next perv

Библейский бестиарий: אריה – ‘арье’



 אריה, ארי, כפיר, לביא (לביאה), ליש, שחל, שחץ

 арье, ари, кфир, лави (лавиа), лаиш, шахал, шахац

Несмотря на столь богатый синонимический ряд, переводчики Библии почти единодушны в том, что за этими названиями стоит одно животное – самый внушительный представитель семейства кошачьих, «царь всех зверей», лев (ну, или его модификации, порой фантастические).

В книге Ийова в рамках одного смыслового фрагмента используется пять из семи известных библейских синонимов слова «лев»:

«Рычанье арье и голос шахала, и зубы кфирим – повержены. Лаиш пропадает без добычи и дети лави отторгнуты» (Ийов 4:10-11).

Вполне вероятно, что каждое из названий когда-то обозначало определенный подвид львов, населявших Страну Израиля, за исключением кфир’а, поскольку значение слова «кфир» – молодой лев, лев-подросток (мн. число – кфирим). В Писании используется еще выражение «кфир арайот», что и переводится как «подросток львов», «молодой лев».

Есть также мнение, что лави – это львица (мн. число – ливиот):

«Где жилище арайот и пастбище для кфирим, по которому ходил арье, лавиа и детеныш арье, и никто не пугал (их)? Арье, терзавший довольно для детенышей своих и душивший для ливиот своих! И наполнил он добычей пещеры свои и жилища свои – растерзанным. Вот Я – на тебя, слово Господа Це-ваота, и сожгу в дыму колесницы ее, и кфир’а  твоего пожрет меч, и истреблю с земли добычу твою, и не будет слышен более голос посланца твоего» (Нахум 2:11-13).

Шахал у переводчиков вызывает больше сомнений, и поэтому спектр толкований шире: и в аспиды иногда этого зверя определяют, и в пантеры. Но более всех намудрили синодальные драгоманы, поскольку подобрали в качестве перевода на русский язык фонетически близкую лексему – «шакал»… Тем не менее, серьезные комментаторы подчеркивают, что шахал – это лев, причем, скорее всего, особый подвид, черногривый. Библейская Энциклопедия под редакцией архимандрита Никифора (1891 г.) сообщает: «Старый лев западной Азии имеет черную гриву и отсюда вероятно его прозвание: Shachal, т.е. черный лев».

Шахац, очевидно, то же самое животное, что и шахал, особенно с учетом того, что по-арамейски «шахац» – лев. Однако в иврите слово «шахац» имеет еще одно значение – «гордость», «наглость», и этим объясняется тот факт, что 41-ой главе книги Ийова, выражение «бней-шахац» (дословно «сыны льва») везде переводится как «гордые»…

Но самая интересная история произошла с переводом слова «лаиш» в 11-м стихе из 4-ой главы книги Ийов («Лаиш погибает без добычи…»). Начиная с Септуагинты в переводах, а позже и в бестиариях, появляется уникальный зверь-мутант – муравьиный лев, или мраволев, гибрид льва и муравья…

Вот как описывает эту мистерию толковников исследователь «Александрийского физиолога» А.Г.Юрченко:

«Появилась же ошибка следующим образом. Со­гласно Страбону, в Эфиопии много «львов, назы­ваемых муравьями. Половые органы последних об­ращены назад; цвет шерсти у них золотистый, но шерсть менее густая, чем у арабских львов». В переводе Семидесяти толков­ников, вспомнив какого-то арабского льва, которого Страбон называет μύρμηξ (муравей), сочинили слово «мирмеколион]» — муравей-лев… Вульгата переводит: tigris periit eo quod поп haberet praedam et catuli leonis dissipati sunt – ‘тигр погибает, потому что не имеет добычи, и дети львицы рассеиваются’. В результате из зверя лаиш, скитающегося без пищи, возникло удивительное животное, не способное поглотить вообще какую-либо пищу. Создается впечатление, что автор «Физиолога» буквально воспринял условный термин «муравей-лев» и сочинил двуприродного монстра. С другой стороны, не исключено, что перед нами очередной мнимый парадокс, уж слишком очевидна абсурд­ность этого персонажа».

Но вернемся ко львам классическим. В Писании точно подмечены основные биологические особенности этого знаменитого зверя:

1) мощные челюсти: «Потому что поднялся на страну мою народ могучий и бесчисленный; зубы у него – зубы арье и клыки лави у него» (Йоэл 1:6);

2) особенности голоса: «Зарычит ли арье в лесу, если нет у него добычи? Подаст ли голос свой кфир из логова своего, если ничего не поймал?» (Амос 3:4);

3) хищнические повадки: «Ибо окружили меня клавим* (псы), толпа злых обступила меня; как ари, (терзают) руки мои и ноги мои» (Теилим 22:17);

4) силовое превосходство над другими хищниками: «Лаиш победитель зверей, и не отступает ни перед кем»  (Мишлей 30:30).

Лев – символ одного из колен Израилевых, колена Йеуды (Иуды), что отражено в  благословении праотца Йакова: «Детеныш арье Йеуда, от насилия, сын мой, удалился. Преклонился, лег, как арье и лави; кто потревожит его?» (Берешит 49:9). Поскольку столица надела Иуды (равно как и древней Иудеи) – Иерусалим, то становиться понятно, почему в 1950 году был утвержден герб Израильской столицы с изображением льва, вставшего на дыбы. К тому же известно, что одно из альтернативных названий Иерусалима – Ариэль («лев – Бог»). Появление же аналогичного «лёвы» в качестве логотипа автомобильной компании «Пежо» библейской подоплёки не имеет…

Кстати, Моисей, также благословляющий сынов Израиля, львом называет Дана:

«А о Дане сказал: Дан – молодой арье, выскакивающий из Башана» (Дварим 33:22).

Со львом сравнивается и царство иудейское, и цари этого царства:

«И ты скажешь: “Что с матерью твоей, львицей? Между львов возлежала, средь молодых сильных львов растила львят своих. И вскормила одного из львят своих: молодым сильным львом стал (он) и научился терзать добычу, пожирал людей. И услышали о нем народы; в яму их был пойман он и отвели его в цепях в страну Мицрайим (Египет). И увидела, что не оправдалась, пропала надежда ее, и взяла одного из львят своих; (стать) молодым сильным львом предназначила ему. И ходил он среди львов, молодым сильным львом стал (он), и научился терзать добычу, пожирал людей. И разрушил дворцы их и города их опустошил, и опустела страна и (все) наполняющее ее из-за рыканья его. И ополчились на него народы со всех сторон из (разных) стран и закинули на него сеть свою: в яму их был пойман он. И поместили его в клетку на цепи, и отвели его к царю Бавэля, отвели его в крепости, чтобы не слышен был голос его более на горах Йисраэйля» (Йехезкель 19:2-9).

Более того, льву уподобляется и сам Господь-Бог:

«И буду для них Я как шахал, как намер (леопард) на дороге буду подстерегать. Встречу Я их как дов (как медведь), лишившийся детей, и раздеру Я ограду сердца их, и пожру Я их там, как лави, зверь полевой растерзает их» ( Ошэйа 13:7-8).

Правда, сравнению со львом удостаиваются и те, кто, казалось бы, не заслуживает подобных почестей, но Писание справедливо и объективно подчеркивает наличие похвальных качеств у сильных и достойных противников:

«Сын человеческий! Вознеси плач о Паро, царе Мицрайима, и скажешь ему: кфир’у народов был подобен ты…» (Йехезкель ,32:2).

Единоборство льва и человека (древнейший охотничий сюжет) отображено в двух библейских историях. В одном случае со львом сражается герой-судья Шимшон (Самсон):

«И спустился Шимшон с отцом и с матерью  в Тимнату, и дошли до виноградников Тимнаты, и вот, кфир арайот рыча, (выходит) ему навстречу. И сошел на него дух Господень, и растерзал он (молодого льва), как козленка, а в руке у него ничего не было. А отцу и матери он не рассказал о том, что сделал.» (Шофтим 14:5-6).

Герой второго поединка – царь Давид:

«И сказал Давид Шаулу: раб твой пас овец у отца своего, а когда приходил ари или дов  (медведь) и уносил сэ (овцу) из стада, То я уходил за ним и бил его, и вырывал из пасти его; а если он бросался на меня, то я брал его за космы и бил его, и убивал его. И ари и дов’а (медведя) убивал раб твой; и будет с этим необрезанным Пелиштимлянином то же, что с одним из них, за то что он, поносил строй Бога живого. И сказал Давид: Господь, который спасал меня ото ари и от дов’а (медведя), Он спасет меня и от руки этого Пелиштимлянина. И сказал Шаул Давиду: иди, и да будет Господь с тобою» (Шмуэль I 17:34-37).

О том, что обычно бывает при встрече человека и льва, рассказано в книге Млахим I (при этом следует обратить внимание, что в данном тексте отображено знание о том, что лев, хоть и хищник, людоедом не является):

«И пошел тот, и встретил его арье на дороге, и умертвил его. И валялся труп его на дороге, – и хамор (осел) стоял возле него, и арье стоял возле трупа. И вот, проходившие (мимо) люди увидели труп, валяющийся на дороге, и арье, стоящего у трупа, и пришли они, и рассказали в городе, где жил старый пророк. И услышал (это) пророк, который возвратил его с дороги, и сказал: это тот человек Божий, который ослушался слова Господня; и Господь предал его арье, который изломал его и умертвил его, по слову Господа, которое Он изрек ему (тому пророку). …И отправился он, и нашел труп его валяющимся на дороге; а хамор (осел) и арье стояли подле трупа; лев не съел трупа и не изломал хамор’а (осла)» (Млахим I 13:24-28).

Точно так же, по воле Бога, другая встреча человека со львами заканчивается более благополучно:

«Тогда приказал царь, и привели Даниэля, и бросили его в яму с арайот. Воскликнул царь и сказал Даниэлю: “Бог твой, которому ты всегда служишь, Он спасет тебя!” И принесли камень, и положили его на устье ямы, и царь запечатал его перстнем своим и перстнями сановников своих, чтобы ничто не изменилось (в судьбе) Даниэля. Потом ушел царь во дворец свой, провел ночь в посте, и не приносили ему никакой пищи, и сон бежал от него. Наутро встал царь на рассвете и поспешил к яме с арайот. И подойдя к яме, крикнул он Даниэлю печальным голосом, заговорил царь и сказал Даниэлю: «Даниэль, раб Бога живого! Бог твой, которому ты всегда служил, смог ли Он спасти тебя от арайот?» Тогда сказал Даниэль царю: «Царь, жив будь вовеки! Бог мой послал ангела своего, и он закрыл пасть арайот, и не причинили они мне вреда, ибо оказался я чист перед Ним» (Даниэль, 6:16-21).

А история победы Самсона надо львом убийством зверя не ограничивается. Труп льва пригодился для развития сюжета:

«…И свернул он посмотреть на труп арье, и вот, рой дворим* (пчел) в трупе арье и мед. И вынул он его себе на ладони, и шел, и ел дорогою; и пришел он к отцу своему и к матери своей, и дал им, и они ели; но не сказал он им, что из трупа льва вынул он этот мед. И сошел отец его к той женщине, и устроил там Шимшон пир, ибо так делали юноши (перед свадьбой). И было, когда увидали его, привели тридцать дружек, которые были бы при нем. И сказал им Шимшон: загадаю я вам загадку; если вы мне ее отгадаете за семь дней пира и отгадаете верно, то я дам вам тридцать накидок и тридцать перемен одежд. Если же не сможете отгадать мне, то вы дадите мне тридцать накидок и тридцать перемен одежд. И сказали они ему: загадай загадку твою, и мы ее послушаем. И сказал он им: из евшего вышла снедь и из сильного вышло сладкое. И не могли они отгадать загадки три дня. И было, в день седьмой сказали они жене Шимшона: уговори мужа твоего, чтобы он разгадал нам эту загадку, иначе сожжем тебя и дом отца твоего огнем. Неужели вы пригласили нас, чтобы обобрать нас? И плакала жена Шимшона пред ним, и сказала: ты меня только ненавидишь, а не любишь; загадку загадал ты сынам народа моего, а мне не разгадал. И сказал он ей: ведь я отцу моему и матери моей не разгадал, а тебе разгадаю? И плакала она пред ним семь дней, в которые продолжался у них пир. И вот, в день седьмой он разгадал ей, ибо она измучила его. И разгадала она загадку сынам народа своего. И сказали ему те люди города в седьмой день до захода солнца: что слаще меда и кто сильнее арье? Он же сказал им: если бы вы не пахали на  эгла* (телице) моей, то не отгадали бы загадки моей»   (Шофтим, 14:8-18).

Очень, очень часто обращение к теме львов необходимо авторам Писания в педагогических целях:

«За это убивает их арье из леса, зеэв (волк) из пустыни нападает на них, подстерегает их намер (леопард) близ городов: кто выйдет оттуда, будет растерзан, ибо многочисленны стали грехи их и усугубилась их необузданность»  (Йирмеягу 5: 6).

Что же, образ льва недаром приобрел особую популярность в басенно-притчевом жанре. Корнями эта тенденция уходит и в Притчи Соломоновы. Вот, например, как страх перед львами используется для достижения целей ленивца, не желающего покидать дом: «Ленивый говорит: «Ари на улице, посреди площадей убьет меня!» (Мишлей 22:13).

В мифологиях Ближневосточного региона, от Египта до Месопотамии издревле утвердились фантастические существа, гибриды львов и других культовых животных. Наиболее распространенными являются следующие: грифон (лев с крыльями орла), сфинкс (лев с головой человека), мантикора (лев с лицом человека и хвостом скорпиона), химера (лев с туловищем козы и змеей вместо хвоста). Эти мифологические образы находят отражение и в Библии. Вот описание тетраморфа, инфернального существа в видении Йехезкэля (Иезекииля):

«И образ лиц их – лицо человека, и лицо арье – справа у (каждого из) четырех, и лицо шор’а* (быка) – слева у (каждого из) четырех, и лицо нэшэр (белоголового сипа) у (каждого из) четырех» (1:10).

Образ двуликих Херувимов также восходит к этим мифологическим существам:

«И лицо человека (обращено) к пальме с одной стороны, и лицо кфир’а – к пальме с другой стороны; (так) сделано по всему дому, кругом, кругом» (Йехезкэль, 41:19).

В новозаветной традиции животные, описанные пророком Иезекиилем, становятся символами четырех евангелистов. Лев – символ Марка , орел – Иоанна, бык – Луки, ангел-человек – Матфея.

Понятно, что в средневековой бестиарной литературе, спектр «львиной символики» чрезвычайно расширяется. Вот некоторые из этих смысловых нагрузок:

– Божий промысел и неисповедимость Его путей;

– таинство крещения (по легенде, львята рождаются мёртвыми, и лев оживляет их своим дыханием; так и христиане дают новую жизнь крещёным);

– воскрешение Сына Богом-Отцом;

– Святой Дух;

– скромный человек, втайне дающий милостыню (в основе – образ льва, заметающего следы);

– человек, искупающий грехи покаянием;

– сильные и храбрые воины;

– бесстрашие;

– тираны;

– дьявол, похищающий человеческие души. Такая необычная символика опирается, во-первых, на стих из Псалтири: «Сидит в засаде, в потайном месте, как арье в чаще своей, сидит в засаде, чтобы схватить бедняка, хватает бедняка, увлекая в сеть свою» (10:9). А во-вторых, – на слова апостола Петра: «Противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр 5:8).

А сам «царь зверей» был широко распространен в ближневосточном регионе еще во времена крестоносцев (XI-XIII вв.), которые также с удовольствием использовали изображение львов в своей символике и декоративной орнаменталистике (перебив на охотах последние особи…). Вслед за рыцарями включением львов в геральдические знаки увлеклись и мамелюки (достаточно упомянуть, что лев стал символом знаменитого султана Байбарса).

Кроме того, лев уверенно и прочно вошел в ономастику. Не акцентируя особого внимания на том, что практически во всех европейских языках чрезвычайно популярно имя Лев,  заметим, что по сей день в иврите известны такие имена собственные, как Арье, Ари, Ариэль, и топонимы  – Ариэль, Лаиш, Бейт-Арье…

Лев азиатский (Panthera leo persica)

 Азиатские львы мельче африканских, взрослый самец весит 160-190 кг, самка до 120 кг.  Грива азиатского льва не так густа, как у африканского, и плотнее прилегает к телу. Живут прайдами, в которых только две самки. Были распространены на территории южной Евразии от Ближнего Востока до Индии. В настоящее время вид насчитывает около 300 особей, обитающих только в Индии, в Гирском заповеднике. Основной рацион львов в Гирском лесу – индийские олени и замбары. Беременность у львиц длится 100-110 дней. Самка  производит на свет от двух до четырёх детёнышей. Средняя продолжительность жизни самок 14-16 лет, самцы редко доживают до 11-12 лет.

таблица к арье 1

таблица к арье 2


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение