next perv

Еврейская демонология. Глава 1. Культурно-исторический фон: демоны древнего Ближнего Востока



Демонами мы называем злых, нечистых духов или чертей. Однако это определение нуждается в серьезном уточнении. В политеистических религиях грань, отделяющая демонов от богов, оставалась достаточно условной: как боги, так и демоны были способны творить зло. В свою очередь, в монотеистической религии демоны могли считаться слугами единого Бога (поэтому демонология была неразрывно связана с ангелологией и теологией).  Или же демон мог возвыситься до уровня оппонента Творца – и в этом случае его статус дьявольской силы отличался от статуса демона в языческой религии.  И наконец, ни в одном из древних ближневосточных языков, включая иврит и арамейский, не было общего термина, эквивалентного русскому «демон».

В целом, на древнем Ближнем Востоке считалось, что демон – существо менее могущественное и в меньшей степени наделенное индивидуальностью, чем бог. Поэтому если верховные божества удостаивались регулярного почитания, демоны этого не заслуживали: с ними разбирались с помощью магических заклинаний.

Согласно ближневосточным верованиям, именно демоны нередко становились причиной болезни или других несчастий.  Поэтому со времен шумерской цивилизации, разработавшей терминологию и практики, связанные с демонами, ближневосточные жители были серьезно озабочены защитой от злых духов. При этом принципиальной разницы между богами и демонами они не видели – среди прочего, демонов называли «злые боги».  Демоны, однако, были слабее – хотя некоторые мифы повествуют об их восстаниях, порой успешных, против верховных богов.

Некоторые заклинания перечисляют четыре или даже семь классов демонов. Демоны служат посланцами владыки подземного царства, и шествуют перед ним. Они обитают в пустынях и близ могил; многие из них являются духами мертвых, умерших насильственной смертью и не удостоившихся должного погребения.

Полагали, что человек может заболеть, если в него вселится демон – а некоторые демоны, соответственно, носили имена вызываемых ими недугов – головная боль, лихорадка и т.д. Больше всего опасались демоницы Ламашту – женщины с львиной головой, убивавшей младенцев в утробе матери и новорожденных. Еще одна демоница, суккуб Лилит, упоминается в Библии (Иешаягу, 34:14), а впоследствии стала персонажем еврейского фольклора. Добрые демоны упоминаются в месопотамских источниках гораздо реже.

Ханаанская демонология в общем и целом напоминала месопотамскую. В угаритской мифологии верховный бог Эль сражается не на жизнь, а на смерть с двурогим хвостатым демоном (весьма напоминающим будущего европейского дьявола). Финикийский амулет VII века до н.э. содержит заклинание, начинающееся словами:

Заклинание. О, летающая, о богиня, о Сасам! О богиня, о душительница ягнят! В дом, в который я вхожу, ты входить не вправе; по двору, по которому я ступаю, ты ступать не вправе!

Этот амулет должен был защитить женщину во время родов, поэтому автор заклинания просил богов о помощи. Кроме того, текст заклинания содержал описания демонов – один из них назван «летающая, Лилит, волк, терзающий дитя». Текст и иконография весьма напоминают месопотамские, арабские и более поздние еврейские фольклорные тексты и изображения – наглядное свидетельство универсальности многих суеверий, касающихся демонов.

При написании были использованы материалы сайта Jewish Virtual Library .


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение