next perv

ЕВРЕЙСТВО В СТРАНАХ ИСЛАМА И ЕВРЕЙСКОЕ НАСЕЛЕНИЕ ПАЛЕСТИНЫ



Сто лет назад, 24 июня 1919 года, в Киеве родился Шмуэль Эттингер – ведущий израильский историк, общественный и политический деятель. Эттингер был представителем так называемой иерусалимской школы еврейской истории. Научное наследие Эттингера стало важнейшей частью израильской историографии.

В 1972 году в серии “Библиотека алия” вышел двухтомник Очерк истории еврейского народа под редакцией проф. Этингера, написавшего для него несколько статей. Предлагаем нашим читателям отрывок из этой книги.

*****

Уже в XV веке Оттоманская империя служила убежищем европейским евреям, а после изгнания из Испании она превратилась в один из крупнейших еврейских центров. Евреи-царедворцы, приближенные султанов и визирей, были покровителями всех евреев Турции, а иногда выступали даже в защиту гонимых собратьев в христианских странах. Евреи были свободны в выборе места жительства и источников существования. Сами султаны часто поощряли их торговые и финансовые начинания.

Во второй половине XVII в. в положении еврейского населения Турции произошла перемена к худшему. Хотя евреи еще продолжали играть значительную роль в экономической жизни, особенно благодаря связям со своими единоверцами в новых торговых центрах Европы, султаны, в результате ослабления своей власти, не были в состоянии обеспечить им надежную защиту.

В XVIII веке начался упадок огромной Оттоманской империи, и вместе с ним наступил тяжелый период в истории евреев Ближнего Востока, страдавших от произвола местных властей. Янычары (привилегированные отборные воинские части), не раз возводившие султанов на престол и свергавшие их, часто поджигали еврейский квартал в Стамбуле для того, чтобы под предлогом тушения пожара грабить дома жителей. В то же время среди мусульман усилился и религиозный фанатизм. Были изданы постановления, заставлявшие евреев носить отличавшую их одежду и т. п. Солдаты и разбойничьи шайки в провинциальных городах и на больших дорогах грабили и убивали евреев.

В XVIII веке ухудшилось также положение евреев и в странах Северной Африки (в Магрибе). Хотя между ними все еще были люди, приближенные к правителям и занимавшие важные позиции в области торговли и финансов, их иногда даже заключали в тюрьму, чтобы таким образом вымогать у них деньги. Во время междоусобных войн претендентов на престол все враждующие стороны в той же мере преследовали евреев и захватывали их имущество. В народе жизнь евреев ни во что не ставилась. Даже ничтожнейший из мусульман считал себя вправе обидеть “неверного”, совершенно беспомощного по сравнению с ним, т. к. магометанские суды вообще не предоставляли евреям никакой защиты.

В отношении внутреннего самоуправления еврейские общины получили от властей ряд полномочий. Тяжбы между евреями разбирались в их собственных судах, которые имели право налагать штрафы, отлучать от общины и даже приговаривать к телесным наказаниям. Глава общины был ответствен за уплату государственных налогов. Представителем евреев перед правительством был стамбульский главный раввин, “хахам баши”, пост которого был официально признан властями.

«Стамбульский еврей». Гравюра с картины Ж.­Б. Ванмура. 1714 год.

Еврейские общины в Европейской Турции делились на землячества. Самым влиятельным в глазах правительства и самым состоятельным элементом были сефарды. Они организовали свои особые общины и сохранили свое испанское наречие – ладино. Остатки прежнего коренного еврейского населения Оттоманской империи, а также переселенцы из Греции и Италии объединялись в левантийские (или “романистские”) общины. Языком их был итальянский или греческий. В XVIII веке возросло также число ашкеназских евреев. Они тоже образовали свои общины в Стамбуле, ставшем в то время значительным еврейским центром.

Наиболее тяжелым было положение евреев Палестины. Турецкое правительство не было в состоянии обеспечить налаженную администрацию и хоть какой-нибудь порядок в этой стране. Ее жители были подвержены произволу чиновников и шейхов, постоянно воевавших друг с другом. Еврейский центр в Цфате (Сафеде), игравший столь важную роль в XVI в., пришел в упадок вследствие ослабления центральной власти и целого ряда бедствий: землетрясений, эпидемий и т. п.

Только немногие евреи Палестины занимались торговлей или ремеслами, подавляющее же большинство (в том числе почти все ашкеназские евреи) жило на счет “халукки” т. е. добровольных пожертвований, собиравшихся во всех странах рассеяния для жителей Святой земли. Обычай сбора “лепты” для Палестины существовал испокон веков, но в XVII и XVIII вв. эти фонды получили особое значение в жизни евреев диаспоры. Палестинские евреи отправляли “шадарим” (эмиссаров) за границу собирать пожертвования. Вера в то, что пребывание в Палестине само по себе является актом благочестия, – т. к. только в ней еврей может полностью соблюдать заветы Бога и своими личными поступками приблизить пришествие Мессии, – побуждала евреев диаспоры в течение многих поколений поддерживать своих единоверцев в Палестине, считавшихся своего рода представителями всего народа. С другой стороны, сознание того, что они призваны выполнить священную миссию, ободряло подавленных нищетой и лишениями евреев Святой земли.

Еврейское население сконцентрировалось в Иерусалиме и в Цфате. В 1740 г. вновь обосновались евреи и в Тиверии, а во второй половине XVIII века уже существовали поселения в четырех священных по еврейской традиции городах: Иерусалиме, Цфате, Тиверии и Хевроне. Одной из причин концентрации евреев в городах был тот факт, что за стенами этих городов им угрожала смертельная опасность.

Еврейское население в Палестине не прекратило своего существования благодаря живой и постоянной связи с диаспорой и непрерывному притоку переселенцев. Были времена, когда приезжали лишь немногие, но были и такие годы, когда, принимая во внимание тогдашние условия, иммиграция приобретала значительные размеры. Решающими факторами были и в этот период религиозный подъем и усиление мессианских чаяний. Новая волна религиозного энтузиазма в Европе побудила в 1700 г. большую группу немецких и польских евреев – около 1000 человек -во главе с рабби Иегудой Хасидом переселиться в Палестину. Однако вскоре после прибытия в Иерусалим рабби Иегуда скончался и его группа распалась.

В 40-х годах XVIII в. в Палестину хлынула волна эмигрантов из мусульманских стран. Из Смирны приехал рабби Хаим Абулафия, восстановивший еврейскую общину в Тиверии, а из Марокко – один из виднейших духовных вождей своего времени, рабби Хаим Бен-Атар (1742 г.). Тогда же в Палестину начали прибывать и польские евреи, связанные с хасидским движением. Первым из них был рабби Авраам Гершон из Кутова, шурин Бешта.

Могила рабби Хаима бен Атара на Масличной горе в Иерусалиме

Когда в Литве начались преследования хасидов, там образовалась большая группа, возглавлявшаяся учеником Дов-Бера, Менахемом-Менделем Витебским, которая выехала в Палестину в 1777 г. и таким образом укрепила связь между хасидским движением и палестинским еврейством. Вначале хасиды обосновались в Цфате, а затем в Тиверии. В 1808 г. в Цфате поселилась группа учеников Виленского Гаона. Группы прибывающих, представлявшие различные идеологические течения, привели к созданию землячеств-“колелим”,-основывавшихся на принципе общего места происхождения и близости к определенным духовным течениям. Они способствовали укреплению общин ашкеназских евреев в Палестине, главным образом в Галилее. Подавляющее большинство еврейского населения в стране в этот период представляли сефарды и выходцы из мусульманских стран.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение