть на плакатах и обложках памфлетов, в газетах и даже детских книгах.

Тем не менее, этот образ был очень далек от «вечного». Антисемитизм справедливо и печально прославился в качестве «самой давней ненависти», однако до 1000 года в западном искусстве не существовало отличительного образа еврея – не говоря уж о стереотипе смуглого и крючконосого персонажа. На более ранних памятниках и иллюстрациях, безусловно, изображались иудейские пророки, армии и цари, но различить их можно было только в контексте, так как они ничем не отличались от прочих мудрецов, солдат или царей. Даже самые нечестивые евреи наподобие священников, призывавших Пилата распять Христа, какие изображены в кодексе Эгберта (ок. 980-985), внешне никак не выделены – чтобы пометить их как евреев, иллюстратору понадобились пояснительные надписи.

Hs 24 folio 82r

Иисус, Пилат, священники и солдаты (Кодекс Эгберта, ок. 985).

Когда же христианские художники наконец решили чем-то выделить евреев, делать это они стали не с помощью черт лица, особенностей фигуры либо ритуальных предметов, но… головных уборов. Период около 1100 года стал временем углубленных библейских исследований, растущего интереса к прошлому и серьезных художественных новаций. Если в раннем средневековом искусстве предпочтение отдавалось образам Нового Завета, теперь мастера вновь обратились к ветхозаветным сюжетам. На страницах богато иллюстрированных Библий и резных фасадах романских церквей, возводившихся в Западной Европе, начали появляться изображения иудейских пророков в характерных остроконечных колпаках.

Головные уборы пророков не имели ничего общего с настоящей еврейской одеждой (нет никаких свидетельств того, что евреи данной эпохи носили подобные колпаки или, если уж на то пошло, какие-либо особые головные уборы – религиозные евреи начали регулярно покрывать головы не ранее XVI столетия). Прообразом «еврейского остроконечного колпака» стали митры древних персидских жрецов; колпак символизировал религиозную влиятельность. В рукописях, на фресках и мозаиках, в скульптурах из слоновой кости похожие колпаки давно уже появлялись на головах трех волхвов, этих «мудрецов с востока», принесших дары младенцу Иисусу – и явно не связывались ни с какими негативными смыслами. Изображения «еврейских колпаков» скорее придавали передовым художественным произведениям дух священной старины. Тем самым они защищали новые изукрашенные здания и манускрипты от обвинений в «новизне» – страшном грехе в средневековом христианском обществе, боявшемся перемен. По этой же причине пророки изображались с бородами, которые символизировали зрелость, мудрость и благородство. (Как и в случае головных уборов, бороды эти были мало связаны с обликом или религиозными практиками евреев. Далеко не все еврейские мужчины в то время носили бороды).

Lobbes_Sophonias_KIK-IRPA_copy_1

Буквица с изображением пророка Софонии (Лоббская Библия, 1084).

Однако с изменением задач, проблематики и религиозных нужд христианства изменялись образы и смыслы изображений евреев в западном искусстве. Более того, можно сказать, что искусство и отражает идеи, и влияет на них. Художественные образы евреев повлияли на представление и восприятие их христианами, что привело к переменам в отношении к евреям и «еврейской политике» христиан. В 1267 году произошел замечательный случай «жизни, подражающей искусству» – два церковных совета приказали евреям надевать остроконечные колпаки, «как поступали их предки». В отсутствие фотоальбомов библейских времен остается только заключить, что главным источником представлений о древнееврейской одежде было христианское искусство.

Около 1140 года, когда еврейские мудрецы уже несколько десятилетий изображались с остроконечными колпаками, исходная связь с персами была позабыта. Остроконечные колпаки сделались знаком еврейства. В них стали изображать широкий спектр еврейских фигур – не только ветхозаветных пророков и патриархов, но и еврейских героев литературных произведений и легенд. В этом новом контексте прежние положительные качества древности и влиятельности стали куда менее положительными. На эмалевом триптихе, датируемом примерно 1155 годом (ныне в нью-йоркской библиотеке Моргана), еврей по имени Иуда Кириак, который под пыткой выдал римской императрице Елене местонахождение Животворящего Креста, изображен отнюдь не почтенным пророком. Колпак и борода – свидетельство древности, а значит, и истинности его слов; но эти же приметы говорят о том, что он привержен выхолощенной и устаревшей религии. Колпак поддерживает здесь христианскую доктрину «вытеснения», согласно которой еврейские законы и ритуалы отжили свой век с появлением более «духовных» христианских практик.

ART73591-940

Императрица Елена заставляет Иуду Кириака выдать местонахождение Животворящего Креста (деталь триптиха из Ставло, ок. 1155)

Во второй половине XII в. возникло новое религиозное течение, выдвинувшее идею сострадательного созерцания смертного, страдающего Христа. Это заставило художников обратить пристальное внимание на лица евреев. На эмалевом ларце, изготовленном около 1170 г., еврей в центре группы слева от распятого Христа изображен с большим крючковатым носом; нос его нарушает все пропорции лица и гораздо больше по размеру носов остальных фигур. Но хотя этот абсурдный профиль напоминает современные расистские антисемитские карикатуры, значение его – пока что – все же иное. Предшествующие христианские тексты не упоминают какие-либо особые черты внешности евреев и тем более отличительные «еврейские носы». Уродливая внешность еврея отражает не национальную ненависть, а вопросы, волновавшие тогдашних христиан. Произведения искусства, в согласии с новыми идеями, только начинали изображать Христа как униженного и умирающего человека. Христиане еще не привыкли к новым образам, вид божественного страдания приводил их в замешательство. Сторонники новых взглядов критиковали эту «отсталость»; неспособность испытать должное потрясение при виде страданий Ххриста стала приравниваться к «еврейскому» жестокосердию и бездушию. На этом и многих других изображениях большой нос еврея прежде всего привлекает внимание к повороту его головы. Еврей демонстративно отворачивается от страдающего Христа – что связывает его презренную плоть с неверным взглядом.

cross-lipton_jpg_780x636_q85

Распятие Иисуса под наблюдением евреев и римлян (крышка эмалевого реликвария, ок. 1170)

До конца века и на протяжении еще нескольких десятилетий формы еврейских носов оставались весьма разнообразными, и их трудно назвать специально «еврейским» признаком. Иначе говоря, евреев изображали со всевозможными «плохими» носами – длинными, конусообразными, картошкой. Но «плохих» неевреев рисовали с такими же носами, и единого, отличительно «еврейского» носа не существовало. К концу XII в., однако, направленность на больший реализм и возросший интерес к физиогномике подвигли художников на изобретение визуальных этнических признаков. Набор приписываемых евреям черт свелся к одному узко трактуемому, одновременно гротескному и натуралистическому лицу. Так родился образ антиеврейских карикатур – крючконосый еврей с заостренной бородкой.

Emperor Henry VII on his way to Rome... Henry confirms to the Jews of Rome their Rights. From the Codex Balduini Trevirensis, Weidmannsche Buchhandlung, 1881. Koblenz, Landeshauptarchiv, Inv.-Nr. LHA Ko Best 1 C Nr. 1, fol. 24r.

Генрих Гогенштауфен принимает свиток закона от римского еврея (Трирский кодекс, 1341).

Этот образ служил многим целям. Для христианских зрителей лицо еврея, такое живое и реалистическое, воплощало физический, светский, материальный мир, то есть ту сферу, с которой в христианской полемике издавна связывались евреи. Вот почему на иллюстрации, подчеркивающей земную и светскую власть Генриха Гоген-штауфена, мы видим еврея с карикатурной физиономией, протягивающего германскому королю свиток.

В других случаях карикатуры выражали идею заблуждения и неверия. На иллюстрации XIV века к псалму 52 («Сказал безумец в сердце своем: “Нет Бога”») безумец явно изображен в виде еврея; не нужен никакой колпак – достаточно лишь черт лица. Но нельзя сказать, что здесь осуждается одно только еврейское неверие. Безумец псалма 52 обычно изображался дегенератом с дубиной в руках, грешником, деревенщиной или шутом. Отсюда, фигура рядом на рисунке – второй безумец. Поскольку же он изображен в компании еврея, но имеет совершенно другие и обобщенные черты лица, мы неизбежно воспринимаем его как специфически «христианского» (по крайней мере, нееврейского) неверующего безумца. Итак, несмотря на злобную антиеврейскую карикатуру, иллюстрация в целом едва ли делает особое различие между евреями и христианами. Мысль о евреях как моральном «ином» христиан здесь осложняется – иллюстрация подчеркивает моральные изъяны и еврейской, и христианской веры.

bonne-fool-lipton

Иллюстрация к псалму 52: «Сказал безумец в сердце своем: “Нет Бога”» (деталь Люксембургского псалтыря и часослова, ок. 1340).  

Утешаться этим моральным экуменизмом не так-то просто. Слишком часто сила изображений – эти живые, «реалистичные», резко отличающиеся от прочих карикатурные лица евреев – затмевала их тонкий духовный смысл. К концу Средневековья отношение христиан к самим себе, вере и Богу изменилось намного меньше, чем их отношение к евреям. На протяжении четырех столетий христиане видели бородатых и крючконосых евреев в остроконечных колпаках – и приучились видеть в них нечто обособленное и социально далекое. И если в действительности такой обособленности и различий не наблюдалось, христиане создавали их с помощью законов – печально известных предписаний о еврейской одежде и законодательных актов, вытеснявших евреев в маргинальные городские районы и профессии; порой же, играя суверенными мускулами, они и вовсе изгоняли евреев из своих государств.

«Вечный жид» и «самая давняя ненависть» – равно обманчивые этикетки. И сами евреи, и отношение к ним не являлись чем-то статичным и неизменным. Даже одинаковые на вид изображения могут иметь совершенно противоположный смысл. Но история антиеврейской иконографии все же раскрывает одну константу западной культуры, хорошо известную нацистским пропагандистам – грубую силу визуального образа.

___________

Источник: http://www.nybooks.com/blogs/gallery/2014/nov/14/invention-jewish-nose/

Перевод и подготовка материала: Сергей Шаргородский


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение