next perv

Что такое хорошо и что такое плохо



История грехопадения первого человека, пожалуй, самый комментируемый фрагмент Танаха. Чрезвычайно влиятельной в истории еврейской мысли является интерпретация Маймонида, которой он предпосылает иронический, с подвохом вопрос некоего критика Писания. Вопрос сводится к следующему: до греха Адам не умел различать добро и зло, а, совершив грех, удостоился этого умения. «Но разве не странно, что в наказание за бунт было дано ему совершенство, которым не обладал он прежде, а именно интеллект? Это как если бы кто-нибудь рассказал нам, что некий человек бунтовал и множил несправедливость, за что был подвергнут метаморфозе и превращен в небесное светило».

Отвечая на этот вопрос, Маймонид подчеркивает, что умение различать добро и зло лежит в сфере общепринятых суждений (этической оценки, выработки норм поведения), а вовсе не в сфере интеллекта, различающего только истину и ложь. Первый человек до грехопадения был чисто интеллектуальным существом. Его грех состоял в том, что он поддался воображению, обратился к сфере чувственного, погнался за обретением власти. За это «он был наказан тем, что отнято у него было оное интеллектуальное постижение. И потому нарушил он заповедь, повеление о которой ему было дано из-за его интеллекта, и приобрел постижение общепринятых мнений, и погряз в суждениях о плохом и хорошем». Так человек утратил качества чисто интеллектуального существа, потерял ясность различения истины и лжи и обрек себя на тяжкий труд определения того, «что такое хорошо и что такое плохо». Вкушение плодов древа познания добра и зла является следствием греха и аллегорически обозначает стремление к постижению (или установлению) морально-нравственных норм. Но после грехопадения человек не получил ясного этического знания: отныне он должен в поте лица добывать эту пищу (еда – метафора постижения), трудиться над тем, чтобы уметь отличить добро от зла.

Как же могло случиться, что чисто интеллектуальное существо, каким был Адам до грехопадения, «увлеклось фантазиями», «устремилось к наслаждениям», погналось за дающим власть правом определять, что есть добро и зло? Маймонид не дает прямого ответа на этот вопрос, но понять его можно следующим образом. История изгнания из райского сада является мифом, который указывает вовсе не на генезис развития событий, а на истинное положение человека в этом мире и на ту цель, к которой он должен стремиться. Преодолевая свое приравненное к животному положение, человек должен подняться до уровня этического, а затем и до уровня интеллектуального существа. Об этом замысле Творца и рассказывает Тора.

Интересную трансформацию этого выдержанного в духе аристотелизма прочтения мы находим спустя почти восемь веков у Франца Кафки. Согласно Кафке, отведав запретный плод, человек получил теоретическое знание о том, что такое добро и зло. Но беда в том, что он не способен действовать в соответствии с этим знанием. Не имея сил осуществить этическую норму, человек хотел бы отказаться от полученного знания, но это невозможно. Ему не остается ничего другого, как делать вид, что он не знает, что есть добро и зло, и плодить мотивации, оправдывающие его поступки.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение