next perv

Библейский бестиарий: סוס – ’сус’



Библейское животное сус всеми переводчиками единодушно воспринимается как «конь, лошадь». Исключение составляет лишь один раз встречающийся омоним в значении «стриж» (см. статью «Сис»).

Коневодство, а вместе с ним и разностороннее применение лошадей как в мирных, так и военных целях, было широко распространено в Египте и Месопотамии. Кавалерия достигла высшей точки развития сначала в армиях эллинов, а затем и римлян. Однако на территории Страны Израиля эта отрасль хозяйства из-за неподходящих ландшафтных условий развивалась слабо. Исключение может составить период Второго Храма – в это время в Иудее процветает культ коневодства. Во времена правления Ирода Великого в крупных городах (в Иерусалиме, Кейсарии, Себастии, Скифополисе) отстраиваются шикарные ипподромы. Населенным пунктам присваивают «лошадиные фамилии»: так, в Галилее процветает город Сусита (он же Гиппос, или Ипп), а в Хевронском нагорье – Сусия. Иосиф Флавий в «Иудейской войне» неоднократно упоминает название одной из трех башен иерусалимской цитадели  – Гипикова (т.е. Лошадиная). О ней Флавий сообщает достаточно интересные факты:

«Гипикова башня, названная по имени его (Ирода – М.К.) друга, была четырехугольная, двадцати пяти локтей ширины и длины, тридцати локтей высоты и массивно построена; на этом, составленном из глыб массиве, находилось вместилище для дождевой воды двадцати локтей глубины; над ним возвышалось еще двухэтажное жилое здание, вышиною в двадцать пять локтей, разделенное на различного рода покои и увенчанное маленькими двухлоктевыми башенками и трехлоктевыми брустверами, так что общая высота башни достигала восьмидесяти локтей высоты» (5:4:3).

Есть мнение, что под «другом Ирода» подразумевается не человек с таким именем (нигде больше ни у Флавия, ни в другой литературе, это имя не встречается), а жеребец Ирода, ставший царю-мизантропу лучшим товарищем…

В последующие исторические периоды местное коневодство опять сходит на нет. Заметим, что малопригодные для массового разведения и выпаса коней рельефы являются чуть ли не главной исторической причиной, по которой в XIII веке татаро-монголы так и не смогли (или не захотели) овладеть территорией Святой земли.

Лошади же, о которых повествуется в ТАНАХе – это всегда боевые кони, либо запряженные в колесницу, либо кавалеристские:

– «И гнались за ними египтяне, и настигли их на стоянке у моря (все сус) все конные колесницы фараона и воины его…» (Шмот, 14:9).

Надо отметить, разведение коней не особо поощряется в библейских текстах. Вот как формулируется пожелание к образу будущего правителя:

«Пусть только он не разводит много сусим (мн. число – `лошадей`) для себя и не возвращает народ в Египет для умножения сус» (Дварим, 17:16).

Зато при дворе Соломона был распространен экспорт :

«И привозили сусим, что для Шломо, из Египта и из Квэ, царские купцы брали их в Квэ за плату. И стоила, и вывозилась колесница из Египта за шестьсот серебра, а сус за сто пятьдесят…» (Млахим I, 10:28-29).

Но в целом просматривается некоторое осторожное, даже боязливое отношение к лошадям и верховой езде, чреватой самыми непредсказуемыми последствиями. В первом же библейском упоминании о конях, в благословении праотца Йакова, звучит этот мотив:

«Да будет Дан нахаш (змеёй) на дороге, шфифон (рогатой гадюкой) на пути, что язвит ногу сус’а, так что падает всадник его навзничь» (Берешит 49:17).

Подобная позиция поддерживается и пророками:

«О те, что спускаются в Египет за помощью, и полагаются на сусим, и на колесницы надеются, ибо многочисленны они, и на всадников, ибо весьма сильны они! Но не обратились они к Святому Йисраэйля и Господа не вопросили…» (Йешайа 31:1).

Таким образом, ТАНАХ отражает реальную историческую ситуацию: как род иррегулярных войск кавалерия возникает только к IX веку до н.э. (изначально в Ассирии и Урарту) и начинает вытеснять боевые колесницы. Понятно, что в Иудее и Израиле этот процесс проходит медленно и малоуспешно. Вот как высокомерно обращается к иудейскому царю Хизкийаѓу (Езекии) посланник ассирийского царя Санхерива (701 г. до н.э.):

«А теперь потягайся-ка с господином моим, царем Ашшурским: я дам тебе две тысячи сусим, – сможешь ли ты набрать себе всадников на них?» (Млахим II, 18:23).

Наиболее ярко и монументально изображен боевой конь в книге Йова:

«Ты ли дал силу сус’у, облачил шею его в гриву? Заставил сотрясать все, как арбэ (саранча)? Храп его грозен. Роет он в долине, и веселит силою; идет навстречу битве. Смеется над страхом, и не робеет, и не бежит от меча. Над ним звенит колчан, сверкают копье и дротик. С шумом и яростью глотает он прах, не сдержать его при звуке рога. При звуке рога он ржет: «Го-го!» и издали чует битву, возгласы вождей и крик» (Ийов 39:19-25).

Издревле местные ханаанские племена поклонялись лошадям, запряженным в солнечную колесницу бога-воителя. И позже, в период эллинизма, особо почитался в Ближневосточном регионе Гелиос, аттический бог солнца. На античных мозаиках он изображался на колеснице, запряженной четверкой коней, символизирующих времена года. Память об этом культе сохранилась в описании борьбы царя Йошийаѓу (Иосии) с язычеством:

«И сусим, которых поставили цари иудейские солнцу, перенес в помещения Натана-Мелеха, царедворца, что в предместьи, а колесницы солнца сжег в огне» (Млахим II, 23:11).

В конце концов, в пророческой литературе образ коня приобретает метафорическое и аллегорическое значение:

«Видел я этой ночью: вот человек верхом на сус’е красном (рыжем), и стоит он между миртами, что в углублении, и за ним – сусим красные (рыжие), бледно-красные и белые. И сказал я: что это, Господи? И сказал мне ангел, говоривший со мной: я покажу тебе, кто они. И отвечал человек, стоящий между миртами, и сказал: «Это те, которых Господь послал пройти по земле» (Зехариа, 1:8-10).

Наиболее сложной задачей для переводчиков оказалось определение мастей лошадей. Тот цвет, что назван в иврите «сарок» (наиболее точный перевод – «румяный), передан разными толкователями, явно испытавшими удивление при указании подобной масти, как «пегий», «пестрый», «гнедой»…

Очевидно, именно эти «разномастные» стихи из пророчества Захарии легли в основу эсхатологического образа всадников Апокалипсиса, одних их самых запоминающихся и устрашающих персонажей новозаветного «Откровения Иоанна»:

«Я взглянул, и вот, конь белый, и на нем всадник, имеющий лук, и дан был ему венец; и вышел он как победоносный, и чтобы победить. (…)

И вышел другой конь, рыжий; и сидящему на нем дано взять мир с земли, и чтобы убивали друг друга; и дан ему большой меч. (…)

Я взглянул, и вот, конь вороной, и на нем всадник, имеющий меру в руке своей. (…)

И я взглянул, и вот, конь бледный, и на нем всадник, которому имя «смерть»; и ад следовал за ним; и дана ему власть над четвертою частью земли — умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными» (6:1-8).

В теологической литературе чаще всего эти всадники приобретают следующие имена: Антихрист (белый конь), Война (рыжий конь), Голод (вороной конь), Смерть (бледный конь).

В средневековой бестиарной литературе боевому характеру коня внимание почти не уделяется, зато это животное призвано символизировать такое качество человеческого естества, как похотливость…

 

Домашняя лошадь

(Equus ferus caballus)

Единственный сохранившийся одомашненный подвид дикой лошади, представителя рода лошадей, семейства лошадиных, отряда непарнокопытных млекопитающих. Главная характерная особенность семейства – ноги, имеющие только один развитый палец, одетый копытом.

Средняя продолжительность жизни 25-30 лет. Особенности питания: лошади относятся к травоядным животным. На пастбище одна особь в сутки съедает до 100 кг травы. Параметры роста и массы зависят от принадлежности к той или иной породе. То же самое относится и к масти. В современном мире насчитывается около 500 различных пород.

Беременность лошадей длится 11 месяцев; обычно кобыла рождает одного, реже двух жеребят.

Изучением лошадей занимается отдельная отрасль зоологии – иппология.

сус

 


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение