next perv

Авторское предуведомление



Предмет нашего исследования – фауна во всем ее разнообразии, но с очень определенным и специфическим ареалом обитания, коим является Священное Писание, Книга Книг, то есть Библия, а точнее та часть ее, что называется в одной традиции Ветхим Заветом, а в другой – ТАНАХ’ом (аббревиатура названий трех разделов: Тора (Учение), Невиим (Пророки), Ктувим (Писания). Чтобы избежать в дальнейшем путаницы в многословиях, будем использовать для названия этой части Писания привычное определение Библия. Для подавляющего большинства русскоязычных читателей Библия ассоциируется только с Синодальным переводом. Даже далекими от православной веры людьми этот перевод в силу сложившихся традиций и устоявшихся стереотипов до совсем недавнего времени воспринимался  как почти боговдохновенный, совершенный по всем параметрам текст, сиречь истина в последней инстанции, лексико-орфоэпический норматив. Никак не умаляя литературных достоинств Синодального перевода, рассмотрим все-таки объективные причины, далеко не всегда позволяющие считать это удачным отображением оригинального текста. Прежде всего, не так просто определить, что можно считать «оригинальным текстом», но можно условиться, что им в нашем случае может являться так называемый «масоретский текст», то есть корпус текстов  преимущественно на еврейском языка (иврите), а также частично на арамейском , состоящий из 39 книг под общим названием ТАНАХ (см. выше) – корпус, собранный не позднее II века до н.э., канонизированный в конце I века н.э. законоучителями Синедриона и окончательно отредактированный, унифицированный и кодифицированный в VI-IX веках н.э. несколькими поколениями иудейских ученых-теологов, именуемых «баале ха-масора» (от «масар» – передавать; ср. также «масорет» – предание, традиция) – по-русски их традиционно принято называть «масоретами». Сравнение масоретской редакции Библии с дошедшими до нашего времени рукописями III в. до н.э. – I в. н.э., содержащими фрагменты библейских книг (речь идет о кумранских свитках, найденных в районе Мертвого моря в 40-50-х годах XX столетия) показывает почти полное сходство этих текстов, что и позволяет нам условно применить к масоретским изданиям, с X по XXI век н.э. выходившим в свет без изменений, определение «оригинальный текст». Отметим еще одну важную особенность труда масоретов: при сопоставлении различных версий, имевшихся в распоряжении богословов, и при фиксации единого варианта редактуры, в некоторых случаях (их около тысячи) на поля были вынесены пометки с вариантами написания того или иного слова. И все же не следует забывать, что, как древние переписчики Священных Книг, так и более поздние строгие редакторы, были прежде всего людьми, и, несмотря на всю тщательность сверок, допускали графические оплошности. Наиболее характерной такой ошибкой является метатеза – перестановка букв при переписывании текста. Самый классический пример метатезы (и очень подходящий к теме нашей Энциклопедии) – овца, ибо в библейских текстах фигурирует два варианта написания этого слова на иврите:כבש  («кевес») и כשב («кесев»), появившиеся как результат метатезы.

Считается, что первым переводом Библии на иностранный язык является греческая Септуагинта1 (в русской богословской традиции – «перевод семидесяти толковников»), в работе над которой, согласно преданию, приняли участие 72 иудейских книжника, специально приглашенных в Александрию египетским царем Птолемеем III Филадельфом (284-247 гг. до н.э.). Первоначальный текст перевода LXX не сохранился. Известно, что Септуагинта в I-III вв. н.э. неоднократно подвергалась критике и претерпела несколько редакций. Кроме того, в этот же период появилось еще несколько переводов Библии на греческий, призваных конкурировать с Септуагинтой. Наибольшей популярностью пользовались толковнические труды Аквилы2 (его перевод сделан около 128 г н.э. и ), Феодотиона3 и Симмаха4. В III  веке н.э. александрийский ученый Ориген предпринял попытку противопоставить Септуагинте более современные переводы Библии, составив знаменитые Гекзаплы – параллельный свод шести переводов, куда вошли версии Аквилы, Феодотиона, Симмаха и еще трех неизвестных переводчиков. Оригеном же была предпринята попытка дополнения и уточнения перевода LXX.  Полный текст Гекзапл погиб в 653 году во время пожара кесарийской библиотеки, устроенного сарацинами.

В IV  веке не без инициативы византийского императора Константина работа по унификации Септуагинты была продолжена в различных уголках империи, и наибольшую известность сыскали редакции кесарийского пресвитера Памфила (Палестинская), антиохийского пресвитора Лукиана (Константинопольская) и египетского епископа Исихия (Александрийская). Однако и эти тексты сохранились лишь фрагментарно. Тот текст, который сегодня называется Септуагинтой, представляет собой коктейль из элементов Гекзапл и византийских редакций. Заметим, что три древних манускрипта, содержащих полные собрания этих текстов, дошедшие до наших дней (Александрийский, Ватиканский и Синайский), также сильно разнятся между собой.

Еще в I веке н.э. предпринимались попытки перевода Библии на латинский язык, но первым полным сводом библейских книг на латыни принято считать переводческий труд о. Иеронима, основанном как на греческих версиях, так и на еврейском тексте. Библия в переводе Иеронима получила название Вульгата, то есть «народная», и была канонизирована католической церквью в XVI веке на Тридентском соборе.

Впервые на старославянский язык Библию перевели в IX веке Кирилл и Мефодий, за основу взяв, естественно, Септуагинту. Перевод славянских просветителей полностью не сохранился, а дальнейшие старославянские переводы, и в том числе церковнославянский в нынешней редакции,  базируются не только на сохранившихся текстах Кирилла и Мефодия, но и на греческих сводах, и на текстах Вульгаты, и в незначительной степени на непосредственных переводах с еврейского.

В второй половине XIX века после продолжительных и бурных дискуссий вышло полное издание Библии на русском языке, маркированное логотипом «по благословению Святейшего синода», и получившее посему название синодального. Характер этого перевода был определен следующим образом – «с еврейского языка под руководством греческой Библии». Впрочем, при анализе текстов синодальной Библии видно, что отступления от масоретских изданий, являющихся официальной основой для перевода, – явление систематическое и руководствуется не только формулировками Септуагинты, но также и Вульгаты, и церковно-славянских версий. Отметим еще один курьезный штрих современных переводов Библии на русский язык: некоторые переводы, выполненные непосредственно с иврита (например, известный труд под редакцией р. Д.Йосефона) сверены по синодальному переводу и тянут традиционный хвост неточностей и ошибок. В принципе, давно понятно, что история перевода Библии на какие бы то ни было языки – есть потверждение поговорки  «traduttore – traditore», и что книга сия – то самое произведение, что не нуждается в художественном переводе, но требует глубочайшего разностороннего анализа и расширенного комментария чуть ли не к каждому слову или синтаксической единице оригинального текста.

Итак, встречаясь в Библии с названием того или иного животного, не стоит торопиться с его идентификацией, основанной лишь на переводе. В статьях Энциклопедии мы предлагаем несколько вариантов толкования названий животных, отраженных в масоретском тексте, используемых в Септуагинте, Вульгате, Церковно-славянском и в Синодальном переводах. По возможности мы также прослеживаем некоторые аспекты этимологии этих названий. Все статьи Энциклопедии сопровождаются иллюстрациями, выполненными специально для данной публикации художником Ирой Голуб.

Роль фауны в любом из слоев культурного наследия человечества, от мифологического творчества до постмодернистских авторских интерпретаций, велика чрезвычайно, что обусловлено самыми различными представлениями о неразрывной связи между животными и человеком. Сюда относятся и хозяйственно-бытовые традиции, и тотемные системы, предполагающие происхождение племенных коллективов от тех или иных животных и прочную эзотерическую связь между ними, и учения о переселениях душ, и зооморфные кодирования, и, наконец, зоолатрия  – культовое поклонение. Библия же уникальна тем, что все перечисленные взаимоотношения человека и живой природы нашли свое отражение или в самих текстах Книги, или в неподдающейся перечислению пост- и около-библейской литературе. Навскидку приведем несколько примеров. Отголоски тотемизации родовых кланов отчетливо прослушиваются в благословениях Иакова, направленых на родоначальников двенадцати колен-племен будущего народа Израиля:

– «Иссахар осел крепкий, лежащий между протоками вод»;

– «Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути»;

– «Вениамин, хищный волк, утром будет есть ловитву и вечером будет делить добычу» (Бытие 49:14-27).

Культовое поклонение животным находит отражение, например, в истории сооружения медного змея:

«И сделал Моисей медного змея и выставил его на знамя, и когда змей ужалил человека, он, взглянув на медного змея, оставался жив» (Числа 21: 9).

Кодирование календарной цикличности и пространственной ориентировки прослеживается в видениях пророка Иезекииля:

«И я видел, и вот, бурный ветер шел от севера, великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него, а из средины его как бы свет пламени из средины огня; и из средины его видно было подобие четырех животных, – и таков был вид их: облик их был, как у человека; и у каждого четыре лица, и у каждого из них четыре крыла; а ноги их – ноги прямые, и ступни ног их – как ступня ноги у тельца, и сверкали, как блестящая медь. И руки человеческие были под крыльями их, на четырех сторонах их; и лица у них и крылья у них – у всех четырех; крылья их соприкасались одно к другому; во время шествия своего они не оборачивались, а шли каждое по направлению лица своего. Подобие лиц их – лице человека и лице льва с правой стороны у всех их четырех; а с левой стороны лице тельца у всех четырех и лице орла у всех четырех. И лица их и крылья их сверху были разделены, но у каждого два крыла соприкасались одно к другому, а два покрывали тела их. И шли они, каждое в ту сторону, которая пред лицем его; куда дух хотел идти, туда и шли; во время шествия своего не оборачивались. И вид этих животных был как вид горящих углей, как вид лампад; [огонь] ходил между животными, и сияние от огня и молния исходила из огня. И животные быстро двигались туда и сюда, как сверкает молния» (Иезекииль 1:4-14).

Впрочем, в текстах Библии отчетливо просматривается некоторая тенденция к демифологизации образов животных. Влияние египетских и шумеро-аккадских сказаний по возможности нивелируется. Традиционным мифологическим животным ближневосточного региона, таким, как лев, орел, змея, вол, баран, придается более аллегорическое, нежели культовое значение. Библия постоянно и умышленно стремится к представлению животных как части созданной Творцом материальной природы, отрицая тем самым возможность использования животных в качестве объектов потенциального идолопоклоничества. Попробуем перечислить значения сотворенных живых существ с формирующейся в библейском тексте монотеистической точки зрения:

– для создания полной природной гармонии материального мира: «И благословил их Бог, говоря: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте воды в морях, и птицы да размножаются на земле» (Бытие 1:22);

– для подчинения человеку: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Бытие 1:26);

– для употребления в пищу: «Все движущееся, что живет, будет вам в пищу» (Бытие 9:3);

– для жертвоприношения: «Если из овец приносит он жертву свою, пусть представит ее пред Господа, и возложит руку свою на голову жертвы своей, и заколет ее пред скиниею собрания, и сыны Аароновы покропят кровью ее на жертвенник со всех сторон» (Левит, 3:7-8);

– для использования в домашнем (сельском) хозяйстве: «И пошел он оттуда, и нашел Елисея, сына Сафатова, когда он орал; двенадцать пар [волов] было у него, и сам он был при двенадцатой» (3-я Царств 19:19);

– для промышленного использования: «И сделал для скинии покров из красных бараньих кож и покрышку сверху из кож синих» (Исход 36:19);

– для военных целей: «Ты ли дал коню силу и облек шею его гривою? <…> Храпение ноздрей его – ужас; роет ногою землю и восхищается силою; идет навстречу оружию; он смеется над опасностью и не робеет и не отворачивается от меча; колчан звучит над ним, сверкает копье и дротик; в порыве и ярости он глотает землю и не может стоять при звуке трубы; при трубном звуке он издает голос: гу! гу! и издалека чует битву, громкие голоса вождей и крик» (Иов 39:19-25);

– для сравнений и метафор: «Волосы твои – как стадо коз, сходящих с Галаада; зубы твои – как стадо овец, выходящих из купальни, из которых у каждой пара ягнят, и бесплодной нет между ними» (Песнь Песней 6:6);

– для назидатльной, воспитательно-просветительской аллегорики: «Вот четыре малых на земле, но они мудрее мудрых: муравьи – народ не сильный, но летом заготовляют пищу свою; горные мыши – народ слабый, но ставят домы свои на скале; у саранчи нет царя, но выступает вся она стройно;  паук лапками цепляется, но бывает в царских чертогах» (Притчи 30:24-28).

В книгах Бытие (1:21-28; 7:2) и Левит (11) представлены два типа классификации животных:

1) По среде обитания и способу передвижения: а) сухопутные животные, большие и малые, б) мелкие ползающие животные, живущие на суше, в) ползающие летающие животные, в) птицы, г) большие морские существа, д) пресмыкающиеся морские существа.

2) По степени ритуальной чистоты: а) чистые, б) нечистые. Последние запрещены как для употребления в пищу, так и для жертвоприношений.

Животные рассматриваются в рамках этих классификаций на протяжении всего библейского повествования.

В отношении изображаемых животных Библия принимает своеобразную нулевую точку отсчета, некое равновесие между предшествующими восточными мифологиями и последующим средневековым бестиарным бумом, приведшим к новой мифологизации и эзотеризации зверюшек. Исследование колебаний этого зоомифолгического маятника с учетом упомянутой точки покоя – одна из насущных задач данной энциклопедии.

И последнее, о чем заметим и в так уж затянувшемся предуведомлении, – о вызывающих порой иронические гримасы попытках унифицировать библейские имена собственные. Сразу же откажемся от идеи признать за нормативное правописание синодальную ономографию, хотя последняя и является основой русской традиции произношения  вошедших в русский язык  библеизмов. Нельзя не согласиться, что имена Ева, Соломон и Сафония, например, для современного русскоязычного читателя говорят больше, нежели Хава, Шломо и Цфания, и, следовательно, именно в таком (традиционно-синодальном) виде должны смотреться со страниц, посвященных изучению Библии. Однако, как быть тогда с внедрившимся в современный русский язык стараниями М.А.Булгакова топонимом Ерушалаим, который навсегда казалось бы закрепился в языке не только как элемент художественного авторского повествования, но и как равноправный эквивалент традиционого имени Иерусалим? А вот пример не из литературы: почему в современном языке широко испльзуется такие географические названия, как Ашдод, Ашкелон и Беер-Шева, ведь, следуя традиции,  их следовало бы обозначать на современных картах, как Азот, Аскалон, и Вирсавия… В статьях данной энциклопедии мы будем пользоваться теми нормами произношения имен собственных, которые приняты в современном иврите, преследуя при этом следующую цель: уж коль мы настроены разрушить некоторые стереотипы, навязанные неточными переводами, то, наравне с новыми знаниями, представим уважаемому читателю возможность познакомиться и с разными аспектами библейской ономастики: в скобках мы непременно будем указывать и традиционный синодальный вариант.

Предвидя возможные упреки в чрезмерном употреблении ивритских терминов, отметим, что в этом как раз и заключается следование синодальной традиции подачи библейского текста. И в качестве примера приведем цитату из книги Левит (11:22): «…Сих ешьте из них: саранчу с ее породою, солам с ее породою, харгол с ее породою и хагаб с ее породою». Что за существа такие солам, харгол и хагаб? Ответам на подобные вопросы, собственно, и посвящена наша Энциклопедия, в которой, учитывая самые необычные повороты событий при «раскрутке» истории идентификации библейских животных, мы приняли решение обозначать героев книги теми именами, которыми наделил их язык оригинала.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение