next perv

Библейский бестиарий: עז – ’эз’



עז, גדי, צפיר, שעיר, תיש, עתודים, שה עזים
Эз, гъди, цафир, саир, таиш, атудим, сэ изим

Этот длинный синонимический ряд отражает ту особую популярность, что снискала домашняя коза в текстовом пространстве Библии. Сие животное, причисляемое наряду с овцами к мелкому рогатому скоту, чрезвычайно распространено во всем ближневосточном регионе, что и определило его мифологическую сущность – символическое олицетворение плодородия и благосостояния. Разведение коз всегда было и остается важнейшей и неотъемлемой частью местного скотоводства. И как вывод: издревле коза – одно из наиболее «востребованных» культовых животных для жертвоприношений у самых различных народов. К этому необходимо добавить, что в большинстве мифов особо подчеркивается сексуальность и похотливость козлов, что сближает их с рядом богов-«производителей» самых различных пантеонов (и не только региональных). Достаточно упомянуть «козлообразность» (или иную тесную связь с миром коз) у таких известных божественных персонажей как Пан, Пушан, Перун, Перкунас, Тор, Пушкайтс, Дионис, да еще два с половиной десятка сатиров… Как известно, Зевс был вскормлен козой Амалфеей,  у которой есть и северный аналог – коза Хейдрун (Кудрун, или Гудрун), обитательница Валхаллы, поедающая листья с Мирового Древа и дающая вместо молока «мёд поэзии».

В Библии указывается весьма широкий спектр использования коз в хозяйстве.  

1) Употребление козьего мяса в пищу:

«Вот животные, которых можете есть: шор (бык), сэ квасим (овец) и сэ изим» (Дварим 14:4). Выражение сэ изим нередко используется в библейских текстах для обобщенного названия и коз, и козлов, и козлят (слово «сэ» может быть истолковано как «представитель, отдельная особь стада»). Писание законодательно относит коз к животным, разрешенным для употребления в пищу – жующим жвачку и имеющим раздвоенные копыта (Ваикра 11:3).

Особым лакомством считались блюда, приготовленные из мяса козлят:

– «Пойди же в стадо и возьми мне оттуда двух гдаэй-изим хороших; и я приготовлю из них отцу твоему кушанье, какое он любит» (Берешит 27:9);

– «И пошел Гидон, и приготовил гди-изим, и из эйфы муки – опресноки; мясо положил в корзину, а похлебку влил в котел и вынес к нему под теребинт, и предложил» (Шофтим 6:19).

2) Употребление козьего молока:

«И довольно молока изим для пищи твоей, для пищи дома твоего и на пропитание служанкам твоим» (Мишлей 27:27).

3) Использование шерсти:

– «И сделай тканные полосы изим, чтобы покрывать скинию: одиннадцать полос сделай таких» (Шемот 26:7);

– «И все женщины, побужденные сердцем мудрым, пряли изим» (Шемот 35:26).

4) Использование кожи:

– «И кожу (шкурки) гдаэй ѓа-изим надела на руки его…» (Берешит 27:16);

– «…Были побиваемы камнями, перепиливаемы, подвергаемы пытке, умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби, озлобления» (Новый Завет, Послание к евреям 11:37).

5) Использование коз в культовых целях:

«А если эз жертва его, пусть представит ее пред Господа. И возложит руку свою на голову его, и зарежет ее пред шатром соборным, и покропят сыны Аароновы кровью его жертвенник кругом. И поднесет из него свое приношение в огнепалимую жертву Господу – тук, покрывающий внутренности, и весь тук, который на внутренностях. И обе почки, и тук, который на них, который на стегнах, и перепонку над печенью; с почками пусть отделит это. И воскурит их священник на жертвеннике; это пища огнепалимой жертвы во благоухание, весь тук Господу» (Вайикра 3:12-16).

Эз (мн. число – изим) – наиболее распространенный термин для обозначения коз. В текстах ТАНАХа помимо прямого указания на коз встречаются и поэтические метафоры, и прозаические сравнения:

– «Волосы твои как стадо изим, что сбегает с гор Гилада» (Шир ѓа-ширим 4:1);

– «И стали лагерем против них сыны Исраэлевы, как два небольших стада изим, а арамейцы наполнили страну» (Млахим I, 20:27).

И если уж в данных очерках уделяется, в той или иной степени, внимание фольклору, то будет вполне уместно рассказать о современной «школьной» провокационной загадке: «У какого животного один айн (глаз) и один зайн (член)?» Ответ: у козы (поскольку «айн» и «зайн» – это также названия букв еврейского алфавита, из которых складывается слово עז (эз) – «коза»).

 

Гъди – козленок. Слово это настолько употребляемо, что используется и в качестве топонима: Эйн-Геди («источник козленка») – неоднократно упоминаемое в Писании поселение на западном берегу Мертвого моря.

Особое место занимает упоминание козленка в одном из законов, полученных Моше (Моисеем) на горе Синай: «Не вари гъди в молоке матери его» (Шмот 23:19). Традиционным является толкование, связывающее это положение с одним из основных законов кашрута , запрещающих одновременное употребление молочной и мясной пищи. Однако исследователи склонны видеть более глубокие мифологические корни у этого знаменитого стиха: одна из герменевтических гипотез предполагает существование у древних ханаанских народов подобного ритуала, относящегося к разряду симпатической магии. Вероятно, такой «оригинальной» жертвой жрецы старались убедить верховное божество не лишать жизни грудных младенцев.

И еще одно библейское упоминание козлят также связано с региональными мифологиями. Речь идет о знаменитой семейной махинации с благословением праотца Ицхака (Исаака):

«И взяла Ривка любимую одежду Эйсава, старшего сына своего, которая у ней в доме, и одела Яакова, младшего сына своего. И кожу (шкурки) гдаэй ѓа-изим (дословно – «козьих козлят») надела на руки его и на гладкую шею его. И дала кушанье и хлеб, которые она приготовила, в руку Яакову, сыну своему. И пришел он к отцу своему, и сказал: отец мой! И тот сказал: вот я; кто ты, сын мой? И сказал Яаков отцу своему: я Эйсав, первенец твой; я сделал, как ты сказал мне; поднимись, сядь и поешь от дичи моей, чтобы благословила меня душа твоя. И сказал Ицхак сыну своему: что так скоро нашел ты, сын мой? И сказал тот: потому что Господь Бог твой доставил мне этот случай. И сказал Ицхак Яакову: подойди же и я ощупаю тебя, сын мой, ты ли сын мой Эйсав, или нет? И подошел Яаков к Ицхаку, отцу своему; и он ощупал его и сказал: голос, голос Яакова; а руки, руки Эйсава. И не узнал он его, потому что руки его были, как руки Эйсава, брата его, волосатые; и он благословил его» (Берешит 27:15-23).

В этой истории просматривается явная аналогия с аттической «эгидой», то есть шкурой вышеупомянутой козы Амалфеи. Изготовленная Гефестом, эгида выполняла защитные функции (на щите Зевса и в качестве накидки Афины) и, в конце концов, послужила основанием для образования идиомы «под эгидой…».

Мужская особь, то есть козёл, удостоена особых почестей: Писание предлагает четыре синонима – саир, таиш, цафир и атудим (“им” – окончание мн. числа; в форме единственного числа не упоминается).

Весьма распространенный для определения козлов библейский термин саир в буквальном смысле означает – «косматый, волосатый, заросший шерстью». Это слово использовано, например, в тексте про козла, приносимого в День Искупления в особую жертву, чей образ впоследствии прочно закрепляется в идиоматическом выражении «козел отпущения»:

«И возьмет двух сэирим, и поставит их пред Господа у входа шатра соборного. И положит Аарон на обоих сэирим жребий: жребий один для Господа, а жребий другой – к Азазэлу. И приведет Аарон саир’а, на которого вышел жребий для Господа, и принесет его в грехоочистительную жертву. Саир же, на которого вышел жребий – к Азазэлу, пусть поставлен будет живым пред Господа, чтобы совершить через него искупление, для отправления его к Азазэлу в пустыню. (…) И, окончив очищение святилища и шатра соборного, и жертвенника, подведет он саир’а живого. И возложит Аарон обе руки свои на голову живого саир’а, и признается над ним во всех беззакониях сынов Исраэлевых и во всех преступлениях их, во всех грехах их, и возложит их на голову саир’а, и отошлет с нарочным человеком в пустыню. И понесет саир на себе все беззакония их в страну необитаемую; и да отправит он саир’а в пустыню» (Ваикра 16:7-22).

Азазэл (Азазель) – демон пустыни в древнееврейской мифологии, чей образ в достаточно поздние времена смешался с еще одним мифологическим персонажем, Азаэлем, падшим ангелом, совратителем женщин. Не исключено, что имя Азаэль (עזאל), переводящееся напрямую как «козий бог», принадлежало когда-то одному из богов пантеона, отвечающего за благосостояние стад народов, кочующих через пустыни.

 

Таиш (мн. число – тейашим), наиболее распространенное в современном иврите слово в значении «козёл», в Библии встречается только четыре раза;

«И отделил он в тот день тейашим пестрых и с пятнами, и всех изим с крапинами и с пятнами, всех, что с белизною, и всех бурых ксавим (овец), и отдал в руку сыновьям своим» (Берешит 30:35);

«Изим двести и тейашим двадцать, рехелим (овец) двести и эйлим (баранов) двадцать» (Берешит 32:14);

«А от пелиштимлян приносили Йеошафату дары и серебро в дань; также аравитяне доставляли ему мелкий скот: эйлим* (баранов) семь тысяч семьсот и тейашим семь тысяч семьсот» (Диврэй ѓа-йамим II 17:11);

«Трое шагают важно, а четверо шествуют плавно. Лаиш* (лев) – силач средь животных, и не отступает ни перед кем. Зарзир мотнаим* (скворец) или таиш, и царь не преодолимый» (Мишлей 30:31).

Атуд – изначально это козёл, являющийся вожаком стада. Однако непосредственно лексема «атуд» (ед. число) в Писании не упоминается ни разу; только во множественном числе – атудим:

– «А в жертву мирную: бакар (бык) – два, эйлим (бараны) – пять, атудим – пять, квасим (овцы) годовалые – пять…» (Бемидбар 7:17);

– «Зачем мне множество жертв ваших, – говорит Господь, – пресытился я всесожжениями эйлим (овец) и жиром мриим (буйволов), и крови парим (быков) и квасим (овец) и  атудим не желаю» (Йешайа, 1:11);

– «Разве ем Я мясо абирим (волов) и кровь атудим пью?» (Теѓилим 50:13).

В переносном смысле слово атудим используется для обозначения вождей племен и правителей, уподобленных вожакам козьих стад:

– «Преисподняя внизу встревожена тобой; чтобы встретить (тебя) при входе твоем, разбудила для тебя усопших, всех атудим земли; подняла всех царей народов с престолов их»  (Йешайа 14:9);

– «Бегите из Бавэла и выходите из страны Касдим, и будьте как атудим впереди стада» (Йирмейа 50:8);

– «На пастырей воспылал гнев Мой, и атудим накажу, ибо вспомнит Господь Воинств стадо Свое, дом Йеуды, и поставит их как сус’а* (коня) славного Своего в войне» (Зехарйа 10:3).

Цафир – также козёл-вожак. Фигурирует в видении Даниэля (Даниила):

«И подняв глаза, увидел я: вот айил (баран) один стоит перед рекой, и два рога у него; рога эти высокие, но один выше другого, и более высокий поднялся позже. Увидел я, как айил этот бьет (рогами) на запад, на север и на юг, и никакие звери не могут устоять перед ним, и никто не может спасти от него; и делал он, что хотел, и стал огромным. Задумался я, но вот с запада идет цфир ѓа-изим  (дословно: «козий козёл») по всей земле, и не касается он земли, и рог приметный между глазами его. И дошел он до айил’а двурогого, которого я видел стоящим у реки, и устремился к нему в ярости силы своей. И увидел я, как приблизился он к айил’у и яростно напал на него, и ударил он айил’а, и сломал оба рога его, и не было у айил’а сил устоять перед ним; и свалил тот его на землю, и растоптал его, и не было никого, кто спас бы от него айил’а. И вырос цфир ѓа-изим  чрезвычайно, а когда стал он сильным, сломался большой рог у него, и появились вместо него четыре торчащих, (обращенных) к четырем странам света. И из одного из них вышел небольшой рог, и очень разросся на юг, и на восток, и (в сторону страны) красоты. И вознесся он до воинства небесного, и сбросил на землю часть воинства и звезд, и растоптал их.  (…)

Двурогий айил, которого ты видел, – цари Параса и Мадая. А цафир ѓа-саир (дословно: «козлиный козёл»)  – царь Йавана (то есть, Греции), а большой рог, который между глаз у него, это первый царь. А то, что сломался он и появились вместо него четыре, – четыре царства встанут из народа, но не равные ему по силе. В конце же их царствования, когда завершат свое дело преступники, встанет царь наглый и понимающий загадочное. И наберет он силу, но не своей силой, и уничтожать будет на удивление, и преуспеет в деяниях своих, и будет губить сильных и народ святых» (Даниэль 8:3-24).

Этот текст послужил основанием того, что в средние века в бестиарной литературе козёл (помимо другой богатой семантической нагрузки) становится символом греческой монархии. Прочая средневековая символика, связанная с козлом, опирается прежде всего на конгломерат греческих мифов о сатирах и библейских преданий о «козле отпущения». В результате козёл также становится символом строптивости, греховности, еврейского характера в целом и связи человека с дьяволом. Американский историк Дж. Трахтенберг уточняет:

«Козел, по распространенному в средние века поверью, был любимым животным дьявола и часто служил символом его сатанинской похоти. Согласно популярной легенде, козла сотворил дьявол, и поэтому он стал излюбленным средством передвижения для гоблинов, ведьм и колдунов. В конце эпохи средневековья, когда всю Европу охватило безумие охоты на ведьм, христиане верили, что дьявол чаше всего является в облике козла, которому почитатели Сатаны воздавали почести. Кроме того, именно козла чаше всего приносили дьяволу в жертву. Для средневекового сознания между козлом и дьяволом установилась такая прочная ассоциация, что на рисунке, датируемом началом XV века, на голове у Сатаны, ведущего за собой четырех евреев, – козлиные рога. Цель этой ассоциации совершенно прозрачна. Скульптурная группа работы XV века в одной из голландских церквей изображает еврея, сидящего верхом на козле задом наперед; задние копыта животного раздвоены, а на его передних ногах – когти» («Дьявол и евреи», 1943).

Ему вторит исследователь славянских мифологий О.Белова:

«Из домашних животных самым любимым евреями считается коза (ср. рус. жидовская корова). В Белоруссии даже считали, что разведение в хозяйстве «жидовськыго статку» – коз – не только идет в ущерб разведению овец, но и служит явным признаком того, что хозяин или кто-нибудь из его домашних склонен «рызхрасцицца» (Никифоровский 1897: 156). Вместе с тем у славян бытует устойчивое представление, что черт может принимать облик козла. Более того, «домашняя коза сотворена чертом. Если козу покропить освященною водой, то она сейчас же пропадает» (укр., Чубинский 1995/1: 53)» («Евреи и нечистая сила», 1998).

Не обделяет коз вниманием и талмудическая литература. Эти животные, несмотря на неоспоримую пользу, наносили столь существенный вред окружающей природе и сельскому хозяйству (разрушали террасы, вытаптывали посевы, обгладывали деревья), что в начале III века мудрецы Мишны приняли следующее постановление:

«Не выращивают мелкий скот в Эрец-Исраэль, но выращивают в Сирии и пустынях Эрец-Исраэль» (Бава-Кама, 7:7)

Неудивительно, что похожие положения встречаются и в античных греческих законодательных документах. Однако, как известно, если есть законы, то есть и их нарушения. Вот знаменитое агадическое повествование о козах легендарного рабби Ханины бен Доса:

«Были у р. Ханины козы. Приходят соседи и говорят:
– Козы твои вред нам приносят.
– Если это правда, – отвечает р. Ханина, – то пусть медведи растерзают их, а если нет, пусть вечером каждая принесет медведя на своих рогах.
И вечером каждая коза принесла по медведю на своих рогах.
Откуда у бедного р. Ханины взялись козы?
По словам р. Пинхоса, дело было так:
– Однажды какой-то прохожий оставил у дверей р. Ханины нескольких кур и ушел. Найдя кур, жена р. Ханины приютила их у себя в доме, но муж запретил ей пользоваться яйцами от этих кур. Пошли цыплята, и кур расплодилось столько, что не оставалось свободного места в доме. Тогда они продали кур и купили коз.
Вскоре после этого явился хозяин кур и говорит своему товарищу:
– Вот в этом месте я оставил своих кур. Услыхал это р. Ханина и говорит:
– А можешь ли ты указать их приметы?
– Могу
Указал тот человек приметы кур – и р. Ханина отдал ему коз» (Таанит, 25)

Но, пожалуй, самым знаменитым агадическим произведением о козах является песенка «Хад гадья» («один козлик» – арам.), исполняемая каждый год во время традиционной вечерней пасхальной трапезы:

«Один козлёнок, один козлёнок,
Которого купил мне отец за две зузы,
Один козлёнок, один козлёнок.
Пришёл кот и съел козлёнка,
Которого купил мне отец за две зузы,
Один козлёнок, один козлёнок…»

В фольклоре восточно-европейских евреев также содержится немало различных народных произведений, где фигурируют козы, наделенные необыкновенными способностями. Образцом еврейской литературы, впитавшей фольклорные предания, может послужить фантасмагория Шолом-Алейхема «Заколдованный портной», сюжет которой строится на том, что герой сходит с ума, став жертвой шутки с подменой купленной им козы на козла…

 

Домашняя коза

Capra hircus

Животное из рода горных козлов, семейства полорогих. Одомашнена на Ближнем Востоке в период раннего неолита (7000 лет до н.э.).

Основа рациона – трава и молодые побеги деревьев и кустарников. В промежутках между едой пережёвывают жвачку, представляющую собой комок частично переваренной пищи, которая отрыгивается из рубца (отдел желудка, где накапливается проглоченная пища) и дожёвывается во рту. Коза  – животное неприхотливое и способное переносить как сильную жару, так и мороз. Продолжительность жизни  около 10 лет. Случка происходит обычно раз в год. Один козел способен покрыть стадо из 30-50 самок. Срок беременности – 22 недели, в помете обычно два козлёнка.

Существует семь основных подвидов домашней козы и не менее сотни разнообразных пород, разделяющихся на следующие основные  типы: молочные, шерстные, пуховые, молочно-мясо-шерстные. Наиболее характерный подвид для Ближневосточного региона – коза мамбрийская (Capra hircus mambrica). У этих коз длинные, висячие уши, загнутые назад рога и достаточно длинная шерсть. Благодаря особому строению тела, мамбрийские козы способны с легкостью преодолевать чуть ли не отвесные скальные участки.

коза


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение