next perv

Как евреи пили кофе по субботам



Недавно владелец ресторана в иерусалимском квартале Рехавия обратился в Верховный суд с просьбой разрешить его заведению работать по субботам и праздникам, не теряя при этом официального удостоверения о кошерности, выдаваемого государственным раввинатом.  По словам истца, несправедливо, что ресторан, скрупулезно соблюдающий все законы кашрута, будет лишен удостоверения о кошерности только потому, что работает по субботам.

Как это ни покажется странным, документы, хранящиеся в архивах Национальной библиотеки, свидетельствует, что соответствующий прецедент имел место. В середине XVIII века раввины Праги разрешили открывать по субботам кофейни, в том числе в самом еврейском квартале. В результате в городе можно было увидеть картину, кажущуюся в наши дни совершенно немыслимой: субботним утром, по дороге в синагогу евреи заходили в кофейню выпить чашечку свежего кофе!

Решение разрешить кофейням работать и по субботам далось нелегко. Оно стало результатом продолжительных дискуссий, скрупулезно запротоколированных в актовых книгах общины. (Которые, наряду с множеством других исторических документов, в ближайшие неделе должны быть выложены в интернет).  В этих книгах (пинкасим, ед. числ. пинкас) община фиксировала свою историю и сообщала о различных общественных и даже личных событиях, имевших отношение к ее религиозной, общественной экономической жизни. Помимо сведений о рождениях, смертях, разводах и уплате алиментов, платы резникам, судьям религиозных судов и моэлям, сообщениях о погромах, ведомостей об уплате налогов и общинных правил, в актовых книгах можно найти протоколы обсуждений различных животрепещущих вопросов – в том числе и вопроса о кофейнях, которые воспринимались некоторыми как опасная и нежелательная альтернатива синагоге и изучению Торы.

Во второй половине XVIII века в еврейском квартале Праги было, по меньшей мере, восемь кофеен, и все они были открыты по субботам. «У владельцев кофеен не было конфликтов с религиозным руководством общины», – писал историк Маоз Кахана в статье The Shabbes Coffeehouse — on the emergence of the Jewish Coffeehouse in eighteenth-century Prague, опубликованной в 2013 году в журнале «Сион».  Напротив, утверждает историк, все свидетельствует о том, что консервативное руководство общины не имели ничего против, чтобы кофейни работали по субботам.  Как показал в своей работе Кагане, раввины предпочли одобрить новое популярное времяпрепровождение, вместо того, чтобы запрещать его, поскольку понимали, что победить в этой борьбе им не удастся.  Вместо того, чтобы прибегать к проклятьям и запретам, как в случае с некоторыми другими «опасными» модерными тенденциями,  раввины предпочли сделать посещение кофеен частью общинной жизни, надеясь, таким образом, держать ситуацию под контролем и свести потенциальное «тлетворное влияние» к минимуму.

Актовая книга раввинского суда Праги свидетельствует о растущем беспокойстве в связи с распространением кофеен. На протяжении 15 лет этой теме было посвящено пять специальных заседаний – очень много по сравнению с другими вопросами, осаждавшимися в то же время.  Раввинский суд собирался снова и снова, чтобы обсудить вопрос о кофейнях и выработать соответствующие правила. В частности, обсуждались следующие вопросы: можно ли пить молоко, надоенное неевреем? Могут ли женщине пить кофе вместе с мужчинами? И т.д.

На первых порах раввины пытались бороться с новой модой. К примеру, на специальном заседании в 1757 году, когда обсуждалось, какие проблемы нужно решить в первую очередь, в повестку был включен один единственный вопрос: о кофейнях в еврейском квартале. «По отношению к кофейням  (кове хойз) необходимо воздвигнуть ограду», – гласит протокол заседания, написанной на характерной смеси иврита и идиш.  Лучше всего, полагали раввины, если бы кофейни в еврейском квартале закрылись, и евреи, вместо того, чтобы убивать там время, учили бы Тору.

В 1765 году один из раввинов предупреждал о тлетворном влиянии кофеен на характер субботы. В качестве иллюстрации он рассказал, как один из прихожан, пришедший в синагогу из кафе, помешал другим молящимся: «Он пошел в кафе, выпил [кофе], а затем пошел в синагогу и рассказал о том, что видел и слышал, и его голос, звучавший в доме Божьем, отвлекал других от молитвы».

Прага, Староновая синагога

Однако даже раввины понимали, что поезд уже ушел, и что «мы не можем проявлять строгость в этом деле». Поэтому решено было составить специальные правила, регулирующие работу кофеен. Первое правило гласило, что в будние дни кофейни должны работать один час утром, после утренней молитвы, и один раз вечером, после молитвы Минха. Позже эти правила были изменены, и кофейни получили право работать весь день, кроме часов, когда в синагогах шла служба.

Первоначально женщинам не разрешалось бывать в кофейнях. Позже это было разрешено, но с некоторыми ограничениями: только до 6 часов вечера, только в будние дни, и только в специальном месте или за перегородкой, отделявшей их от мужчин.

А что на счет субботы? Как свидетельствуют актовые книги, первоначально посещать кофейни по субботам категорически запрещалось под угрозой штрафа: «Ни один человек не смеет заходить в кофейню и пить кофе в святую субботу. Нарушить подлежит тяжкому штрафу». Однако позже раввины разрешили брать кофе на вынос (и это, заметим, задолго до эпохи одноразовых стаканов).

Как это было возможно? Посетитель расплачивался до начала или после исхода субботы, а сам напиток готовили, не нарушая святости дня (видимо, это делали работники-христиане). Стоит отметить, что в первую очередь раввинов волновало не нарушение того или иного запрета, но тот факт, что евреи предпочитали проводить время в кофейне, а не в синагоге или доме учения.

Раввин Праги Йехезкель Ландау (1713-1793)

Соответствующее правило тоже было изменено. Как свидетельствуют актовые книги, в 1762 году кофейням разрешили работать по субботам до полудня. Кроме того, владельцы согласились с некоторыми ограничениями, например, не продавать молока, чтобы не создавать проблем тем, кто ест мясо за утренней трапезой.  «Мы признаем распоряжение суда не продавать в субботу никакого молока, ни с кофе, ни отдельно, ни накануне субботы, ни в субботу, ни летом, ни зимой», – гласила декларация владельцев кофеен, внесенная в актовую книгу.

В 1774 году в лексиконе, связаном с местными кофейнями, появляется новое понятие, онег шабес (субботний отдых, субботнее наслаждение).  Отныне по субботам раввины разрешали владельцам кофеен продавать кофе только евреям, и только ради «субботнего отдыха», т.е. чисто духовной цели. Протокол гласит: «Владельцы кофеен предстали перед раввином и раввинским судом, которые предупредили их не продавать неевреям по субботам и праздникам, поскольку в субботу запрещено заниматься торговлей. Разрешается продавать [кофе] только евреям, и только ради субботнего наслаждения, поскольку в субботу не каждый может приготовить себе кофе у себя дома». Иными словами, раввины признали, что синагога и кофейня не обязательно должны быть соперниками: и та, и другая помогали пражским евреям наслаждаться субботой.

По материалам газет Ha-Aretz.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение