next perv

Комментарий к 2 главе I книги Царей



Текст главы здесь.

2: 1-6

Дорогой всех смертныхбе-дерех коль ha-арец, буквально «дорогой всех людей» или «дорогой всей земли».

Верно служи Господу, Богу своему, ходи его путями, соблюдая его заповеди, законы, правила и установления, как написано в наставлении Моше – характерная второзаконническая фразеология и многословный стиль указывают на то, что стихи 2-4 добавлены позднейшим редактором/повествователем. Возможно, цель вставки состоит в том, чтобы смягчить впечатление от последних распоряжений Давида, напоминающих «завещание умирающего главаря мафии» (Alter: 608). Неожиданно выясняется, что Давид вовсе не простил своим обидчикам и переваливает на своего сына задачу уничтожения тех, кто ему досаждал при жизни.

Как он поступил с двумя полководцами Израиля – с Авнером, сыном Нера, и с Амасой, сыном Йетера – Давид не упоминает самый болезненный удар, который нанес ему Йоав – убийство Авшалома. Тем не менее, если за убийством Авшалома еще просматривается какой-то государственный интерес, хотя Давид и прямо запретил это делать, то Авнер и Амаса были убиты Йоавом исключительно из личных соображений – первый в качестве мести за убийство его брата Асаэля, а второй, потому что Давид назначил его военачальником вместо Йоава (Alter: 609).

Пролив кровь в мирное времява-йасем деме милхама бе-шалом, буквально «и пролил военную кровь в мирное время».

В мирное времябе-шалом. Слово шалом трижды употребляется в описании убийства Авнера (2 Сам 3: 21, 22, 23), выступая там в качестве лейтмотива отрывка, и в описании убийства Амасы (2 Сам 20: 9) (Alter: ibid.).

Поступай по своему разумениюве-асита ке-хохматеха, буквально «действуй по своей мудрости». Мудрость Шеломо – основное его качество, которое подчеркивает библейская традиция, но в данном случае она состоит в том, чтобы умело выполнять «деликатные» поручения наподобие того, которое здесь обсуждается.

Не дай ему мирно закончить свои дни – букв. «не дай его седине мирно спуститься в преисподнюю». Отметим, что здесь употребляется то же слово бе-шалом, которым характеризуются преступления Йоава в предыдущем стихе.

2: 7-10

Потому что они так же поступили со мной, когда я бежал от твоего брата Авшалома – см. 2 Сам 17: 27-29; ср. 2 Сам 19: 32-40. Это единственное распоряжение Давида, предписывающее сделать что-то хорошее.

Проклинал меня на чем свет стоит, когда я шел в Маханайим – см. 2 Сам 16: 5-8.

Он вышел мне навстречу при переходе Иордана, и я поклялся ему Господом, что убивать мечом его не буду – см. 2 Сам 19: 17-24.

Человек ты умный и сам знаешь, как с ним поступить – сможешь придумать, как обойти эту клятву.

Чтобы конец его дней был кровавым – букв. «и спустишь его седину в крови в преисподнюю». Слова «в крови» (бе-дам) отсылают к проклятию Шими, назвавшего Давида «кровавым убийцей» (иш ha-дамим или иш дамим, букв. «человек крови») (Alter: 610).

И почил Давид со своими предками, и был похоронен в городе Давида – выражение «почил со своими предками», видимо, не следует понимать буквально – фамильная усыпальница предков Давида, если и существовала, находилась в его родном Бет-Лехеме.

2: 11-25

А дней царствования Давида над Израилем (было) сорок лет – в Хевроне он царствовал семь лет, а в Иерусалиме тридцать три года – ср. 2 Сам 5: 4-5: «… сорок лет он царствовал. В Хевроне он царствовал над Йеудой семь лет и шесть месяцев, а в Иерусалиме царствовал тридцать три года над всем Израилем и Йеудой».  

Его царство весьма укрепилось – те же слова с незначительными изменениями («царство укрепилось в руках Шеломо») повторяются в конце главы, обрамляя рассказ о расправах с политическими противниками нового царя и его отца.

Адонийау, сын Хаггит, к Бат-Шеве, матери Шеломо – Fokkelman (392-393) замечает, что в нижеследующей сцене Бат-Шева выступает в роли материнской фигуры, к которой Адонийау обращается своей «детской стороной». С миром ли ты пришел – попытка провозглашения Адонийау царем не забыта, и Бат-Шева, мать Шеломо, имеет все основания опасаться его.

У меня к тебе есть дело – Адонийау не сразу формулирует свою просьбу и подходит к делу издалека.

Ты знаешь, что царство было моим, и весь Израиль шел за мной, но ускользнуло царство у меня из рук и досталось Шеломо – (все это) от Господа – показное примирение с судьбой должно продемонстрировать Бат-Шеве, что Адонийау не замышляет зла. Тем не менее, чувствуется, что в глубине души он не смирился с поражением («весь Израиль шел за мной», хотя из текста следует, что за ним шла только его партия при дворе). Тем более интересно, какое отношение разговор о потерянном царстве имеет к «скромной» просьбе о женитьбе на Авишаг.

Но ускользнуло царство у меня из руква-тиссов ha-мелуха, букв. «царство вывернулось».

Так вот, у меня к тебе есть одна просьба, не откажи мне, и она сказала: Говори – ср. выше, стих 14.

Дал мне в жены Авишаг Шунаммитянку – из слов Адонийау складывается впечатление, что он хочет получить Авишаг как «утешительный приз» (Alter: 611). На самом деле, трудно понять, на что он рассчитывает. Обладание наложницами отца может рассматриваться как посягательство на его статус (ср. поведение Авшалома в 2 Сам 16: 21-22). Хотя Авишаг не была у Давида даже наложницей, все-таки она спала с ним в одной постели, и женитьба на ней каким-то образом укрепила бы позиции Адонийау в престолонаследии. Адонийау, однако, почему-то не подумал, что Шеломо тоже это поймет.

Ладно, я поговорю о тебе с царем – Бат-Шева, со своей стороны, видимо, понимает, что это удачный повод избавиться от противника. Впрочем, некоторые авторы полагают, что она могла поступить так без задней мысли (см. подробнее Honor: 51).

Поклонился ей – в Септуагинте «поцеловал ее». У меня к тебе маленькая просьба – Бат-Шева повторяет слова Адонийау (стихи 14, 16), но добавляет слово «маленькая» (кетанна), что, видимо, должно еще больше разжечь гнев Шеломо.

Попроси для него (сразу) царство – Шеломо чувствует угрозу, потому что у Адонийау и без того сильные позиции, и женитьба на Авишаг может склонить чашу весов в его пользу.

А (еще за него) Эвьятар-священник и Йоав, сын Церуйи – в тексте оригинала трудное для понимания «для Эвьятара-священника и для Йоава, сына Церуйи». Текст исправлен вслед за Р. Алтером (Alter: 613).

Пусть Бог меня покарает – букв. «пусть Бог сделает мне так и еще больше», обычная формула клятвы.

Бенайау, сын Йеойады – начальник царской стражи и личный исполнитель казней, описанных в этой главе.

2: 26-27

Эвьятару-священнику, который ранее поддерживал Адонийау.

Анатот – один из городов левитов, выделенный им Йеошуа (Нав 21: 18; ср. 1 Хр 6: 60). Название, возможно, происходит от имени языческого божества Анат. Анатот известен, как родина ряда библейских персонажей, из которых самый знаменитый – пророк Йирмийау (Иеремия – Иер 32: 6 след.). Отождествляется с развалинами Рас эль-Хуррабе возле арабской деревни Аната к северо-востоку от Иерусалима. В настоящее время неподалеку существует еврейское поселение Анатот, именуемое также Альмон.

Я тебя сейчас убивать не буду – Эвьятар единственный человек из партии Адонийау, которого Шеломо не стал уничтожать, а ограничился его пожизненной ссылкой в родной город.  Интересно, что после изгнания Эвьятара в тексте книг Царей и Хроник перестают упоминаться гадательные принадлежности «урим и туммим» (см. комментарий к Исх 28: 30). Может быть, опальный священник унес их секрет с собой в могилу? (Honor: 54 и цитируемая там литература).

Во исполнение слов Господа, (сказанных) в Шило по поводу рода Эли – см. 1 Сам 2: 31, 36.

2: 28-35

И слухи достигли Йоава, который понял, что всей партии Адонийау приходит конец, и нужно спасаться.

Иди и убей его – существуют ситуации, когда даже жертвенник не дает защиты. См. Исх 21: 14: «Если же кто задумает против другого человека хитрость, чтобы убить его, (даже) от моего жертвенника забирай его на смерть». Такой хитростью были действия Йоава по отношению к Авнеру (2 Сам 3: 26-27) и к Амасе (2 Сам 22: 9-10).. Тем не менее, раввинистическая традиция осуждает Шеломо за это убийство и видит в нем одну из причин несчастий, впоследствии постигших династию Давида, так как проклятия, которыми Шеломо проклял род Йоава (стихи 32-33), обратились на род самого Шеломо (см., напр., Бемидбар рабба на Чис 35: 11).

Царь велел тебе выйти – возможно, Шеломо этого требует, потому что убийство в святом месте выглядит некрасиво.

Авнера, сына Нера, начальника войска израильского, и Амасу, сына Йетера, начальника войска иудейского – заметим, что убитые военачальником Йоавом сами были военачальниками.

В доме своем в пустыне – по мнению еврейского средневекового комментатора Ральбага (Герсонида, цит. по Alter: 615), у Йоава были слишком большие прегрешения, чтобы его можно было похоронить в населенной местности (Йоав, видимо, был родом из Бет-Лехема, подобно Давиду, но мог иметь имущество в пустыне). Противоположноое мнение представлено в Талмуде (ср. выше, комментарий к стиху 31): «Разве пустыня была его домом? (Нет), но это учит тебя: когда был убит Йоав, военачальник Израиля, израильтяне стали пустыней» (Иерусалимский Талмуд, Маккот 2: 6).

Цадока-священника царь назначил на место Эвьятара – видимо, потомки Цадока занимали эту должность вплоть до эпохи Маккавеев (Gray: 107). Возможно, от имени Цадока происходит название саддукеев – партии священнической аристократии времен Второго Храма.

2: 36-38

Шими – имеется в виду Шими, сын Геры из колена Биньямина (2 Сам 16: 5). Вряд ли его можно отождествить с Шими, упоминаемым в 1 Цар 1: 8, где он указан в числе сторонников Шеломо.

Построй себе дом в Иерусалиме, живи там и никуда не выходи – таким образом, Шими оказывается отрезан от своей родни и слуг в деревне Бахурим. Его влияние оказывается подорванным.

Перейдешь поток Кидрон – пересыхающий поток Кидрон отделял тогдашний Иерусалим от Масличной горы, на восточном склоне которой был расположен Бахурим. Как видим, Шеломо стремится в первую очередь изолировать Шими от своей деревни.

Правильно говорит господин мой, царь, так твой раб и поступит – можно предположить, что Шими понял царя буквально – нельзя переходить Кидрон. Однако впоследствии выяснится, что смертная казнь уготована ему и если он выедет из Иерусалима в другом направлении.

2: 39-46

Ахиш, сын Маахи, царь Гата – неизвестно, тот ли это Ахиш, сын Маоха, правитель филистимлянского города Гат, к которому в свое время бежал Давид (1 Сам 27: 2), или речь идет об одном из его потомков.

И встал Шими, и оседлал осла – обычный зачин рассказа о поездке (ср., напр., Быт 22: 3; Чис 22: 21).

И поехал в Гат к Ахишу, чтобы попросить (обратно) своих слуг – города филистимлян были расположены к юго-западу от Иерусалима. При этом, хотя израильское законодательство запрещало выдавать беглых рабов, законы других ближневосточных обществ прямо требовали этого.

Куда-нибудь поедешь – в любом направлении, не только на восток через Кидрон. Я понял шамати, игра слов с именем Шими (Fokkelman: 406).

Что же ты нарушил клятву перед Господом и мой приказ тебе – Шими не получает даже возможности оправдаться.

А царство укрепилось в руках Шеломо – как замечает Alter (617), «прочное основание престола было вырублено острыми кинжалами царских палачей».


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение