next perv

Как читать библейский текст



Есть постоянные вопросы о том, как относиться к библейскому тексту, принимать или нет его историчность, на каком уровне и т.п… Этот коротенький текст не имеет возможности дать все взгляды и варианты, но лишь подытожить различные подходы и показать пару инструментов, которые позволяют отделить плевела от зерен.

В принципе, есть 4 основных подхода к прочтению ВЗ (Ветхого Завета, про новый я здесь даже не говорю, это совсем другая опера).

1. Религиозный-фундаменталистский подход, или “читаем слово в слово”, всё чистая правда.

2. “Иерусалимский”, или классический библеистический подход.

3. “Тель-авивский”, или минималистический подход.

4. “Нигилистический” подход.

1. Фундаменталистский подход был, естественно, хронологически самым ранним, и был практически мoнополистом в среде богословов и библеистов (которые раньше были, собственно, одной и той же группой). Тут всё ясно, каждое слово, поскольку оно слово божье, должно быть правдой и только правдой, и сомнений быть не может. Сегодня исследователей с таким подходом в науке встретить можно очень редко, но он остается в среде религиозных комментаторов. Изредка можно встретить исследователей, которые пытаются буквально понимать некоторые строки ВЗ, даже когда речь идет о вещах физически невозможных. К примеру, некоторые представители крайне-фундаменталистской школы, которые не принимают датировки с помощью радиоуглеродного анализа (с14 ) , согласно которой наш мир значительно старше 6000 лет. Но это больше курьез.

2. “Иерусалимский”, или классический библеистический подход. Эта школа, как можно догадаться по имени, в принципе расценивает библейский нарратив как исторический, однако не лишенный преувеличений и изменений в соответствии с политическими предпочтениями редакоторов текста. Т.е. исследователи этой школы считают, что библейский текст основывается на реальных исторических событиях. Например, нет сомнений что ассирийцы стояли в 701г под стенами Иерусалима, но число в почти 200000 умерших от руки Бога ассирисйких солдат, без сомнения, является многократным преувелличением. Надо подчеркнуть , что всё это касается “исторической части” библейского текста. т.е. начиная с книги Иисуса Навина, по одной простой причине: с этого момента появляется достаточное количество археологического материала, который можно обсуждать и который может решить тот или ной вопрос относительно историчности или аисторичности той или иной библейской истории.

3. “Тель-авивский”, или минималистический подход. Третья упомянутая школа также отлично отвечает своему названию. Ее представители стараются по-минимуму пользоваться библейским текстом, и считают его, по большей части, пропагандистстким материалом мифологического характера, который был сформирован и/ или сильно отредактирован намного позже описываемых там событий, и на который как правило нельзя опираться при интерпретации археологического материала и воссоздании исторической цепочки событий. На мой взгляд, один из парадоксов, порожденных этой школой – аргументация, которая идет по кругу, из которого почти нельзя вырваться: для того, чтобы показать отсутствие историчности библейского текста, они пользуются… библейским текстом, ибо, хотим мы этого или нет, это до сих пор наш основной письменный источник из Эрец-Исраель этого периода. Тем не менее, минималисты признают, что в ВЗ тексте есть исторические корни, которые нельзя сбрасывать со счета, хотя они и претерпели сильнейшие искажения.

4. “Нигилистический” подход. Ну и наконец – школа крайнего минимализма, представителей которой Билл Дивер метко назвал нигилистами, и которые, в соответствии с названием, отрицают практически всё написанное в ВЗ. Они считают, что большая часть этого текста, если не вся, была написана как часть целенаправленной пропаганды и “изобретения” еврейской истории, которой никогда не было, что произшло (согласно их оценкам), где-то на исходе 1 тыс. до н. э. Если этот подход был очень популярен в 80е годы 20 века, сегодня абсолютным большинством исследователей он считается не более чем курьезом. Один из главных аргументов нигилистов является отсутствие упоминания ключевый фигур ВЗ во внебиблейских источниках, и прежде всего, – имени, может быть, важнейшей фигуры как в иудаизме так и в христианстве- царя Давида. Позииции этой школы, которая взросла, как на дрожжах, на философии “деконструкционизма” второй половины 20 века, получили сильный удар после нахождения стелы упоминающей это имя. Однако это был отнюдь не единственный удар, и практически каждый библейский сайт каждый год приносит новые свидетельства того, что этo течение является не более, чем школой казуистики, к тому же сильно отдающей политикой, не имющей никакой связи с реальным миром.

Это очень короткий и неполный обзор основных течений в этой области, сделанный для того, чтобы можно было представить себе разные мнения и подходы к ВЗ и интерпретации археологического материала. Можно сказать, что первая и четвертая школы на сегодняшний момент устарели или считаются совершенно несостоятельными. В любом случае, мало кому сегодня придет в голову искать 3-метровый скелет Голиафа, могилу Метушелаха (Мафусаила), который прожил почти 1000 лет, или ноев ковчег на горе Арарат, хотя и такие тоже есть. Поэтому можно сказать, что сегодня большая часть мейнстрима библейской археологии и библеистики находится между двумя позициями, второй и третьей, когда каждый конкретный исследователь склоняется больше в ту или иную сторону согласно своей интепретации комбинации текстов и археологического материала. Для того, чтобы попытаться отделить зерна от плевел, можно воспользоваться двумя инструментами: принципом анахронизма и введенным немецкими библеистами понятием Sitz im leben, которое можно перевести как “место в жизни”, или “ежедневный контекст”.

Анахронизм– это внесение в рассказ, в котором говорится o древних временах, предметов или терминов, которые понятны каждому в то время, когда текст редактируется рассказчиком (или редактором), чтобы упростить донесение нарратива до слушателя. Таких примеров есть целая масса. Один из ярчайших примеров, это, конечно же, появление верблюдов и филистимлян в рассказе об Аврааме, который жил задолго до появления и тех и других на ближневосточной сцене. Теоретически, они могут, конечно, быть найдены, но один из принципов археологии- обсуждается то, что было найдено, но не наоборот. Тут много нюансов, но это основной посыл. Попытки фундаменталистов утверждать что “они есть, только мало и далеко” , а также “а вы докажите что их нет, о них просто не писали их современники”, не выдерживают научной критики, и не принимаются научным сообществом. Точно также можно утверждать, что и потоп закрыл всю землю, и что Иаков положил в партер ангела. Эти приемы замечательны и убедительны, но в обществе богословов, а не в научном мире. Иногда понимание анахронистичности той или иной детали может быь двоякой- например история про Рахав, “что жила в стене” Иерихона. Иерихон копают в течении почти уже 100 лет, но стена подобного рода не была там пока найдена. Дело в том, что стены с комнатами внутри, называемые “казематными”, хорошо известны в Израиле. Однако их не было в архитектурной традиции Ханаанае, зато они отлично известны в крепостной архитектуре Иудеи и Израиля в 10-9 веках, после чего они практически исчезают. Т.е. с одной стороны, это предание, скорее всего, появилось в рассказе про захват Иерехона под влиянием казематных стен, которые видели расскачики, но они не могли жить поже начала 8 века до .н э., т.е. задолого до изгнания в Ассирию и Вавилон. Подобного рода анахронизмы лучше всего подходят под концепцию Иерусалимской школы, которая утверждает, что основой костяк традиции ВЗ сформировался еще во времена 1 Храма, причем многие детали могли появиться именно в более ранней его период.

Принцип “места в жизни” также позволяет выявить и выловить исторический жемчуг в ворохе деталей, которые были внесены поздими редакторами с определенной религиозной или политической повесткой дня. Многократно увеличивая число поверженных врагов, наделяя теми или иными качествами политических противников и т.п., никто не заботился о деталях повседневного быта, который и так был для всех очевидным. Тут археолгия может быть полезной вдвойне: упоминание имен, которые были распотранены именно в тот или иной период, детали одежды, оружия или архитектурных деталей, все эти мелочи могут “уложить” ту или иную библейскую традицию в свой исторический контекст, иногда с потрясающей точностью. Анализ особенностей библейского иврита или сравнение с текстами написанными в других странах может показать, когда редактировались или были написаны те или иные строки (потрасяющий пример – некоторые псалмы, которые почти слово в слово повторяют гимны Баалю, написанные в Угарите еще во 2 тыс. до н э.). Исследование sitz im leben библейского нарратива – захватывающее занятие, которое, с одной стороны, помогает найти поздние вставки в тексте, но, с другой стороны, показывает, насколько “историческая часть” ВЗ (грубо говоря, Книга Судей и далее) глубоко сидит корнями в материальной культуре 1 половины 1 тыс. до н э.

В общем, понимание исторической Иудеи/Израиля невоможно без сравнительного анализа библейского текста, других текстов, найденных в нашем регионе, а также многчисленного археологического материала, собранного более чем за 100 лет исследований. Насколько библейский текст явлается историческим? Это спор, который, думаю, будет продолжаться если не вечно, то еще многие десятелетия. На мой взгляд, можно сказать, что чем дальше мы копаем, тем более становится ясно, что, несмотря на все редакции и изменения, в исторических книгах ВЗ есть очень серьезное историческое зерно, которое было брошено в землю именно в те дни, о которых рассказывается в книге.

На фото: казематные стены 9-8 вв. до н э., раскопанные нашей экспедицей в городе Уджа эль Фука, который находится всего в нескольких км. севернее Иерихона, где их как раз найдено не было. Не они ли дали идею рассказчику поселить в городской стене Рахав?

Первоначально опубликовано в сообществе Да здравствует краеведение !!!


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение