next perv

Библейский бестиарий: חזיר – ’хазир’



Расхождений по поводу толкования смысла слова «хазир» у переводчиков Библии нет. Благодаря лаконичному и точному описанию в перечне животных, запрещенных для употребления в пищу эта лексема приобретает лишь одно-единственное значение  – «свинья»:

«И хазир’а, хоть копыта раздвоены и расщеплены, но не отрыгивает он жвачку, – нечист он для вас. Мяса их не ешьте и к трупам их не прикасайтесь – нечисты они для вас» (Вайикра 11:7-8).

Почти дословно эта сентенция повторяется в книге Дварим (14:8).

Благодаря тому, что зоологические качества свиньи легко поддаются антропоморфизации, хавронья удостоилась чести занять центральное место в ряду нравоучительных изречений как в танахической, так и евангелической литературе, со временем превратившихся в распространенные пословицы и поговорки:

«Золотое кольцо в носу хазир’а – (сие) женщина красивая, но безрассудная» (Мишлей 11:22);

«Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Матфей 7:6);

«Но с ними случается по верной пословице: пес возвращается на свою блевотину, и вымытая свинья идет валяться в грязи» (2-е Послание Петра 2:22).

Со временем для иудейского канона свинья становится квинтэссенцией и символом трефной, то есть ритуально нечистой еды, несмотря на то, что в законах Торы нет специальной градации для менее или более некошерных тварей. Во-первых, этому способствуют несколько фрагментов Писания, акцентуирующих внимание на свинье, как предмете запрета:

«Народ, гневящий Меня перед лицом Моим постоянно, – приносящие жертвы в садах и воскуривающие на кирпичах.  Обитающие в могилах и в скрытых местах ночующие, едящие мясо хазир’а, и варево гнусное в сосудах их» (Йешайа 65:3-4);

«Те, которые освящают себя и очищают себя <…>, едят мясо хазир’а, и мерзость, и мышь, – вместе погибнут – слово Господа» (Йешайа 66:17);

«Закалывающий быка (подобен) убивающему человека, приносящий в жертву овцу – отрубающему голову собаке, приносящий хлебный дар – (приносящему) кровь хазир’а, воскуривающий фимиам – благославляющему идола…» (Йешайа 66:3).

И во-вторых, в период эллинизации Иудеи (IV-II  век до н.э.) особенно усилилось отрицательное отношение к этому животному со стороны коренного населения, ибо интервенты в рамках насаждения культа своих богов требовали особого поклонения свинье; для древних греков свинья была священным животным и имела полубожественный статус. Свинья олицетворялась (видимо, в силу своей плодовитости) с одним из воплощений Деметры и приносилась в жертву богине. Вот как описывает Первая Книга Маккавейская политику правления династии Селевкидов:

«Царь Антиох написал всему царству своему, чтобы все были одним народом и чтобы каждый оставил свой закон. <….> Царь послал через вестников грамоты в Иерусалим и в города Иудейские, чтобы они следовали узаконениям, чужим для сей земли, и чтобы не допускались всесожжения и жертвоприношения, и возлияние в святилище, чтобы ругались над субботами и праздниками и оскверняли святилище и святых, чтобы строили жертвенники, храмы и капища идольские, и приносили в жертву свиные мяса и скотов нечистых, и оставляли сыновей своих необрезанными, и оскверняли души их всякою нечистотою и мерзостью, для того, чтобы забыли закон и изменили все постановления» (1:41-49).

Вторая Книга Маккавейская содержит две истории о героическом поведении евреев, выбравших отнюдь не предательство веры… Приведем полностью текст одной из этих историй:

«Был некто Елеазар, из первых книжников, муж, уже достигший старости, но весьма красивой наружности: его принуждали, раскрывая ему рот, есть свиное мясо. Предпочитая славную смерть опозоренной жизни, он добровольно пошел на мучение и плевал, как надлежало решившимся устоять против того, чего из любви к жизни не дозволено вкушать. Тогда приставленные к беззаконному жертвоприношению, знавшие этого мужа с давнего времени, отозвав его, наедине убеждали его принести им самим приготовленные мяса, которые мог бы он употреблять, и притвориться, будто ест назначенные от царя жертвенные мяса, дабы через это избавиться от смерти и по давней с ними дружбе воспользоваться их человеколюбием. Но он, утвердившись в доброй мысли, достойной его возраста и почтенной старости и достигнутой им славной седины и благочестивого из детства воспитания, а более всего – святаго и Богом данного законоположения, соответственно сему отвечал и сказал: немедленно предать смерти; ибо недостойно нашего возраста лицемерить, дабы многие из юных, узнав, что девяностолетний Елеазар перешел в язычество…» (2:18-24)

Вторая история рассказывает со всеми жуткими реалистичными подробностями о мученеческой гибели некой женщины и ее семи сыновей, отказавшихся от вкушения свинины (Вт. Кн. Макк. 2:7).

Христианская каноническая литература также не обошла стороной «свинскую» тему. Например, в истории про возвращение блудного сына (Лука 11:32) рассказывается,  что этот самый младший сын, растративший свою долю отцовских денег, пас свиней в одной из дальних стран и с голода был готов есть свиной корм, что должно подчеркивать степень его нравственного падения.

Самый же знаменитый евангелический сюжет, где свиньи играют ключевую роль, – это повесть об исцелении Христом бесноватых:

«И когда Он прибыл на другой берег в страну Гаргесинскую, Его встретили два бесноватые, вышедшие из гробов, весьма свирепые, так что никто не смел проходить тем путем. И вот, они закричали: что тебе до нас, Иисус Сын Божий? Пришел ты сюда прежде времени мучить нас. Вдали же от них паслось большое стадо свиней. И бесы просили его: если выгонишь нас, то пошли нас в стадо свиней. И он сказал им: идите. И они вышедши пошли в стадо свиное. И вот, все стадо свиней бросилось с обрыва в море и погибло в воде» (От Матфея 8:28-32).

Именно этот скромный по размерам текст повлиял на формирование классического средневекового представления о свинье как сатанинской твари, самом удобном «сосуде» для размещения духов зла. Именно этот текст положил начало плеяде дичайших, не поддающихся никакой логике и критике, средневековых легенд, где свинья выступает как специфический посредник между евреями и дьяволом, а иудеи и сами отождествляются со свиньями. Так, в «Каталоге тайных еврейских хворей» Франциска из Пьяченцы (1602 г.) рассказывается следующее:

«Евреи из колена Нафтали приказали своим детям спрятаться в свинарниках, визжать и хрюкать. Когда Иисус, несший крест, проходил мимо, их родители спросили его, что это было. Иисус ответил: «Это ваши дети». Но поскольку евреи настаивали, что это хрюкали свиньи, Иисус сказал: «Если они свиньи, пусть будут свиньями и остаются свиньями». Поэтому до сих пор у их потомков во рту четыре больших свиных зуба, свиные уши, и они смердят, как свиньи».

Для объяснения, почему иудеи не едят свинины,  распространились легенды о еврейской женщине, превращенной Иисусом в свинью, когда книжники, испытывая проницательность Христа, спрятали эту женщину в хлев под корыто. С тех пор, гласит поверье, евреи не едят свиное мясо, а превращенная женщина называется «еврейской теткой» или «еврейской свиноматкой».

«Иудей и свинья», надо отметить, одна из любимых тем и в христианском изобразительном искусстве. Judensau, «еврейская свиноматка», красовалась на горельефе городской башни во Франкфурте (XV век), а также на каменных сооружениях Зальцбурга, Фрейзинга, Магдебурга, Регенсбурга, Кельгейма и т.д. Сюжет подхватывается соседями (Францией, Голландией, Англией) и повторяется в «Занимательных историях» П.Буасто (XVI век), в цикле «Еврейская баня» (XVII век), в циклах «Осквернение гостии»… Одно такое изображение описано в памфлете Мартина Лютера «Vom Schem Hamephoras»:

«Здесь, в Виттенберге, на нашей церкви есть высеченное из камня изображение свиньи, которую сосут маленькие поросята и евреи; сзади свиньи стоит раввин, он поднимает правую ногу свиньи, тащит ее за хвост своей левой рукой, наклоняется и усердно рассматривает под хвостом Талмуд, как если бы он хотел узнать что-то очень тонкое и важное…».

Постепенно «свиноматка» трансформируется. На изображении появляется дьявол (с ярко выраженным семитским профилем и круглой еврейской нашивкой), контролирующий процесс кормления. Еврей (уже вскормленный) забирается верхом на свинью и радостно дует в шофар.  Свинья же безучастно жрет собственные экскременты…

Заметим, впрочем, что несмотря на столь выраженное отрицательное отношение к презренному нежвачному парнокопытному, средневековый христианский мир от свиноедения не отказался…

Свиньи, о которых шла речь выше, безусловно относятся  к виду «свиньи домашней». О дикой же свинье, названной хазир мийар (досл. – «свинья из леса») сиречь кабане, сиречь вепре, несмотря на то, что этот вид и до сих пор распространен в северных лесах Израиля, в Библии имеется лишь одно-единственное упоминание:

«Обгаладывает ее (виноградную лозу) хазир мийар, и зверь полевой объедает ее» (Теилим 80 (79):14).

Домашняя свинья
Sus domestica

Относится к семейству свиных нежвачных млекопитающих отряда парнокопытных. Характеризуется четырьмя пальцами с копытами на каждой ноге, из которых два средних крупнее остальных и являются опорными. Голова клиновидная; рыло заканчивается плоским хрящеватым диском (пятачком), которым животное толкает в случае необходимости предметы и роется в земле. Всеядны: питаются растительным кормом, мелкими животными, падалью.

В помете домашней свиньи – 6-10 поросят. Половозрелого самца домашней свиньи называют хряком, а кастрированного самца – боровом. Половозрелая самка до первого опороса называется свинкой, беременная – супоросной, после опороса – свиноматкой. Средняя продолжительность жизни – около 20 лет.

Дикая свинья (кабан)
Sus scropha

Густо населяет евразийский материк, включая и Ближневосточный регион. Длина тела – до 130 см, высота – до 100 см,  масса в среднем 100-150 кг. Тело покрыто упругой щетиной. На спине щетина образует гребень. Окраска от светло-бурой до почти черной. Поросята полосатые. Средняя продолжительность жизни кабана – 10 лет.

хазир


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение