recent

Забытое чудо

Евгений Левин

Как известно, сюжет о «чуде с маслом», лежащий в основе традиционного ханукального дискурса, является достаточно поздним. Впервые он появляется только в Гемаре (Шаббат, 21б); ни Маккавейские книги, ни Флавий, ни другие ранние источники ничего о нем не знают. Это тем более примечательно, что создатели этих источников вовсе не были скептиками и «рационалистами» и в чудеса верили, о чем свидетельствует рассказ об «изгнании Иллиодора», имевший место как раз в интересующую нас эпоху. Сирийский вельможа Иллиодор (Гелиодор), казначей царя Селевка IV Филопатра – лицо совершенно историческое. В Музее Израиля выставлена каменная стелла, на которой запечатлена переписка Гелиодора и царя Селевка IV (на древнегреческом языке). Согласно Апиану, впоследствии Иллиодор убил своего сюзерена и попытался захватить престол, но был изгнан царем Пергама Эвменом, посадившим на трон Антиоха Эпифана. Но в интересующий нас период он был послан в Иерусалим с приказом изъять сокровища Иерусалимского Храма. (Полагают, что эти деньги срочно понадобились царю для выплаты контрибуции Риму.)

 

Ночное сражение на берегу Ябока

Нахум Сарна

Первое, что бросается в глаза: стычка произошла около реки. И сразу же вспоминаются многочисленные примеры из мировой литературы о борьбе речных духов с людьми, желающими переправиться на другой берег. Поскольку реки нередко таили бесчисленные угрозы, люди верили, что в них обитают злые силы, опасные для человека. Отсюда – всего один шаг до персонификации реки, поэтому перед тем, как переправляться, путники старались задобрить речного бога с помощью жертвоприношения, возлияния или другой церемонии. В свете этого становится очевидно, что в первоначальном варианте сюжета дух стремительного и бурного Ябока пытался помешать Яакову переправиться на другой берег. Таким образом, скелет этой древней истории имеет ярко выраженный фольклорный характер, о чем также напоминает игра слов Ябок – яавек («боролся»).

 

Продажа первородства

Нахум Сарна

Причина конфликта между братьями становится понятнее, если вспомнить, что означал статус первенца в библейские времена. Подобно первым плодам и первородному скоту, первенец считался священным и принадлежащим только Богу. Уничтожение человеческих жертвоприношений означало, что первый плод женского чрева необходимо выкупить, чтобы тем самым освободить его от сакрального статуса. Особая святость, связанная с первородством, первоначально предоставляла первенцам привилегированное место в религиозной жизни (позже обязанности первенцев были переданы левитам). Будучи главными гарантами семейного будущего, и, в качестве таковых, ответственными за сохранение наследия предков, первенец считался вторым после главы семейства, и автоматически становился его наследником. Таким образом, статус первенца был связан, с одной стороны, с обязанностями и ответственностью, а с другой стороны, давал права, привилегии и полномочия – например, право на двойную долю в наследстве. Также следует помнить, что уникальная духовная связь между Богом и Израилем описывается в Библии как отношения отца и его первенца

 

Грех человека и грех земли

Дмитрий Сливняк

Почему, однако, помощница первого человека не предотвратила то, что должна была предотвратить, а, наоборот, подтолкнула человека на запретное действие и сама первая его совершила? Тут, пожалуй, начинается самое интересное. Имеет смысл взглянуть, как человеку создавалась "подмога". Сначала были созданы из земли различные живые существа, но человек, сам сотворенный из земли, подходящего помощника среди них не нашел. После этого Бог навел на человека сон и разделил его тело на две части. Одна из этих частей (возможно, неравных по размеру) и далее именуется в библейском тексте человеком (Адам), а из другой формируется искомый помощник. Нетрудно заметить, что главное условие эдипова сюжета здесь не выполнено – женщина, созданная на подмогу, не является чем-то "иным", пришедшим со стороны. Она "кость от кости и плоть от плоти" первого человека (2: 23).

 

Жертвоприношение Ицхака

Нахум Сарна

Эта история позволяет нам лучше и глубже понять характер праотца Авраама. Автор сознательно подчеркивает тесную связь между призванием в Харане, в самом начале духовного пути Авраама, и жертвоприношением Ицхака – кульминацией его духовной Одиссеи. Огромная разница между этими рассказами позволяют оценить, какие существенные изменения претерпели отношения праотца с Богом. Первое повеление Всевышнего Авраам исполнил в ожидании обещанной награды[cm id='25228'][18][/cm]. Во втором случае у него не было и не могло быть подобных ожиданий. Напротив, по своей природе это испытание означало аннулирование завета и конец всем надеждам иметь потомство: Ишмаэль был изгнан, Ицхаку предстояло умереть на жертвеннике… Поэтому традиция совершенно справедливо видела в Аврааме «отца верующих» – наглядный пример безграничной и бескорыстной преданности и верности Творцу.  

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ