next perv

Когда жил царь Балак?



Библейский царь Балак, враг древних евреев, возможно, является реальной исторической фигурой. Такой вывод сделали исследователи, которым, возможно, удалось расшифровать имя правителя Моава на древней надписи, сделанной 2800 лет назад.  Речь идет о знаменитой стеле Меше, монументе, найденном 150 лет назад в пустыне на территории современной Иордании.  Эта надпись оказалась источником бесценной информации об истории древнего Израиля, и в то же время породила немало споров об исторической достоверности Библии.

В этой надписи, датированной второй половиной IX века до н.э., царь Моава Меша хвалится своей победой над Северным царством (Израилем) и его Богом – первое небиблейское упоминание Бога Израиля. Надпись так же подтверждает историчность некоторых библейских персонажей, включая самого Мешу, а так же израильских царей Омри и его сына Ахава.

К сожалению, некоторые части надписи были сильно повреждены и стали практически нечитаемыми. Соответственно, понимание этих мест стало предметом ожесточенных споров между экспертами.

Исследование, опубликованное недавно в Journal of the Institute of Archaeology of Tel Aviv University  израильскими археологами Исраэлем Финкельштейном  и Надавом Нааманом и американским библеистом Томасом Ремером,  предлагает новое, совершенно неожиданное прочтение одного из таких мест.  Новая интерпретация была сделана благодаря современным высококачественным фотографиям бумажного «оттиска», на котором, в некоторых случаях, древние буквы сохранились лучше, чем на самой надписи.  (Поскольку местные бедуины повредили камень вскоре после того, как он был найден; и стела, и оттиск в настоящее время хранятся в Лувре).

Согласно новому прочтению оттиска, царь Моава Балак, один из главных героев одноименной недельной главы (Бемидбар, 22-25), возможно, упоминается в надписи как соперник Меши, боровшийся с ним за власть в Моаве.

Стела Меши

Согласно Библии, Балак жил за несколько веков до Меши, на заре еврейской истории.  Через сорок лет после исхода евреи, скитавшиеся по пустыне, подошли к границам Моава. Напуганный их многочисленностью, царь Моава Балак позвал пророка и провидца Билама сына Беора, чтобы тот проклял Израиль. Всевышний, однако, расстроил его планы: вместо того, чтобы проклясть евреев, Билам благословил их, а заодно предсказал поражение Моава – к вящему разочарованию Балака. 

Если новое прочтение стелы Меши является верным, это означает, что Балак – реальная историческая фигура. В то же время оно свидетельствует, что библейский эпизод с его участием является анахронизмом – т.е. станет еще одним подтверждением, что священный текст был написан через несколько веков после описываемых в нем событий, и что его авторы имели весьма приблизительное представление об истории.

Звучит непонятно? Наберитесь терпения. Тем более, что, прежде чем перейти к Балаку, нам нужно будет поговорить о царе Давиде.

В нижней части победной стелы (31 строка текста), Меша сообщает, что, сокрушив Израиль, который завоевал часть родовых земель Моава к северо-востоку от Мертвого мера, он отправился на юг, в место под названием Хоронаим, где кто-то жил. Хоронаим упоминается в Библии несколько раз. Исследователи идентифицируют его с современным иорданским городом Керак, к юго-востоку от Мертвого моря.

К сожалению, буквы, обозначающие имя того, кто жил или правил в Хоронаиме, практически невозможно прочесть. Согласно наиболее авторитетному мнению французского этнографа Андрэ Лемейра (André Lemaire),  их следует читать как BT [D]WD.  И поскольку древний моавский язык практически не отличался от иврита, их можно прочесть как Бейт-Давид – «дом Давида». Если это прочтение корректно, то стела Меши, наряду с надписью в Тель-Дане, является одним из двух небиблейских упоминаний легендарного царя Давида.

Естественно, это прочтение породило ожесточенные споры, касающиеся государства, которым правил Давид и его потомки. Если в IX веке до н.э. Иудея контролировала территории даже в Заиорданье, можно предположить, что библейский рассказ о могущественном царстве, которым за сто лет до этого правили Давид и Шломо, хотя бы частично является исторически достоверным. Однако Финкельштейн и Нааман вот уже много лет оспаривают эту гипотезу, утверждая, что археология не подтверждает факт существования большого еврейского государства со столицей в Иерусалиме или любом другом месте. Даже если Давид и является реальным историческим персонажем, говорят они, он правил небольшим городом-государством в Иудейских горах, чья власть никак не могла достигать Заиорданья.

В своем новом исследовании стелы Меши Финкельштейн и его коллеги отвергли прочтение Лемейра.  По их мнению, на новых фотографиях отчетливо видно, что имя правителя Хоронаима состоит из трех букв, причем только первую из них можно однозначно идентифицировать как «бет».  Однако исследователи сделали шаг дальше, и предположили, что это имя следует читать как B[LK], т.е. Балак!

«Эта гипотеза основана на анализе левантийских трехбуквенных имен, начинающихся на бет. Имя Балак показалось нам наиболее вероятным вариантом», – объясняет Ремер.

Это имя соответствует библейскому описанию царства Балака,  находившемся южнее потока Арнон – который действительно, течет по направлению к Мертвому морю в 30 километрах севернее Керака-Хоронаима.

По словам археологов, есть еще несколько косвенных свидетельств, что соответствующие главы книги Бемидбар были написаны в IX-VIII веках до н.э. К примеру, многие библейские топонимы, упомянутые в них, относятся именно к данной эпохе. К примеру, город Хеврон, который, согласно Торе, израильтяне захватили непосредственно накануне столкновения с Балаком,  судя по археологическим свидетельствам, в эпоху исхода был необитаем, однако превратился в важный населенный пункт во времена израильских царей Омри и Ахава.

Еще один аргумент в пользу того, чтобы признать Балака реальным историческим лицом того времени – другая надпись, возможно, подтверждающая реальность Билама, пророка, нанятого Балаком, чтобы проклясть Израиль. Еще в 1967 году в Тель Дейр Алла, в восточной части Иорданской долины, археологи нашли надпись VIII века до н.э., содержащую предсказания «Билама с[ына Беора]», провидца богов».

Рембрандт, Пророк Билам

«Неизвестно, говорит ли надпись в Тель Дейр Алла о реальном или вымышленном лице, однако несомненно, что речь идет о хорошо известном персонаже. В сочетании с другими фактами это делает наше прочтение 31 строки еще более обоснованным», – говорит Финкельштейн.

Андрэ Лемейра категорически не согласен с этой интерпретации, и настаивает на своем прочтении. Соглашаясь, что Балак может быть реальным историческим лицом, он, вместе с тем, считает, что упоминание его имени на стеле Меши «маловероятно, в то время как прочтение «дом Давида» соответствует не только следам букв, но и историческому контексту».

Однако предположим,  что Финкельштейн и его единомышленники правы, и Балак и Билам – действительно реальные исторические лица IX-VIII веков до н.э. В таком случае, каким образом они попали в библейский рассказ о событиях, происходивших на несколько веков раньше?

По словам Финкельштейна, еще до начала нового исследования ему было очевидно, что библейский рассказ об исходе является анахронизмом.  В частности – поскольку в те времена не существовало царство Моав, которым мог бы править царь Балак. «В эпоху поздней Бронзы территория южнее Арнона оставалась практически незаселенной. Возможно, в тех краях жили кочевники-скотоводы, однако нет никаких свидетельств оседлой жизни», – говорит археолог.  

Если Балак действительно является правителем, упомянутым на стеле Меши, это лишний раз подчеркивает недостоверность библейского повествования. В книге Бемидбар Балак – единоличный правитель Моава, тогда как, согласно прочтению Финкельштейна, он потерпел поражение в борьбе с Мешей,  своим соперником в борьбе за власть в районе восточнее Мертвого моря.

Исследователи так же обратили внимание, что библейский Билам не похож не провидца, упомянутого в надписи Тель Дейр Аллы. Если в Библии Билам поклоняется Богу Израиля, в надписи это последовательный язычник, упоминающий в своих предсказаниях самых разных богов и богинь, в том числе Шагар, Иштар и Эля, главу хананского пантеона. Впрочем, это более чем логично, поскольку IX-VIII веках до н.э. даже израильтяне поклонялись многим богам. К примеру, надпись, найденная в Кунтилет Арджуде, израильском поселении в Синае VIII века до н.э., свидетельствует, что в те времена евреи считали, что у их Бога есть, во-первых, облик, а во-вторых, божественная супруга Ашера. Привычный нам монотеистический иудаизм окончательно сложился только несколькими веками позже, когда писцы начали собирать, редактировать и сводить воедино древние традиции, воспоминания и тексты различного происхождения, чтобы создать общую историю единого народа, поклоняющегося одному Богу.

История о пророке, приглашенного проклясть Израиль, а вместо этого его благословившего, должна была лишний раз подчеркнуть могущество Бога Израиля. «Это произведение поздних авторов. Однако сохранились воспоминания о реальных исторических лицах тех мест, и эти воспоминания нашли место в рассказе о переходе из Заиорданья в Землю Израиля. Это то типичная для Библии ситуация, когда реалии одного периода попадают в рассказ о другом», – утверждает Финкельштейн. Однако о моавитском царе Балаке и знаменитом провидце Биламе сохранились, видимо, лишь самые смутные воспоминания.  И библейские авторы решили использовать эти имена, чтобы предать своему повествованию чуть больше достоверности, необходимой любой хорошей истории.

По материалам газеты Ha-Aretz.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение