next perv

Амнон, Тамар и законы о пленнице, красивой  видом



Как мы знаем, после того, как Давид соблазнил Бат-Шеву и послал на смерть ее мужа, его семейная жизнь превратилась в череду трагедий, закончившуюся лишь после смерти царя – когда сын Давида Шломо казнил своего брата Адoнию и племянника Давида полководца Йоава.  Первой ласточкой стала смерть первого сына Давида и Бат-Шевы, прожившего всего несколько дней (Шмуэль II, 12, 18).  А затем один из царских сыновей, Амнон, изнасиловал свою сводную сестру Тамар (там же, 13:1-6)…

История Амнона и Тамар сама по себе – одна из самых грязных в Писании. Однако мудрецы Талмуда решили, что кашу маслом не испортишь, и связали ее с одним из самых проблематичных для читателя законом Торы – о «пленнице, красивой видом»:

«Сказал рав Йеѓуда со слов Рава: Тамар была дочерью [женщины], «красивой видом», как сказано: «Поговори ты с царем, и он не возбранит мне стать твоею» (Шмуэль-II, 13:13), ведь если бы она была рождена в браке, тогда она была бы его сестрой, [и тогда] как она могла бы быть ему разрешена? Значит, была дочерью [женщины], «красивой видом»». [1]

Сангедрин, 21б

Напомним читателю, о каком законе идет речь:

«Если увидишь между пленными женщину, красивую видом, и возжелаешь ее, и захочешь взять ее себе в жены, то приведи ее в дом свой, и пусть обреет она голову свою и обрежет ногти свои.  И пусть снимет с себя свое платье пленения, и пусть сидит в доме твоем и оплакивает отца своего и мать свою месяц времени; затем войдешь ты к ней и станешь мужем ее, и она будет твоею женою. Если же случится, что ты не захочешь ее, то отпусти ее, куда она пожелает, но не продавай ее за серебро, не превращай ее в рабыню, так как ты насиловал ее» (Дварим, 21:11-14).

7fb359d27a8b992f02d030d38b614b4e

 

Разумеется, женщины во все века считались законной военной добычей. «Илиада» начинается с того, что Агамемнон отобрал у Ахилла Брисеиду, которую тот захватил и сделал своей наложницей [2]. Пророк Иеремия возмущался, что вавилоняне, захватив Иерусалим, «бесчестили жен в Сионе, девиц – в городах иудейских» (Эйха, 5:11).  Однако тут «есть нюанс»: в отличие от Торы, наследие слепого Гомера не претендует  на то, чтобы служить источником вечных нравственных истин. Так что апологетика в стиле «время было такое» в нашем случае весьма проблематична.  Поэтому мы пойдем другим путем: посмотрим, какое развитие получил закон о «пленнице, красивой видом» в  последующем еврейском законодательстве (Устной Торе). Причем для удобства сделаем это не по Талмуду, но по «Мишней Тора», всеобъемлющему кодексу еврейского права, составленного р. Моше бен Маймоном.

Прежде всего, Рамбам подтверждает право, данное Торой еврейскому солдату: «Воин может совокупиться с нееврейкой, если его охватит естественное желание… Это разрешено, будь эта женщина девственницей или нет, даже если она замужняя… Даже если она некрасива» (Законы о царях и войнах, 8:2-3). Однако сразу же за этим следует ряд ограничений.

Прежде всего, изнасиловав понравившуюся ему нееврейку, солдат не имел права бросить ее и пойти дальше – он был обязан взять ее к себе в дом (там же, 2). Кроме того, воин не мог развлечься со всеми красавицами, которых он встретит в походе: право на «прекрасную пленницу» ограничивалось одной женщиной, воин не мог взять себе двух жен, или захватить одну женщину для себя, а другую – для отца или брата (там же, 3). И, наконец,  это удовольствие было строго одноразовым: «Запрещено совокупляться с ней вторично, пока он на ней не женится» (там же, 2).

Если пленница сразу соглашалась перейти в иудаизм, ее разрешалось обратить немедленно.  Однако и в этом случае брак откладывался по крайней мере на три месяца – месяц, когда женщина справляет траур по своим близким, и два последующих (там же, 5-6).  В противном случае захватчик мог держать ее в доме двенадцать месяцев, уговаривая ее «войти под крылья Шхины». Все это время пленница находилась в неприглядном виде – с обритой головой и нестриженными ногтями, чтобы выглядеть максимально непривлекательно – «когда входит, он видит ее, и когда выходит, видит ее, чтобы стала ему отвратительна» (там же, 5)

Если после этого еврей все еще хотел жениться на пленнице, а она соглашалась принять иудаизм, играли свадьбу. Если же она не соглашалась стать еврейкой и после этого, воин должен был обязать ее соблюдать семь заповедей потомков Ноаха и отпустить ее на свободу (там же, 7).

Решив жениться на пленнице, еврей должен был заключить с ней брачный договор (ктуба),  как с любой еврейской женщиной. Он не имел права продать свою пленницу, если же продажа состоялась, сделка считалась недействительной, и продавец должен был вернуть деньги.  Еврей так же не мог сделать пленницу своей рабыней (там же, 6). Он должен был либо жениться на ней, либо дать ей вольную.

Иными словами, еврейский закон в данном случае следует принципу, сформулированному тем же Рамбамом в отношении жертвоприношений [3]: Тора не пытается ломать человеческую природу. Соответственно, если некое нежелательное явление невозможно искоренить, его нужно, по крайней мере, минимизировать и ввести в хоть какие-то рамки. Именно это произошло и в нашем случае: видимо, насилие на войне Тора (и мудрецы вслед за ней) полагала неизбежным злом, не подлежащим искоренению. Поэтому вместо неисполнимых запретов был установлен ряд законов, призванных  это зло ограничить.

Насколько успешной оказалась эта тактика? Однозначно ответить на это трудно: у нас нет ни одного достоверного свидетельства о том, что в библейские времена или эпоху II Храма кто-то пытался осуществить это право на практике (талмудический рассказ о Давиде и матери Тамар – позднее предание).  Уставы современной израильской армии категорически запрещают сексуальное насилие. Однако рискну предположить, что желающих иметь всю вышеописанную головную боль во все века должно было быть немного.  Так что если, паче чаяния, завтра Израиль станет «государством галахи», можно не слишком опасаться, что израильские солдаты ринутся в палестинские деревни за «пленницами, красивыми видом».

rahamim

Простите, а что добавлять про маму Тамар? Ведь она была в семье и у неё был брат: “И сказал ей Авшалом, брат ее: не Аминон ли, брат твой, был с тобою? – А теперь, сестра моя, молчи; он – брат твой, не принимай этого (близко) к сердцу. И жила Тамар в одиночестве в доме Авшалома, брата своего… И не говорил Авшалом Амнону ни худого, ни доброго, ибо возненавидел Авшалом Амнона, за то что он обесчестил Тамар, сестру его.” (Шмуэль-бзт 13:20-22)
А о маме их конкретно написано “…а третий – Авшалом, сын Маахи, дочери Талмая, царя Гешурского…” В чем проблема-то, какая война? Тогда ещё не вел такие большие войны Давид, а просто делал набеги… а о Маахе наисано в Йеошуа 13:13 “(13) Но не прогнали сыны Исраэйля гешуреев и маахатеев, и (остались) жить гешуреи и маахатеи среди Исраэйля до сего дня.”




ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение