next perv

Какую рыбу ели в древнем Иерусалиме?



За последние 150 лет археологи много и охотно копали в разных частях Иерусалима. Благодаря их работе стали известны многие аспекты повседневной жизни библейского города. В частности, изучение керамических сосудов для готовки, а так же найденные пищевые отходы (преимущественно кости) позволило многое узнать о рационе горожан в разные исторические периоды.

На раннем этапе археологов, в первую очередь, интересовали кости крупных млекопитающих: овец, коз, коров и т.д. Позже они так же заинтересовались останками мелких животных: птиц и рыб. Поскольку во время раскопок столь небольшие объекты легко потерять, огромное значение для изучения костей имело появление новых техник сухого и, особенно, влажного просеивания выкопанной земли.

Рыбные кости находят в ходе практически любых раскопок, при условии, что принимаются необходимые меры для их поиска и сбора. Кости обычно хорошо сохраняются на протяжение долгого времени, и их бывших «хозяев» довольно легко определить, сравнивая с коллекциями современных рыбьих костей. Более того, определив тип рыбы, мы одновременно можем определить и ее происхождение: морскую рыбу в Иерусалим везли с побережья Средиземного или Красного моря, в то время как пресноводную – с Иордана, приморских рек или с Нила. Таким образом, подобная информация помогает определить торговые пути древнего мира.

В этой статье мы кратко расскажем о рыбных останках, найденных на восьми археологических сайтах, охватывающих историю древнего Иерусалима начиная с эпохи Бронзы и заканчивая раннеисламским периодом.

Нет никаких сомнений,  что рыба составляла важную часть питания местных жителей. В Иерусалим ее привозили, преимущественно, с прибрежных рынков. Оказавшись на суше, рыба живет недолго. Поэтому в древности ее привозили в Иерусалим в засоленном, сушеном или вяленом виде.

Больше всего рыбных костей было найдено в Граде Давида, в ходе раскопок в т.н. «Бассейне, высеченном в скале» недалеко от источника Гихон, которыми руководили Ронни Райх и Эли Шукрун. В середине Бронзового века (начало-середина II тысячелетия до н.э.) в скале был выдолблен большой бассейн, ставший частью сложной системы городского водоснабжения. (Несмотря на современное название, этот бассейн, судя по всему, никогда не использовался по прямому назначению).  

Сотни лет спустя, в середине VIII века, в середине этого бассейна был построен дом, под полом которого насыпан тонкий слой земли. Этот слой, датированный IX веком, был тщательно исследован с помощью влажного просеивания. В результате, среди прочих артефактов, было найдено около 10 тысяч рыбьих костей и несколько сот сломанных глиняных печатей, т.н. булл, которые использовали для запечатывания писем и посылок, и ломали, вскрывая послание.   Это позволило предположить, что землю, насыпанную под пол, взяли с какой-то мусорной кучи рядом с городским административным центром, куда доставляли привозимые в город товары, включая бочки с рыбой. Возможно, в пути эта рыба протухала, и ее выбрасывали вместе со сломанными печатями.

Более того, ученые, возможно, нашли ответ, где находился этот центр. Недалеко от Бассейна, высеченного в скале, находится т.н. Здание 2482, раскопанное Джо Узиэлем и Нахшоном Шантоном. Там так же были найдены многочисленные рыбьи кости и буллы. Это позволило предположить, что землю для дома брали именно отсюда.

Большинство найденных костей принадлежит морской средиземноморской рыбе, известной как Золотистый спар,  дорада или аурата (Sparus aurata), которую в Израиле нередко называют денис. Как показал изотопный анализ рыбьих зубов, найденных в ходе раскопок в разных частях страны, их бывших владельцев не выловили в открытом море, но доставили в Левант из Бардавиля – очень соленого залива лагунного типа на северном побережье Синайского полуострова. Этот залив и сегодня богат морской рыбой.

Помимо дорадо, были идентифицированы кости 15 других видов рыб. Большая часть рыб оказалась кошерными, за исключением  сома, акул и скатов. Большинство костей принадлежит морским средиземноморским рыбам (ни одной рыбы из Красного моря), однако некоторые – пресноводным рыбам, например, нильскому окуню (Lates niloticus), которого в Израиле называют «Принцесса Нила».  В наши дни большую часть нильского окуня импортируют с озера Танганьика в Кении, однако древние Египтяне вылавливали ее в Нили, коптили и экспортировали  в соседние ближневосточные земли. Египетский экспорт нильского окуня начался в середине Бронзового века. Так что не исключено, что после исхода из Египта евреи с тоской вспоминали именно его: «Мы помним рыбу, которую в Египте мы ели даром» (Бемидбар, 11:5).

Византийская мозаика, найденная в Лоде

Богатый ассортимент рыбы свидетельствует, что в эпоху I Храма горожане стремились разнообразить свою трапезу с помощью торговых операций с разными поставщиками. Позже, в персидский период, Библия упоминает Рыбные ворота, отстроенные Нехемьей; видимо, около этих ворот в то время располагался рыбный рынок. Нехемья так же упомянул рыбаков из Тира, приезжавших в Иудею со своим товаром:

И тиряне жили в Иудее и привозили рыбу и всякий товар и продавали в субботу жителям Иудеи и в Иерусалиме.

Иеремия, 13:15

Это свидетельствует, что даже небольшой город, каким стал Иерусалим в начале эпохи II Храма, казался филистимлянам выгодным рынком сбыта, чтобы ездить туда с побережья и продавать местным иудеям рыбы (скорее всего, опять-таки сушеную, соленую или вяленую).

Более скромные находки, сделанные в других местах, позволяют составить представление о потреблении рыбы в более поздние времена.

Раскопки Шило (конец эпохи I Храма)

Первое исследование рыбьих костей, найденных в Иерусалиме, было основано на изучении 245 костей, собранных в 80-е годы Игалем Шило в ходе раскопок в Граде Давида. Большинство найденных костей было датировано VII веком до н.э. В здании, получившем название «дом Ахикама», были обнаружены останки восьми рыб, в том числе нильского окуня, пресноводного сома, тиляпии, морского окуня, серебристого горбыля и кефали, а так  же еще одной разновидности сома, водящейся в Ниле. Наряду с другими артефактами, найденными в здании, свидетельствуют о благосостоянии и высоком общественном статусе его владельцев.

Раскопки Мазар (конец эпохи I Храма)

Еще 530 рыбьих костей, датированных концом эпохи I Храма, недолгим вавилонским периодом и началом эпохи персидского владычества было найдено Эйлат Мазар. Эти кости принадлежат рыбам тех же видов, что и найденные в ходе раскопок в Бассейне, высеченном в скале, и здании 2348.

Раскопки Гадота (эпоха II Храма)

Раскопки, проведенные Ювалем Гадотом, дали, среди прочего, сведения о потреблении рыбы в начале римского периода (конец эпохи II Храма). Тонкий слой почвы этого периода покрывал руины города Железного века на восточном склоне потока Кидрон. Влажное просеивание позволило найти 590 рыбьих костей, в основном средиземноморского происхождения, хотя отдельные кости принадлежали рыбам, выловленным в Кинерете.

Раскопки Райха и Шукруна (эпоха II Храма)

Еще один слой мусора той же эпохи, найденный восточнее Храмовой горы, был исследован Райхом и Шукруном. Археологи назвали это место Священной мусорной кучей, поскольку туда, судя по всему, свозили мусор эпохи II Храма. Среди мусора были найдены кости млекопитающих (скорее всего, жертвенных животных), а так же около 300 рыбьих костей тех же видов, что были найдены в других местах.

Раскопки Амита и Вольфа (византийский период)

Небольшое количество рыбьих костей было найдено среди руин армянского монастыря ранневизантийского периода в ходе раскопок под руководством Давида Амита и Сэма Вольфа. Среди костей были вновь обнаружены кости нильского окуня, свидетельствующие, насколько долго продолжался экспорт египетской рыбы.

Церковь Умножения хлебов и рыб, Табха

Раскопки Бен-Ами (раннеисламский период)

Небольшое количество рыбьих костей было найдено в ходе раскопок мусорных куч раннеисламского периода  на парковке «Гивати» под руководством Дорона Бен-Ами.  Судя по всему, туда сваливали мусор с местного рынка; рыбьи кости были обнаружены в двух из них. Всего было 320 костей: половина из них принадлежала пресноводным сомам, несколько других – обитающим в Красном море рыбам-попугаям.  На северном берегу Красного моря, недалеко от современного Эйлата в то время находился небольшой мусульманский городок. Найденные кости свидетельствуют, что, возможно, между этим городом и Иерусалимом существовали торговые связи.

Как известно, согласно Торе, еврей может употреблять в пищу только таких рыб, у которых есть плавники и чешуя:

Из всех животных, которые в воде, ешьте сих: у которых есть плавники и чешуя в воде, в морях ли, или реках, тех ешьте. A все те, у которых нет плавников и чешуи, в морях ли, или реках, из всех плавающих в водах и из всего живущего в водах, скверны для вас. Oни должны быть скверны для вас: мяса их не ешьте и трупов их гнушайтесь. Все животные, у которых нет плавников и чешуи в воде, скверны для вас.

Ваикра, 11:9-12

Тем не менее, как уже было сказано, в Иерусалиме были найдены кости некошерных рыб: сомов, акул и скатов, у которых нет чешуи. Подобные кости характерны для эпохи I Храма и раннеперсидского периода (до 25%), крайне редко (меньше 3%)  встречаются в эпоху II Храма, и вновь в изобилии появляются в византийский и исламский периоды (до 50%).  Это позволяет предположить, что законы о кошерности рыб если не возникли, то стали общепринятыми только в эпоху II Храма.

По материалам сайта https://thetorah.com/


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение