next perv

Хеломские мудрецы



Двадцать лет назад ушел из жизни Генрих Вениаминович Сапгир (20 ноября 1928 – 7 октября 1999). Талантливый детский поэт, автор сценариев нескольких популярных мультфильмов, Сапгир так же был известен как переводчик с идиш, прежде всего стихов Овсея Дриза. Так, именно Сапгир перевел с идиш “Зеленую карету”, вошедшую в анналы детской поэзии и авторской песни.

В 1969 году Кемеровское книжное издательство выпустило книгу “Хеломские мудрецы” – стихи Овсея Дриза в переводе Генриха Сапгира (иллюстрации Леонида Левицкого). Предлагаем читателям два стихотворения из этой книги.

Генрих Сапгир, 1989

Три прутика

В Хеломе водились мыши с незапамятных времен.

Не одна, не две, не тыща, а, наверно, миллион!

Мыши на дорогах,

Мыши на порогах,

Мыши на крылечках.

На лавках, на перинах.

На чердаках и печках,

В корытах и корзинах.

Вот какое горе,

Просто-таки горе!

И поэтому в местечке был обычай, говорят:

По три прутика к обеду подавались всем подряд —

К супу, к мясу и компоту, чтобы отгонять мышей, —

Ведь они в тарелки лезли и пугали малышей.

Но когда во всей округе не осталось ни куста.

Стали думать, стали спорить — и все это неспроста.

Люди разные повсюду. Эти глупы, те умны.

А в местечке, как известно, жили умники один.

На дорогах умники,

На порогах умники,

На крылечках умники

И на печках умники,

На лавках, на перинах,

В корытах и корзинах.

Вот какое счастье,

Просто-таки счастье!

И собрались семь старейших и мудрейших на совет,

Чтоб решить: ну что же делать? От мышей спасенья нет!

Обсуждали и гадали восемь дней и семь ночей,

Наконец решили: кошки нас избавят от мышей.

Кошки на дорогах.

Кошки на порогах.

Кошки на крылечках.

На чердаках, на печках,

На лавках, на перинах,

В корытах и корзинах.

Вот решенье умное,

Прямо-таки мудрое!

С той поры в местечке Хелом, ну куда ты ни взгляни,

Всюду — кошки, кошки, кошки. Кошки бегали одни.

И поэтому в местечке был обычай, говорят:

По три хлыстика к обеду подавали всем подряд —

К супу, к мясу и компоту, чтобы кошек отогнать.

На сто верст в округе ветки обломали все опять.

Вновь собрались семь старейших и мудрейших на совет,

Говорят: от этих кошек никому покоя нет!

Долго думали, гадали. Наконец решили так:

Чтоб избавиться от кошек, надо завести собак.

С той поры в местечке Хелом, ну куда ты ни взгляни.

Там собаки, тут собаки. Всюду бегают они.

Собаки на дорогах,

Собаки на порогах,

Собаки на крылечках,

На чердаках, на печках.

На лавках, на перинах,

В корытах и в корзинах.

Вот какое горе,

Просто-таки горе!

Но ведь всякому известно: люди все же там живут.

Три увесистых дубинки там к обеду подают —

К супу, к мясу и компоту, чтобы отгонять собак.

Все дубы уже спилили и взялись за березняк.

Ходят-бродят эти стаи псов прожорливых и злых.

И опять никто не знает, как избавиться от них.

Люди разные повсюду. Эти глупы, те умны.

Но живут в местечке Хелом только умники одни!

Что-нибудь решат такое семь старейших Мудрецов,

Что собаки из местечка удерут в конце концов.

На дорогах их не будет.

На порогах их не будет,

На крылечках их не будет

И на печках их не будет,

На лавках, на перинах,

В корытах и корзинах.

Вот настанет счастье,

Просто-таки праздник!

Овсей Дриз

Как в Хеломе построили турецкую баню

Трудно поверить,

Не спорю я с вами,

Но в городе Хеломе

Не было бани.

От самых бедных

До самых богатых

Все мылись в корытах,

Тазах и ушатах,

Пока не дошла

До Хелома весть,

Что за морем

Бани турецкие есть.

Турецкие бани

Из чистого мрамора.

Хочешь помыться —

Езжай себе за море.

Трудно поверить,

Не спорю я с вами.

Но Береле видел

Своими глазами

Турецкие бани.

Их нарисовали

В каком-то старинном,

Столичном журнале:

В огромном предбаннике

Люди толпились

С узлами. В парную

Они торопились.

А там были рельсы.

На рельсах — котел.

И пар из трубы

Потихонечку шел.

Однако какой-то

Приезжий сказал,

Что это не бани,

А просто вокзал.

Трудно поверить,

Но спорить не будем.

Взглянуть на картину

Достаточно людям.

И как-то пришли

К мудрецам горожане:

— Пора нам построить

Турецкие бани.

Турецкие бани

Из чистого мрамора,

Чтобы не ездить

По пятницам за море.

Семь дней и ночей

Мудрецы рассуждали.

Смотрели картинку

В столичном журнале.

И вот что решил

Наш премудрый совет:

— Так как в местечке

Мрамора нет,

Нет и не будет —

Это проверено,

Бани построить

Из чистого дерева.

Трудно поверить,

Не спорю я с вами.

Но хеломцы баню

Построили сами.

(Искусные плотники

Были в местечке).

Турецкая баня

Стоит возле речки.

Стены сосновые.

Пол земляной!

Но что там за шум?

Что за крики в парной?

Мечутся люди,

Друг другу мешая.

Хлещут потоки

Из кранов и шаек.

Пол заливают.

И постепенно

Все оказались

В грязи по колено.

Трудно поверить,

Не спорю я с вами.

Но люди, вернувшись

Из хеломской бани.

От самых бедных

До самых богатых

Все мылись в корытах,

Тазах и ушатах.

Семь дней и ночей

Мудрецы рассуждали.

Смотрели картинку

В столичном журнале.

Надо же было.

Что-то решить!

И старцы сказали:

— Полы настелить.

Трудно поверить,

Не спорю я с вами,

Но плотник завел

Разговор с Мудрецами:

— Конечно, полы

Настелить нам несложно.

Но ежели доски

Строгать, как положено,

Все будут скользить

И еще на пороге

Переломают

Руки и ноги.

А ежели доски

Совсем не строгать,

Может несчастье

Случиться опять.

На досках растут,

Извиняюсь, не розы

И не сирень,

А сучки и занозы.

Стали мудрейшие

Спорить опять:

— Надо строгать!

— Нет, не надо строгать!

Трудно поверить,

Не спорю я с вами.

Но самый мудрейший.

Сверкая очами,

Плотнику подал

Мудрейший совет.

Какого не слышали

Тысячу лет:

— Доски строгать!

Строгай, не ленись.

Но только клади их

Остроганным вниз.

Трудно поверить,

Но в бане турецкой

Моются люди

С тех пор по-турецки:

С железными тайками,

Как в облаках,

Сидят они в валенках

И в башмаках.




ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение