recent

Из истории еврейской цензуры

Евгений Левин

Известное утверждения «у Торы семьдесят ликов» в полной мере относится и к еврейскому религиозному законодательству Галахе. Раввины спорили по самым разным вопросам и порой высказывали мнения, радикально расходящиеся с общепринятой практикой. До эпохи Гутенберга это не являлось большой проблемой: в каждой общине был свой раввин, а на основании каких источников он принимал решения общине, по большей части, дела не было. Ситуация изменилась с  распространением печатных книг. В ситуации практически всеобщей грамотности любой еврей теперь мог купить или взять в синагоге книгу и задаться вопросом: почему это наш уважаемый раввин говорит, что нечто запрещено, если вот, не менее уважаемый раввин утверждает прямо противоположное? Говоря языком Дорошевича, «через это большой поворот в религии может выйти».

 

Царица Савская и Хатшепсут: Две царицы в одной

Элишева Яновская

Сам же храм, считает Великовский, был построен царицей после ее возвращения в Фивы по образцу Иерусалимского, а “новые формы религиозных церемоний с двенадцатью жрецами и верховным жрецом, совершающим службу” (там же), также были введены под влиянием увиденной царицей службы в Иерусалимском Храме. Исследователь отождествляет упомянутые в надписях на барельефе миртовые террасы, которых достигли путешественники, с засаженными благовонными растениями и пряностями (использовавшимися во время службы в Храме) террасы Иерусалима. Привезенные царицей из Пунта и посаженные рядом с храмом Амона-Ра диковинные деревья он считает деревьями, присланными Соломону в дар от царя Хурама и переданными им царице Савской. Присутствие в Пунте людей черной расы и африканских животных Великовский также объявляет привезенными из Офира дарами Хурама.

 

О судебной системе в эпоху централизации культа

Дмитрий Сливняк

«Место, которое изберет Господь, Бог твой» и куда должны были обращаться местные судьи за консультацией – видимо, то самое, что Господь избрал, «чтобы водворить там свое имя», то есть Храм в Иерусалиме. Место это имело сакральный статус, и там, согласно нашему тексту, находились «священники-левиты и/или судья» (стихи 9, 12), которые и наставляли своего коллегу, находившегося в недоумении, «какой закон (применить), какой здесь вид крови и какой вид болезни». В более поздние времена этот «верховный суд» отождествляли с Синедрионом (Санhедрин), а местный судья, отказывающийся ему подчиниться, получил в талмудической литературе название «строптивый старец» (закен мамре, перевод вслед за Еврейской энциклопедией Брокгауза и Ефрона). В Вавилонском Талмуде (Санхедрин 86б – 89а) имеется сугия (т.е. отрывок на определенную тему), посвященная нашему тексту. Там определяется, в каких случаях законоучитель рассматривается как «строптивый» и подлежит смертной казни. При этом применяется тот же ограничительный подход, который мудрецы Талмуда применяли по отношению к законам о «совращенном городе» (см. комментарий к Втор. 13: 13-19) и о «буйном и непокорном сыне» (см. комментарий к Втор. 21: 18-21). Так, «старец»-законоучитель не подлежит смертной казни, если после консультации он продолжает преподавать в соответствии со своим прежним мнением, но сам не применяет его на практике и не требует от других его применять; равным образом, даже если он отрицает закон, прямо сформулированный в Пятикнижии, но не раввинистическую интерпретацию, основанную на таком законе.

 

Народ Книги в Иерусалиме

Гали-Дана Зингер

Наступает Шавуот - праздник дарования Торы. В этот праздник всю ночь напролет, не смыкая глаз, принято проводить над священными книгами. Мы привыкли к тому, что нас называют «народом книги». Иногда в изначальном смысле этого определения: «народ Книги», чаще – в обобщающее-сниженном: мол, пока все нормальные люди заняты простыми повседневными делами, евреи сидят, уткнувшись носами в книжки. Сегодня уже трудно сказать, когда это началось. Есть мнение, что книга предшествовала материальному миру, сотворенному 22 буквами еврейского алфавита. А уж после получения Торы на горе Синай учитель наш Моше приохотил свой жестоковыйный, иными словами, упорный народ к внимательному и заинтересованному ее чтению. Значительно позже мудрецы, обеспокоенные утратой памяти, постарались записать вдобавок к письменной Торе еще и устную. С тех пор и покатилась книжная лавина, не останавливающаяся и по сей день

 

Рут, или Все остается в семье

Дмитрий Сливняк

Книга Эстер – карнавал, Книга Рут – идиллия. Книга Эстер описывает кровавые схватки евреев с их смертельными врагами, фундаментальный конфликт Книги Рут – борьба хорошего с лучшим. В основе Книги Эстер – придворная интрига в столице мировой империи, Книга Рут предлагает нам сцены из частной жизни в крошечном городке, где жители заняты сельским хозяйством. Тем не менее между этими книгами много общего. Обе названы именами главных героинь. В обеих одна из важных тем – роль женщины в традиционном патриархальном обществе. Обе посвящены взаимоотношениям между «нами» и «ими». Наконец, обе заметно отходят от «ортодоксального» библейского мироощущения, наиболее явным образом сформулированного во Второзаконии и книгах Ранних Пророков. Бог не упоминается вовсе в масоретском тексте Эстер, но тема божественного провидения неявно присутствует там. В Книге Рут есть несколько упоминаний Бога

 

Смысл еврейских обычаев: Шавуот

Р. Авраам-Ицхак Шперлинг (1850-1920)

Вопрос: почему перед обычной мясной трапезой в первый день праздника Шавуот принято есть молочные блюда? Ответ: 1) В Шавуот принято есть молоко и мед, поскольку Тора уподоблена молоку и меду, как сказано: «Сотовый мед источают уста твои, невеста; мед и молоко под языком твоим» (Шир ѓа-Ширим, 4:11). 2) Белый цвет молока олицетворяет божественное милосердие, и служит напоминанием милости и милосердия, с которыми Всевышний даровал нам Тору, дабы позволить сотворенным познать Его тайны (Бней Иссахар). 3) Согласно мидрашу, у горы Синай есть шесть имен: гора Господа, гора Башан, гора Гавнуним, гора Мория, гора Хорев и гора Синай (Бемидбар Раба, 1).Слово Гавнуним происходит от еврейского слова гвина («сыр»), иными словами, одно из названий горы Синай – Сырная гора. Поэтому в Шавуот едят сыр (Рабби Шимшон из Ост)

 

Австралийские аборигены и путь Авраама: теория прамонотеизма

Элишева Яновская

Пулуга, Верховное Божество жителей Андаманского архипелага, также всеведущ. Он сотворил мир и создал первого человека, а когда размножившееся человечество разгневало Пулугу, забыв своего Создателя, тот наслал на людей потоп (!), затопивший весь мир. Бродячие охотники-огнеземельцы селькнам верят в существование Верховного Бога, извечного и всеведущего Творца, имени которого стараются не поминать всуе. Говоря о нем, употребляют такие эпитеты, как “живущий на Небе”. Естественно, как любая научная теория, берущаяся реконструировать духовную жизнь наших далеких предков на основе современных материалов (даже собранных среди народов, чей образ жизни наиболее архаичен), теория “первобытного монотеизма” не может быть доказана с абсолютной достоверностью. Но по тем же причинам она не может быть и опровергнута.

 


ПРЕДЫДУЩИЕ ПУБЛИКАЦИИ