next perv

Еврейские повитухи



Центральная тема второй книги Пятикнижия, как известно, Исход евреев из Египта. Но первый шаг навстречу освобождению совершен двумя безызвестными женщинами, чьи имена упоминаются всего лишь раз – в первой главе нашей книги: «Обратился царь Египта к еврейским повитухам, одну из которых звали Шифра, а другую – Пуа, и сказал: принимая роды у евреек, не спускайте глаз с родильных кресел: если это сын, умертвите его, а если дочь – пусть живет. Но повитухи боялись Бога, и не делали, как велел им царь Египта, а сохраняли мальчикам жизнь» (Шмот 1:15-17).

Фараон совершает типичную для своей эпохи ошибку – недооценивает роль женщины. Скорее всего, в Египте в те времена принадлежность к народу определялась по отцовской линии. Поэтому женщины не представляли никакой угрозы. Но именно они сыграли решающую роль в разрушении власти фараона. Именно с сопротивления двух безвестных женщин царским приказам начинается процесс освобождения, обретающий в итоге вселенское значение.

Shifra-and-Pua

Еврейскую традицию, естественно, беспокоит вопрос, кем были эти повитухи? В комментариях можно найти два прямо противоположных ответа на этот вопрос. И оба они уходят корнями в глубокую древность.

Мудрецы Вавилонского Талмуда (трактат Сота 11), и вслед за ними ряд выдающихся комментаторов Торы, в том числе Раши, Ибн Эзра, Рашбам и Рамбан полагают, что повитухи были израильтянками. Более того, первая из них Йохевед была матерью Моисея, другая же – либо сестра Моисея Мирьям, либо Элишева, невестка Моисея и жена его брата Аарона.

Гораздо больший интерес представляет второй вариант ответа на вопрос о происхождении повитух. Впервые он встречается в писаниях еврейско-эллинистического философа I века н.э. Филона Александрийского. Он утверждает, что повитухи вообще были не еврейками, а египтянками. Его позицию разделяет и знаменитый историк Иосиф Флавий. Во второй книге своего монументального труда «Иудейские древности» Флавий пишет: «Испугался фараон, и по совету предсказателя повелел всех родившихся еврейских детей мужского пола бросить в реку и загубить, а египетским повитухам приказал следить за родами еврейских женщин. Именно египтянкам было приказано следить за этим, поскольку они, будучи одной с ним национальности, не решатся ослушаться царского приказа» (гл. 9:2).

Ту же традицию продолжает мидраш Тадше, включивший Шифру и Пуу (наряду с дочерью фараона, женой Моисея Ципорой и другими) в длинный список праведных женщин нееврейского происхождения, впоследствии принявших иудаизм, а также комментатор Торы эпохи Ренессанса дон Ицхак Абарбанель и более поздние комментаторы Шадал и Малбим.

Если повитухи – еврейки, то их поступок героический, но в целом предсказуемый. Отказ убивать собственных детей вполне рационален. Но попробуем представить себе тот же поступок, исходя из предположения, что Шифра и Пуа – египтянки, спасающие преследуемых чужаков и нарушающие при этом приказ собственных властей. Тогда их поступок сразу вырастает до уровня праведников народов мира, спасавших еврейских детей в годы Холокоста.

Что же давало силы этим древним праведницам сопротивляться фараону ценой собственной жизни, ибо, как пишет Флавий, ослушание каралось смертной казнью? Тора дает нам простой ответ на этот вопрос: «Повитухи боялись Бога», и именно поэтому «не делали, как велел им царь Египта». Но разве этот “страх Божий” мог быть присущ и египтянкам, поклонявшимся чудовищам с собачьими головами? По-видимому, да. Если человек готов рисковать собственной жизнью ради спасения неправедно обвиненных, то самим своим поступком он доказывает, что “у него есть Бог”. И неважно, к какому народу он принадлежит, и каких формальных религиозных ритуалов он придерживается. Праведность, как и беззаконие, не является национальным или религиозным признаком, присущим исключительно определенным, избранным народам. Это общечеловеческие качества. Именно этому учит история двух египетских женщин, с поступка которых начинается великий Исход евреев из Египта.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение