next perv

АГАДА НЕЗАВИСИМОСТИ



Концепция пасхального седера, призванная напоминать сынам Израиля о горечи рабства, оказалась чрезвычайно продуктивной в исторической перспективе. На протяжении последних ста лет она неоднократно использовалась еврейскими группами всевозможных политических направлений для выражения собственной идеологии. Так, многочисленные агадот американских еврейских феминисток повествуют об униженном положении женщин в традиционном иудаизме и, естественно, призывают к равенству с мужчинами[1].

Агада американских феминисток

Вегетарианская Агада освобожденного ягненка требует освободить животных от насилия со стороны человека[2]. Существуют агадот евреев-социалистов и даже евреев-буддистов.

Агада освобожденного ягненка

Но даже на фоне всех этих причудливых текстов выделяется Агада независимости, созданная в 1952 году известным израильским писателем Аароном Мегедом по инициативе тогдашнего министра просвещения Бенциона Динура. Первоначально предполагалось, что за праздничным столом в честь Дня независимости Израиля это произведение будет выполнять ту же роль, что и Пасхальная агада на седере. Собственно текст и многочисленные иллюстрации свидетельствуют о попытке заимствовать форму пасхального седера, при этом сместив акценты с Божественного чуда в сторону воинских побед Армии Обороны Израиля. Более того, слово Цахаль[3] непосредственно заменило имя Бога в некоторых отрывках, взятых из традиционной Агады. При этом проводилась конкретная параллель между исходом из Египта и провозглашением независимости Израиля. Первый бокал вина предлагалось поднимать за Государство Израиль, его свободу и независимость, второй – за пионеров-первопроходцев, третий – за Цахаль, который “сражался с врагом и принес Израилю победу”, а четвертый бокал – за ту боевую часть, в которой будет проходить праздничное мероприятие.

Агада независимости

В ответ на вопрос, чем отличается эта ночь от всех других ночей, Агада независимости отвечает: тем, что “мы были рабами у гоев во всех странах от востока до запада”, пока не подняли головы и не отправились в Землю Израиля. А Земля эта была разорена и пустынна, лишь пески да болота. И стали мы строить города и деревни, в горах и на берегу моря, и расцвела пустыня.

Вряд ли бы такая Агада нашла бы свое место на нашем седере сегодня, в век победившей политкорректности – уж очень жестко сопоставляется в ней злодей фараон с нашими арабскими соседями, “стремившимися уничтожить нас в нашей стране”. Вот как пишет об этом Мегед: “И увидели арабы и все сыны пустыни, что мы строим дома и засеиваем поля… и сговорились напасть на нас и воевать с нами”. Но мы, конечно, выстояли и победили. Достается заодно и англичанам, которые закрыли ворота страны перед массовой алией из Европы, останавливали корабли и отправляли беженцев на Кипр.

В Агаде независимости сохраняется и традиционная формула о четырех сыновьях. При этом старший и мудрый сын желает знать, на каких законах основано новое Государство, злой интересуется, зачем оно вообще вам нужно, а самом младшему, еще не умеющему задавать вопросы, рекомендуется рассказать о героизме “всех граждан страны”. Вместо же Десяти казней египетских перечисляются двенадцать операций Войны за независимость, начиная с операции Нахшон по прорыву блокады Иерусалима (апрель 1948 г.) и заканчивая операцией Увда по завоеванию южного Негева, включая Эйн-Геди, Масаду и Эйлат (март 1949 г.).

В качестве дополнительных песен для праздничного застолья рекомендуются “Баб эль Вад” на стихи Хаима Гури и другие песни Пальмаха[4], и, естественно, заканчивается все действо пением гимна Израиля “Ха-Тиква”.

К сожалению, Агаду независимости ждала печальная судьба. Она вызвала гнев у ортодоксальных кругов, ведь евреев в ней спасал не Господь, а Армия Обороны Израиля. Печатный орган ультраортодоксальной партии Агудат Исраэль “Ха-модиа” (номер от 01.05.52) писал, что в тексте содержится публичное осквернение святынь и “проклятия в адрес небес”. Газета религиозных сионистов “Ха-цофэ” также утверждала, что Мегед фальсифицировал священный текст. Главные раввины Израиля обратились к Бен-Гуриону с требованием уничтожить издание. Даже главный раввин Цахаля Шломо Горен, в целом настроенный очень просионистски, грозился подать в отставку со своего поста. В результате практически весь тираж, огромный по тем временам (10 тысяч экземпляров), пошел под нож. Чудом сохранились считанные копии. Тем не менее, во многих кибуцах продолжали отмечать седер Дня независимости, пользуясь Агадой Мегеда или создавая на ее основе свои собственные варианты.

В конце 90-х годов Архив кибуцных праздников, созданный Арье Бен-Гурионом, родным племянником первого премьер-министра, в кибуце Бейт ха-Шита, подготовил репринтное издание нашумевшей Агады Мегеда, благодаря чему ее можно найти в библиотечных фондах. Сегодня она остается памятником творческому порыву отцов-основателей Израиля, отлично знавших традиционные еврейские тексты, но не опасавшихся обновлять и преображать их в соответствии с духом времени.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение