next perv

Два дома квартала Катамон



Отмечая день Освобождения Иерусалима, тот самый день 28 ияра 5729 года от сотворения мира (7 июня 1967 по новому исчислению), когда командир бригады десантников Мота Гур сообщил по рации: «Храмовая гора в наших руках», хочется вспомнить и то освобождение города, которое происходило двумя десятилетиями раньше и также оставило по себе стихи, песни и богатый устный фольклор. Напоминают нам о нем и названия улиц, по которым многие иерусалимцы проходят едва ли не ежедневно: А-Порцим (Прорвавшие блокаду), Мехалкей а-Маим (Водовозы), А-Пальмах, А-Хиш (Полевые войска), Ковшей Катамон (Покорители Катамона).

Что такое Катамон?

Некогда богатый район со смешанным арабским и еврейским населением, Катамон, расположенный выше соседних еврейских кварталов, уже в 1947 году превратился в главный «камень преткновения» в западной части Иерусалима. Из него постоянно обстреливался квартал Макор Хаим и ехавшие по дорогам машины. Все еврейские жители и большинство богатых арабских домовладельцев его покинули, и с началом Войны за Независимость этот превратившийся в военный лагерь клин, вонзавшийся в середину еврейского города, грозил окончательно рассечь его пополам.

Самым известным из сражений в Катамоне был продолжавшийся три дня кровавый бой за греческий монастырь Сан-Симон, в котором прославились бойцы бригады Харэль под командованием Йосефа Табенкина. Но бой за ныне здравствующий монастырь был только частью военных действий в Катамоне, и особая роль  в них принадлежала двум зданиям, которых сегодня уже нет.

Гостиница «Семирамида», располагавшаяся на пересечении нынешних улиц Полевых войск и Водовозов, была взорвана 12 бойцами батальона «Мориа» из принадлежащей к Хагане бригады «Эциони» ненастной ночью 5 января 1948 года.

semiramis hotel

Взрыв наделал много шума на Ближнем Востоке и его эхо прокатилось по Европе. В этой гостинице, принадлежавшей семейству Абу Суан, согласно донесению разведки, находился командный пункт военизированной молодежной организации «Наджада». При взрыве погибло 26 человек, в том числе гражданские лица (среди оных заместитель консула франкистской Испании, судя по непроверенным данным, занимавшийся торговлей оружием), а также 5 офицеров иракской армии. Англичане вызвали  Бен-Гуриона для проработки и устроили ему форменный разнос, в результате чего ответственный за проведение этой операции Мишаэль Шахам, ранее занимавшийся охраной транспортных колонн, был отстранен им и Голдой Меир от оперативной работы и вернулся к своим грузовикам. Но уже в мае было провозглашено государство Израиль, англичане окончательно передали Катамон арабским вооруженным формированиям и тяжелые бои в этом квартале продолжались вплоть до  взрыва «Дома-термометра». (Обиженный Мишаэль Шахам, кстати сказать, в ту пору возглавил ставшую легендарной бригаду «Голани».)

Находившийся совсем неподалеку от «Семирамиды» «Дом-термометр» был взорван саперами Пальмаха 30 апреля 1948 года, ровно в 12.30 дня. Рами Израэли, сорок лет спустя специально занимавшийся идентификацией объектов, связанных с боями за Катамон, ориентировался на эту фотографию:

termometer

Он искал круглое окошко-иллюминатор в доме позади развалин «термометра». Поиски увенчались успехом: не только здание с иллюминатором осталось на своем месте, но и устоявший после взрыва фрагмент стены стал частью нового дома № 51 по улице Пальмах. Использование в строительстве остатков разрушенных зданий была широко распространено в Иерусалиме, и в Катамоне и сегодня можно встретить дома, выстроенные с частичным использованием старых построек.

Установив местонахождение «дома-термометра», перейдем к его истории. Чем нам интересен этот ныне несуществующий старый дом и почему он так странно назывался? Дело в том, что в этом доме находилась важнейшая и дольше всего действовавшая огневая точка арабских сил во время боев за Катамон. Это было высокое по тем временам, трехэтажное здание, возвышавшееся над местностью, редко застроенной приземистыми одно- и двухэтажными домами. Его название расшифровывается и обыгрывается в изрядно длинном дилетантском стихотворении, опубликованном в те далекие годы в газете «А-Маген» (`Щит`) под скромным псевдонимом «Рядовой». Вот его основная часть, в которой содержится ответ на интересующий нас вопрос (перевод мой, – Н.З.):

В Пальмахе имеют такую привычку
Для всякого места придумывать кличку.
Вот дом, например. Ну и что в нем такого?
У них он «Термометр», честное слово!

Один мне тот дом показал, намекая:
«Вот-вот у него будет форма другая.
Чуток обожди и узнаешь секрет.
И что тут такого? Секрета-то нет!

Все вроде нормально – домок как домок.
Окошко в нем длинное, вишь, паренек?
Похоже на градусник, и из него
Нас враг «поливает». А так ничего.

Раз он обнаглел и полез в авантюру,
Ему мы понизим, брат, температуру.
И вся недолга – никаких тут загадок.
Ну, понял? Молчи! Будет полный порядок».

Ну, я промолчал, так сказать, не найдясь.
И вдруг – как рванет, и земля затряслась.
Мурашки по коже! «Скажи-ка, пехтура,
Какая теперь его температура?»

Пальмахник хихикнул, довольный такой,
меня по плечу он похлопал рукой
И сам же ответил, вид взглядом сверля:
«Да, температурка-то ниже нуля!»

Итак, теперь мы знаем, что такое «Дом-термометр» и с чем его едят. А такие длинные окна на лестничных клетках, разделяющие на две половины дома, как арабской, так и еврейской постройки, воздвигнутые в эпоху британского мандата – между двумя мировыми войнами, можно и сегодня встретить, кроме Катамона, в иерусалимских кварталах Рехавия, Тальбия, Макор Хаим и Кирьят Шмуэль. Есть они и в Тель-Авиве, и в Хайфе. Но именно к этому взорванному дому так прилипло данное пальмахниками прозвище «термометр». Совершенно ясно, что такое окно представляло собой подлинную находку для снайпера. Взрывом этого дома бои за Катамон фактически закончились.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение