next perv

Исход в классику



Вторая книга Торы — Шмот, или, в русской традиции, Исход — служила источником вдохновения для многих композиторов и музыкантов. Невозможно написать одно музыкальное произведение, которое охватывало бы все события книги: здесь и сам исход из Египта, и странствия по пустыне, и получение Торы на Синае, и переход через Тростниковое море — каждый из этих сюжетов, самодостаточных с точки зрения смысловой наполненности, может стать темой отдельного музыкального сочинения.

Впервые серьезное музыкальное воплощение Книга Исхода получила в XVIII веке. Георг Фридрих Гендель, переселившись из Германии в Лондон и став главным композитором британского двора, посвящает библейским сюжетам множество своих ораторий: «Дебора», «Самсон», «Иосиф и его братья», «Иуда Маккавей», «Соломон» и, наконец, «Израиль в Египте». Эта оратория, написанная в 1738 году, стала первым в истории музыки крупным произведением на сюжет Книги Исхода.

Вслед за Генделем темой Исхода заинтересовался второй из сыновей Иоганна Себастьяна Баха — Карл Филипп Эммануэль, который при жизни превзошел по степени известности отца и братьев. В 1769 году он написал ораторию «Израиль в пустыне», премьера которой состоялась в Гамбурге в 1775 году. Это произведение отличает яркий драматизм: молитва Моисея представляет собой речитатив, прерываемый возгласами хора, в сцене, когда пророк ударяет посохом по скале, чтобы добыть воду, хор народа Израиля поет, а струнные в этот момент подражают журчанию воды.

Обе оратории — Генделя и Баха — и сегодня остаются в репертуаре не только ансамблей, практикующих «аутентичное исполнение», но и серьезных хоров и оркестров под управлением лучших дирижеров мира.

В XIX веке Исход был воплощен в музыке многократно, впервые (из сочинений, достойных обсуждения) — в музыке Джоакино Россини. Автор 14 опер и музыкальный руководитель неаполитанского театра Сан-Карло в 1818 году получил от главного импрессарио театра Доменико Барбайи заказ на оперу о Моисее. Тема борьбы за независимость была актуальна в раздробленной Италии и волновала Россини. Однако либреттист Леоне Андреа Тоттола был вдохновлен в первую очередь не Библией, а трагедией Франческо Рингъери «Озирис». В названии этой пьесы — имя сына фараона, влюбленного в пленную еврейку, а в основе сюжета — часть Книги Исхода, главный герой которой — лидер евреев, пророк, принесший народу скрижали Завета. Премьера оперы «Моисей в Египте» состоялась в театре Сан-Карло 5 марта 1818 года и была триумфальной — благодаря гениальной музыке (особенно интродукции к первому акту) и несмотря на провальную режиссуру и сценографию: финал оперы — переход евреев через расступившееся море — был балетно-симфоническим, лишенным слов, и публика, вместо предполагаемого благоговения, покатывалась со смеху.

Стендаль, бывший тончайшим знатоком музыки, так писал об этой премьере: «Когда поднялся занавес, я стал смеяться: несчастные египтяне, разбившись на огромной сцене на отдельные кучки и удрученные тьмой, возносят молитвы. Но едва только я услышал несколько тактов этой великолепной интродукции, как уже не видел перед собой ничего, кроме огромного народа, погруженного в скорбь». Послушайте и вы.

[mmp3 sound=”http://ja-tora.com/wp-content/uploads/Moses_in_Egypy_opera.mp3″]

Через год Россини дописал для финала молитву, и 7 марта 1819 года «Моисей» впервые прозвучал со своим, как показала история, главным хитом. Трио — Моисей, Аарон и его сестра Аменофи (в первоисточнике — Мирьям) — и хор (еврейский народ) обращаются к Творцу с просьбой раздвинуть море столь убедительно, что не только море разверзается, но и слушатели прощают режиссеру бесполезные потуги, а либреттисту — вольное обращение с Библией. Бальзак, присутствовавший на этой премьере, пророчествовал: «Вам кажется, что голос народа, избегнувшего неволи, несется к небесам и сливается с пением ангелов… Произведение, начинающееся подобной интродукцией и кончающееся такой прекрасной молитвой, будет жить вечно!». Мелодия этой молитвы впоследствии неоднократно фигурирует в истории музыки – в качестве темы для вариаций Паганини и Мартину, а также мелодии романса «Как соловей о розе…» Тихона Хренникова.

В 1828 году на текст Исхода был написан еще один шедевр — оратория «Победная песнь Мирьям» Франца Шуберта, которую он закончил за несколько месяцев до смерти. Шуберт, будучи величайшим композитором, при жизни не получил заслуженного признания: лишь несколько своих сочинений он услышал в публичном исполнении, большинство же были опубликованы и исполнены уже после его смерти. «И взяла Мирьям … в руку свою тимпан, и вышли за нею все женщины с тимпанами и ликованием. И подпевала им Мирьям: Буду петь Господу, что высоко вознесся, коней и всадников сбросил в море». Как видим, пение и аккомпанемент звучат уже в самом тексте — вероятно, под тимпанами имеются в виду бубны (хотя в нынешнем иврите тимпаны — это литавры, которые нести было бы тяжеловато). Шуберт к ударным добавил симфонический оркестр — и получилась замечательная музыка, хотя и не ставшая столь популярной, как его «Лесной царь» или «Форель».

Одним из первых композиторов, которого заинтересовал не только оригинальный текст, но и страны, в нем упомянутые, был Фелисьен Давид. С группой паломников он посетил Египет и Палестину, записал там местные мелодии, которые затем опубликовал в собственной обработке и положил в основу симфонии с хором и декламацией «Пустыня», премьера которой состоялась в 1844 году. Спустя два года была представлена вторая оратория Давида — «Моисей в Синае». Эта дилогия, задолго до возникновения профессиональной музыки в Израиле, стала первым циклом, в котором сочетаются библейские тексты и музыкальный колорит Святой земли. Сегодня музыка Давида практически забыта, однако влияние ее на великих французов — Лео Делиба, Шарля Франсуа Гуно и Камиля Сен-Санса — переоценить невозможно.

Единственное обращение к теме Исхода в русской музыке — грандиозная, со множеством действующих лиц опера «Моисей» Антона Рубинштейна, премьера которой состоялась в Праге в 1892 году. Несмотря на то, что в детстве по настоянию деда Рубинштейн был крещен, он сохранял еврейское самосознание, состоял в Обществе для распространения просвещения между евреями в России, знал и любил еврейскую музыку. Оперу «Моисей» композитор называл своей самой значительной работой.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение