next perv

День, когда евреи не учат Тору



На вопрос, отмечают ли евреи Рождество, большинство не задумываясь ответит отрицательно. И будет далеко не право. Нет, разумеется, правоверные иудеи не наряжают елку, не делают вертеп и не вешают у камина носок, в котором Санта-Клаус положит для них подарки. Тем не менее у ашкеназских евреев есть ряд обычаев, связанных с этим христианским праздником. Так, в рождественскую ночь (нитл-нахт на идиш) во многих общинах до полуночи не учат Тору, проводя время за картами или шахматами. Существовало также несколько других, менее известных и распространенных обычаев: не иметь в эту ночь супружеской близости, есть чеснок, и т.д[1].

Шахматы “Украинцы и евреи”( Источник)

Нитл-нахт, или просто нитл, неоднократно упоминается в еврейской литературе. Башевис-Зингер писал в одном из своих романов:

«Гудели колокола. Со всех улиц, из всех домов, из дворцов и подвалов, роскошных квартир и убогих мансард — отовсюду народ шел на пастерку. Костелы были переполнены. Перед каждым алтарем — хлев, ясли и колыбель, вся история рождения Иисуса в Вифлееме. Правда, евреи называют этот день Нитл…»[2].

 

Другой нобелевский лауреат, Шай Агнон, поведал о еврее, делавшем «обозначения на картах, которыми евреи играют на праздник Хануки, а христиане на свой так называемый «Лейл нитл», который у них Рождество, да несравнимо будет»[3].

Слово нитл появляется уже в раннесредневековых ашкеназских еврейских текстах (рабейну Йона на Авода Зара 2а; Тосафот рабейну Эльханан, там же; Сефер га-Трума, 134, и т.д.).  При этом раввины писали его по-разному: одни через тет, другие – через тав (обе этих буквы обозначают на письме звук «т»). Видимо, этимология этого слова уже тогда была неизвестна. И действительно, в еврейских источниках мы находим по меньшей мере три объяснения его происхождения. Так, рабби Цви Элимелеха Шапиро из Дынова (1783-1841) пишет, что в этот день Иисуса был взят (натуль) из нашего мира. (Скорее всего, раввин перепутал Рождество с Пасхой). Согласно другому объяснению, Иисуса в еврейской традиции принято было называть не по имени, а «повешенным» (нитле) – отсюда, соответственно, нитл. А по народной этимологии, «нитл» это аббревиатура нит тора лернен («не учить Тору») – поскольку в этот день, как уже было сказано, Тору не учили[4].

Наконец, существует мнение, что нитл происходит от латинского natalis  – «рождение». Учитывая, что именно празднуют в Рождество, эта версия кажется наиболее убедительной.

 

Не меньше споров вызывал и вопрос о происхождении обычая не учить в эту ночь Тору. К примеру, рабби Авраам Шпербер, автор Таамей га-Минхагим, популярной книги о еврейских обычаях и их традиционных объяснениях, утверждает, что в прежние времена в Рождество ни один еврей не чувствовал себя в безопасности: того, кто осмеливался выйти на улицу, били, а еврейский дом, где горел светильник, отдавали на поток и разорение. А поскольку учить Тору без света нельзя, возник обычай, что в этот день не учатся. К сожалению, с исторической точки зрения это объяснение, скорее всего, неверно: чаще всего христиане громили евреев не на Рождество, а на Пасху, когда в церковном богослужении постоянно упоминалось о том, что «жиды Христа распяли». Тем не менее никаких запретов, связанных с изучением Торы в Пасху, история не знает.

 

Рабби Натаниэль Вайль (1687-1769, Корбан Нетанель) полагал, что обычай не учить в эту ночь Тору является своеобразным проявлением траура. Рождение Иисуса, считал раввин, принесло евреям много бед и горестей, а потому день его рождения подобен 9 ава – посту в память о разрушении Храма, когда, согласно закону, так же не учат Тору, поскольку «слова Торы радуют сердце» (Кицур Шулхан Арух, 124:5)

 

Хатам Софер (1762-1839), ведущий ортодоксальный авторитет своего времени, привел это объяснение от имени своего учителя, рабби Натана Адлера, однако решительно его отверг. Во-первых, если бы дело обстояло именно так, учить Тору нельзя было бы всю ночь, а не до полуночи. А во-вторых, в этом случае можно было учить, к примеру, законы траура или другие нерадостные вещи, как это практикуется 9 ава. Поэтому раввин предложил следующее историческое объяснение. В рождественскую ночь к полуночи христиане идут в церковь на всенощную. Если бы они увидели, что евреи в это время спокойно спят в своих постелях, это могло бы оскорбить их религиозные чувства. С другой стороны, раввины не хотели, чтобы евреи просыпались в полночь, чтобы учить Тору – это могло бы показаться подражанием нееврейским обычаям. Поэтому они запретили учить Тору только до полуночи. В этом случае те, кто привык учить Тору вечером, смогут поучиться во второй половине ночи – а христиане, возвращаясь со службы, будут видеть, что во многих еврейских домах тоже не спят.

 

Еще одно объяснение предложил Бобовский ребе рабби Бен-Цион Хальберштамм (1874–1941). По его мнению, основоположник христианства был учеником рабби Йегошуа бен Перахии и выдающимся знатоком Торы – что не помешало ему стать отступником c точки зрения иудаизма. Поэтому в день его рождения евреи не учат Тору – в качестве напоминания, что одного учения может быть недостаточно, и что главное – не глубокие знания, но правильные поступки.

 

Рабби Гальберштамм имел в виду следующий отрывок из Талмуда:

Когда царь Янай начал казнить мудрецов, рабби Шимон бен Шетах был спрятан своей сестрой, а рабби Йеѓошуа бен Перахия бежал в Александрию Египетскую. Когда заключен был мир, написал ему Шимон бен Шетах: Из Иерусалима, святого града, в Александрию Египетскую. Сестра моя, мой господин живет у тебя, а я остаюсь заброшенным, и т.д. Поднялся и встретился с ним в некоей гостинице. Ему устроили почет добрый. Сказал: “Как прекрасна ахсания [слово можно понять двояко: гостиница и хозяйка гостиницы] эта!” Сказал ему [Йешу]: “Рабби, глаза ее почти без ресниц”. Сказал ему: “Грешник, вот что тебя занимает!” — собрал четыре сотни трубных рогов и объявил ему анафему. Пришел он (Йешу) к нему через некоторое время и сказал ему: Прими меня, но он не стал с ним разговаривать. Однажды когда Йеѓошуа бен Перахия  читал утреннюю молитву, встретился ему (Йешу); он думал принять его, поманил его рукой. Тот подумал, что он его отталкивает. Пошел он, установил черепицу и стал поклоняться ей. Сказал ему  Йеѓошуа бен Перахия: Раскайся. Он сказал: Так я выучил от тебя: кто согрешил и согрешил сам и подтолкнул многих к греху– не дают ему возможность раскаяться. А учитель сказал: Йешу назарянин занимался чародейством и свел Израиля с пути[5].

Не только Бобовский ребе, но и многие другие евреи полагали, что речь в этом отрывке идет об основоположнике христианства. Однако это достаточно маловероятно, поскольку р. Йеѓошуа был современником царя Яная, т.е. жил почти за сто лет до «рождества Христова».

 

Еще одно – видимо, народное – объяснение приводит Макс Векс в своей книге «Жизнь как квеч». Согласно еврейское традиции, изучение Торы считалось одним из способов помочь душе усопшего. А поскольку Иисуса евреи не почитали, они не хотели заниматься в сочельник тем, что могло бы пойти ему на пользу[6].

 

Наконец, еще одно, мистическое объяснение приводит «Краткий свод законов еврейского образа жизни» (Кицур Шулхан Арух), излагающий обычаи любавических хасидов:

24-го декабря по христианскому календарю (нитл), начиная с захода солнца и до полуночи не учат Тору. Смысл этого обычая, по объяснению Любавического реббе, рабби Шалома Дов-Бера, заключается в том, чтобы “не придавать сил скверне”.

 

Что здесь названо «скверной», объяснять, думаю, не надо – достаточно вспомнить, что город Белая Церковь евреи называли Шварце Туме – «черная нечистота»[7].

 

Во-первых, христианство изначально позиционировало себя как своего рода “анти-иудаизм”, подразумевая обязательное отрицание или инверсию различных иудейских практик и концепций. Наиболее красноречивым выражением этого подхода является знаменитый «Чин, како подобает приимати приходящих от жидов»[8]. Так что неудивительно, что после многих веков сосуществования с таким «анти-иудаизмом» сам иудаизм постепенно стал своего рода «анти-христианством». А во-вторых, на протяжении веков христианство было для евреев одновременно угрозой и соблазном. Обряды, профанирующие опасного соседа, служили естественной защитной реакцией. Ощущая себя в окружении «скверны», было гораздо проще сохранять собственную идентичность.

 

Обычая не учить Тору в рождественскую ночь придерживались многие выдающиеся религиозные авторитеты – например, главы Хабада. Тем не менее, он так и не стал повсеместным даже в Европе (в мусульманских странах, где Рождество не было угрозой, про нитл, естественно, никто не слышал). Так, рабби Хаим Каневский писал, что рабби Авраам Карелиц (Хазон Иш), выдающийся талмудист прошлого века, преспокойно учил Тору в рождественскую ночь. По его словам, этот обычай возник в свое время из страха перед христианами – а их, слава Богу, в наше время можно не бояться.

 

Ну и последнее. Как известно, католическая и православная церковь отмечают Рождество в разные дни, соответственно, по григорианскому и юлианскому календарю.  Поэтому хасиды, соблюдающие нитл, тоже делятся на «католических» и «православных». Первые, из Польши и Венгрии, не учат Тору  в ночь с 24 на 25 декабря, а вторые,  украинские и русские, соответственно, – в ночь с 6 на 7 января. А как поступать в тех местах, где католики и православные живут вперемешку – надо, видимо, спрашивать у раввина.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение