next perv

Бецалель, сын Ури, и бессилие языческих богов



(К недельным главам Торы Ваякель – Пикудей)

В недельной главе Ваякель мы встречаем одного из самых загадочных героев Писания: мастера и архитектора Бецалеля, надзиравшего за строительством Скинии. Тора говорит о нем как о человеке, наделенном «духом Божьим, мудростью, разумением и познаниями во всяком ремесле» (Шмот 35:31). Задача, поставленная перед ним, так же подчеркивает уникальные качества еврейского мастера: Бецалель должен был построить скинию, жилище Всевышнего, то есть здание, принципиально отличающееся от любых других построек.

Бецалель. Марк Шагал, 1966

Исследователи не раз обращали внимание, что автор книги Шмот (Исход) не скупится на похвалы мастеру: Бецалель обладал «даром оригинальности», а так же «всеми необходимыми качествами – мудрость, разумением  и т.д. – причем в сверхъестественном объеме».

Тот факт, что Бецалелю и впрямь было присуще нечто «сверхъестественное», а также обилие комплиментов, в которых рассыпается Писание, заставляет нас задуматься: кем бы этот Бецалель? Почему Тора описывает его именно так? В каких отношениях он был с Богом?

О том, что между Всевышним и Бецалелем существовали особые отношения, свидетельствуют следующие слова Моше: «Смотрите, Господь призвал именно Бецалеля, сына Ури, сына Хура» (Шмот, 35:10). В данном случае Моше лишь повторил то, что в другой недельной главе слышал из уст Всевышнего:

И сказал Господь Моше, говоря: Смотри, Я призвал по имени Бецалеля, сына Ури, сына Хура… И Я исполнил его духом божиим, мудростью, разумением, ведением и всяким искусством,  чтобы творить замыслы, чтобы работать по золоту и по серебру, и по меди, и по резьбе камней для вставления, и по резьбе дерева, дабы исполнять всякую работу.

(там же, 31:1-5)

Стоит отметить, что, кроме этого стиха, фраза «я призвал по имени» появляется в Писании всего дважды: когда Бог провозглашает свое имя (Шмот, 39:19: «Я проведу пред лицом твоим благость Мою и провозглашу по имени: Господь пред тобою!»); и когда он назвал по имени Израиль: «Я призвал тебя по имени твоему, Мой ты!» (Исайся, 43:1).  В каждом из этих случаев это словоупотребление указывает на особые отношения с Богом и тем, кого Он назвал.

Еще одно свидетельство особых отношений между Творцом и художником – имя последнего, означающее «прибывающий в тени Бога, сын света». И, наконец, слова Всевышнего, что Он исполнил Бецалеля «духом божиим», указывают, что мастер принадлежит к числу избранников, получивших от Бога «дух» или «дыхание».

Таким образом, обилие комплиментов, наряду с именем, указывают на необычную близость между Богом и этим малоизвестным персонажем Писания.

На протяжении вот уже 2-х тысяч лет комментаторы отмечали уникальные достоинства Бецалеля и пытались понять, кто он такой. Мидраш Шмот Раба даже утверждает, что мастер был избран для этой миссии еще до сотворения мира:

Что сделал Святой, благословен Он? Принес ему книгу первого человека, показал ему все поколения от сотворения мира до воскресения мертвых: поколения и их царей, поколения и их вождей, поколения и их пророков. Сказал Он ему: всех их Я назначил с того самого часа, [как решил сотворить мир], и Бецалеля назначил с того самого часа. Поэтому сказано: «Смотри, Я призвал именно Бецалеля».

Шмот Раба, 40:2

Возможно, опасаясь, что град комплиментов, которыми Тора осыпает Бецалеля, вызовет неизбежные сравнения между еврейским художником и греко-римскими богами, Иосиф Флавий исключил из своего рассказа о строительстве скинии любые упоминания о том, что мастер был избран Богом.

И вот, когда народ с таким рвением доставлял для этого сооружения необходимый материал и каждый старался превзойти в обилии своих пожертвований всех прочих, Моисей, по повелению Господа Бога, назначил для постройки архитекторов, которых выбрал бы и сам народ, если бы ему предоставлено было это право. Имена их (записанные в Св. Писании) были следующие: Веселеил, сын Ури, из колена Иудова, племянник вождя по его сестре Мариамме, и Елиав, сын Исамаха, из колена Дана.

Иудейские древности, 3:6:1

Иными словами, не Бог, но Моше, согласно Флавию, поручил Бецалелю строительство Скинии.

Если мы правильно поняли мотивы Флавия, то, возможно, ему действительно было, чего опасаться. Как писал в своем комментарии к книге Шмот раввин и известный библеист Умберто Кассуто, у библейского Бецалеля есть поразительно много общего с Котаром-ва-Хасисом, угаритским богом-ремесленником. Подобно Бецалелю, Котар был мастером на все руки. Так же, как еврейскому художнику, ему было поручено строить дом для Бога: Яма, бог моря, поручает Котару построить ему дворец.  (После того, как  Баал и Анат победили Яму, Котар достраивал этот дворец уже для Баала.) Наконец, угаритский эпос называет Котара «мудрым и искусным», а Тора говорит о Бецалеле, что Бог исполнил его «мудростью… и всяким искусством».

Однако можно ли утверждать, что Библия просто заимствовала персонажа из угаритского пантеона? Нет, – отвечает  Касутто, – Бецалель стал еврейской альтернативой Котара, а библейских рассказ о нем является завуалированной критикой ханаанской языческой мифологии.

Большинство людей, евреев и неевреев, считают Библию монотеистическим текстом, созданным монотеистическим народом. Однако исследователи полагают, что в эпоху создания большей части библейских текстов для Палестины-Сирии долгое время была характерна четырехуровневая иерархия богов: боги-правители, боги-деятели, боги-ремесленники и боги-посланники. Эта схема соответствовала структуре тогдашнего общества, состоявшего из правителей, царских слуг, ремесленников и рабов.  

Следы этого «монархического политеизма» или генотеизма (поклонение одному богу, не исключающее почитания других богов) мы находим в различных библейских текстах. Долгое время библейские авторы ставили своей целью доказать, что именно Бог Израиля занимает высшее место в небесной иерархии. Лишь в более поздних библейских  текстах (например, 40-66 главах книги Исайи) появляется утверждение, что Бог Израиля – единственное божество.

Возможно, библейский рассказ о Бецалеле следует понимать именно как проявление еврейского генотеизма. Автор приписывает еврейскому мастеру все атрибуты угаритского божества, говорит о нем тем же языком – но при этом всячески подчеркивает, что речь идет о ремесленнике из плоти и крови, а не о боге ремесленнике, и что все эти «божественные» качества Бецалель получил от Бога Израиля. Тем самым имплицитно подчеркивается величие Всевышнего – и бессилие всех прочих богов.

Сюжет о Бецалеле – часть литературного процесса, призванного возвести Бога Израиля на вершину божественной иерархии. К примеру, три качества –мудрость, разумение и технические способности, которыми Бог наделил Бецалеля, поручив ему строить скинию, – сам Всевышний использовал, когда творил мир: «Господь мудростью основал землю, утвердил небо разумом. Ведением Его разверзлись бездны и облака каплют росою» (Мишлей, 3:19-20). В другом месте Бог заявляет: «Ведь Я сотворил кузнеца, который раздувает в огне угли и изготовляет орудие для дела своего» (Исайя, 55:16).

Иными словами, Библия раз за разом утверждает: Бог Израиля – единственный источник человеческого творчества и творческих сил; только Он – и никакое другое божество – может наделить человека мудростью и другими качествами. Господь, утверждает Библия, первый и единственный «бог-ремесленник», чьим главным шедевром является наш мир.

(По материалам статьи Рабби Джереми Мориссона на сайте thetorah.com)


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение