next perv

«Как тела темница…», полный текст



Как тела темница поставит границу
Душе, что стремится к полету, как птица?
Пресыщен тщетою, я полон мечтою
Одною: святою землей освятиться,
Страшась и страдая, и горько рыдая,
Сфарад покидая, к морям обратиться,
Проплыть на галере, пройти по пещере,
Где дикие звери, где львица ютится,
И выбрать разлуку, блуждания муку,
Оставить светлицу, в пустыни пуститься.
И также по нраву мне волки дубравы,
Как парню девица, которой прельстится,
Мне страусов крики — как звуки музыки,
И львиные рыки — пастушья цевница.
Я сжег развлеченья в едином влеченьи,
И плачей теченье с потоком сравнится.
Пойду я, упорный, обетам покорный,
И путь мой нагорный долиной сменится,
Чрез дальние страны, чрез поле Цоана,
В земле Ханаана Горе поклониться.
Внимая укорам, попрекам и спорам,
Молчу я: пусть глупый хулит и бранится.
И что им скажу я, и как возражу я?
На пьяных гляжу я, лишь греза им снится!
Как быть мне счастливым, служа государям?
Ведь царский престол мне — Ашеры божница!
И блага ли доля для честного, коли
Он — птица в неволе и в детской деснице,
И раб филистимлян, арабов и римлян,
Зовущих кумирам чужим подчиниться,
Служить им, а Божье служенье оставить,
Пред тварью склонясь, от Творца отстраниться?
Мрачна, как темница, мне в рабстве денница,
И сладкая чаша мне горькою мнится.
Тоскою томимый, к горе Аварима,
К Кирьят-Йеариму стремлю я зеницы,
Чтоб в прахе, где скрыты заветные плиты,
Зарывши ланиты, в грехах повиниться.
Увижу их оком, в волненьи глубоком,
И слезы потоком исторгнут глазницы.
И сердце, стеная, грустит о Синае,
Хеврон вспоминая, Кармелем пленится!
И как не рыдать мне, и как не страдать мне?
Ведь плоть возродится там, встав из гробницы,
Там спрятаны где-то скрижали завета
И куща обета во прахе хранится,
Там место видений, чудесных явлений,
Огнем ополчений их лик пламенится.
Сей прах я оплачу, и скорби не спрячу,
И сердцу назначу слезами излиться.
О счастья вершине молю: по кончине
В отцовской святыне во прах удалиться.
О судно, в дорогу к обители Бога
Плыви, и к порогу великой столицы!
Пусть Бог с небосвода мчит судно чрез воды,
Крылами восхода оно окрылится!
Дуй ветер в ветрило, и путник унылый
Чье сердце разбито, пускай веселится!
Одна мне тревога: я в юности много
Грешил против Бога — как грех умалится?
И в старости тоже, нечестие множа,
Грешу я — о Боже, как грех мне простится?
И как я не сгину, и как я покину
Нечестья теснину? Как мне не смутиться?
Опасно забвенье вины, прегрешенья,
В руке преступленья мой дух тяготится.
Но знаю я верно, что милость безмерна
Того, в Ком от скверны спасенье взрастится.
Он праведно судит: страдать ли принудит
Иль милостив будет — во веки да чтится!


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение