next perv

Когда не было царя в Израиле…



Книга Судей описывает период от завоевания Ханаана израильтянами во времена Йеошуа Бин-Нуна (Иисуса Навина) до появления первого царя Шауля (Саула). Это период примерно в триста лет (ориентировочно 14 – 11 вв. до н. э.), когда «не было в Израиле царя, и каждый поступал, как сам считал правильным» (Суд 17: 6; 21: 28). Эта фраза выступает как своеобразный комментарий к двум историям, которыми заканчивается книга – одной скорее курьезной (17 – 18), а другой совершенно жуткой (19 – 21). В обоих случаях подразумевается, что ситуация, когда каждый поступает, как сам считает правильным, непримлема, и нужен царь. С другой стороны, судья Гидеон, персонаж в целом положительный, на просьбу народа «правь нами (теперь) ты, и пусть нами (потом правят) сын твой и внук твой, потому что ты избавил нас от Мидьяна» отвечает «не буду я править вами, и сын мой не будет править вами, Господь будет править вами» (8: 22-23). Время для монархии еще не пришло, и народом управляют судьи, которые получают этот пост не по наследству, а за заслуги перед Израилем.

Тут возникает вопрос – в каком смысле в указанную эпоху можно говорить о едином народе Израиля. Да, были племена («колена»  и «полуколена») – Йеуда, Биньямин, Нафтали и другие – но насколько тесно они были связаны друг с другом? И насколько они ощущали общее происхождение, да и было ли это общее происхождение, или колена Израиля «познакомились» друг с другом уже после переселения в страну? В свое время была популярна теория так называемой амфиктионии (см. подробное обсуждение в Mayes). Амфиктиониями (от древнегреческого слова со значением «сосед») назывались союзы племен, появившиеся в Греции и Италии еще до формирования городов‑государств и объединявшиеся вокруг святилища, вблизи которого жили ссответствующие племена. Члены амфиктионии посылали своих представителей на празднества, проводимые у святилища, и занимались его поддержанием в должном порядке. Между ними существовали и другие формы взаимопомощи, что, однако, не мешало племенам, входившим в амфиктионию, иногда воевать друг с другом. В наиболее известных союзах амфиктионического типа (Дельфийская лига и др.) число членов было равно двенадцати. Поэтому легко возник соблазн  представить в качестве амфиктионии и двенадцать колен Израиля, объединенные вокруг Скинии. Учредителем племенного союза при таком подходе выступает Йеошуа, установивший/обновивший завет с Господом в Шехеме (Нав 24: 1-28).

Тем не менее, Израиль, как он описан в книге Судей, имеет мало общего с античными амфиктиониями. Так, нам ничего не сообщается о сколько-нибудь регулярных празднествах у Скинии, в которых принимали бы участие все колена Израиля. Да и Скиния все время меняет местопложение: из Шехема она перемещается в Бейт-Эль, оттуда в Гильгаль и, наконец, в Шило. Другая проблема связана с самим числом двенадцать. В Библии мы находим несколько списков племен Израиля, не совпадающих друг с другом. Тем не менее, число племен (колен и полуколен) всегда выходит равным двенадцати (Mayes: 16-34). Отсюда, видимо, следует, что это число носит символический характер. С другой стороны, число племен в исторически документированных амфиктиониях отнюдь не обязательно равно двенадцати.

Таким образом, амфиктионии в Израиле эпохи Судей не было. А что же там было? Сегодня трудно дать однозначный ответ на вопрос об историчности того или иного конкретного рассказа из книги Судей. Тем не менее, эти рассказы имеют весьма существенную общую черту – почти все они описывают события местного масштаба. Колена Израиля живут каждое в своем уделе (ср. 2: 6), и в каждой из войн, которые они ведут, участвует не более одного -двух колен одновременно (исключение составляет война против Йавина и Сисеры, согласно «Песни Деворы» – 5: 14-15, 19). Между войнами случаются периоды более или менее длительного затишья (сорок лет, двадцать лет, восемьдесят лет…). Похоже на то, что преобладали мирные условия, когда каждое колено жило своей жизнью, мало интересуясь тем, что происходит вокруг. Картины такой спокойной жизни можно найти в библейской книге Рут.

Каково же общеизраильское значение этих, казалось бы, сугубо локальных событий? И что они могут значить для более поздних поколений народа Израиля, для которых эпоха Судей – смутное историческое воспоминание? Для ответа на этот вопрос рассмотрим в общих чертах композицию книги Судей. Первая глава книги тематически примыкает к книге Йеошуа и рассказывает о завоеваниях сынов Израиля после смерти этого лидера, указывая одновременно на племена и народности, которые изгнать не удалось (1: 21, 27-36). О главах 17-21 с их рефреном «не было в Израиле царя, и каждый поступал, как сам считал правильным» мы уже говорили. Каким же образом организована основная часть книги, пятнадцать глав из двадцати одной? Идеологическая концепция, исходя из которой интерпретируются конкретные рассказы, дана открытым текстом в 2: 11-19: « И творили сыны Израиля зло в глазах Господних, и служили ваалам. И оставили Господа, бога отцов своих, который вывел их из земли Египетской, и пошли за другими богами, за богами народов, (живущих) вокруг них, и поклонялись им, и гневили Господа. (…) И разгневался Господь на (сынов) Израиля, и отдал их в руки грабителей, которые грабили их, и предал их в руки окружающих врагов, и не могли они устоять против врагов. (…) И ставил им Господь судей, которые избавляли их от грабителей.  Но судей своих они тоже не слушались, потому что блудно ходили за чужими богами, и поклонялись им. (….) А когда Господь ставил им судей, Господь был с судьей и избавлял их от врагов во все дни (жизни) судьи, потому что жалел их Господь, (слыша) их стоны от угнетения и притеснения. (Но), когда судья умирал, они развращались еще больше, чем их отцы, идя за чужими богами, служа  и поклоняясь им; не оступали они от злых дел (своих отцов) и от строптивого их пути». Мораль, которую из этих историй выносит поздний читатель, достаточно проста – не «ходить блудно» за чужими богами, чтобы Господь не отдал Израиль во власть других народов. При всем при этом, остается и надежда – Господь может пожалеть Израиль и помочь ему освободиться от угнетателей. Так и произошло в 6 веке до н .э. , когда дело дошло до изгнания народа из страны («разврат» к тому времени уже прекратился, но кто же заостряет внимание на таких мелочах?), а через несколько десятилетий Бог пожалел евреев и вернул их домой. Подобная схема интерпретации истории гениально проста и может существовать тысячелетиями, не интересуясь фактами, а, наоборот, подчиняя факты себе. Как известно, она вполне жива и сегодня – все мы знаем людей, которые связывают безопасность Израиля с уровнем соблюдения в нем кашрута и шабата.

В основной части книги Судей упомянутая схема накладывается на рассказы о конкретных событиях из жизни израильских колен. Израильтяне очередной раз отступаются от Бога, приходят иноплеменники и угнетают их, Бог проявляет милость и выдвигает очередного судью, который совершает подвиги храбрости и хитрости и, ведя за собой одно – два колена (максимум четыре из двенадцати, как в «Песни Деворы»), освобождает народ от угнетателей. Естественно предположить, что когда-то рассказы о войнах израильских племен существовали по отдельности, в устном или письменном виде, и лишь на достаточно позднем этапе были уложены в рамки идеологической интерпретации истории Израиля. Собственно, схема «преступление – наказание – божественная милость/избавление» пронизывает так называемый «большой рассказ» (Пятикнижие и книги Ранних Пророков) от сотворения мира до вавилонского изгнания. Однако особенно явственно и прямо этот принцип интерпретации истории формулируется во Второзаконии, которое можно назвать идеологическим центром еврейской Библии. Исторические книги, следуюшие за Второзаконием в масоретском каноне, близки ему не только идеологически, но и стилистически, и поэтому получили название «девтерономистической истории» (от греческого Deuteronomion, латинского Deuteronomium «Второзаконие»). Предполагается, что как само Второзаконие, так и книги Ранних Пророков были отредактированы во времена вавилонского плена авторами, принадлежавшими к одной и той же школе. Эта редакция отражает злобу дня той эпохи – травму изгнания и надежду на возвращение.

Со времени, когда, как предполагают, книга Судей приобрела свой нынешний вид, прошло два с половиной тысячелетия. Что может привлечь в ней сегодняшнего читателя? Даже для тех, кто не разделяет представленную в ней схему интерпретации истории, в книге остается немало интересного и впечатляющего – предания о коленах Израиля и их героях, великолепный эпический цикл о Шимшоне (Самсоне), одно из древнейших произведений библейской поэзии – «Песнь Деворы», трагическая история дочери Йифтаха… Кстати, по сравнению с другими книгами Ранних Пророков, в книге Судей особую роль игают женщины, причем часто они вполне активны и знают, чего хотят (Ахса, Йаэль, Девора, женщина из Тевеца, жены и наложницы Шимшона). Поэтому в последние десятилетия книга привлекла внимание авторов феминистского толка (см. напр. Ackerman; Bal 1988, 1991). Но и читателя, не интересующийся феминистской проблематикой, безусловно, могут привлечь рассказы о той отдаленной эпохе, пугающей и чарующей одновременно, когда не было в Израиле царя, и каждый поступал, как сам считал правильным.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение