next perv

Славная вера еврейская…



Основное содержание комментируемой части книги Чисел – серия рассказов, построенных примерно по одной схеме: измученный лишениями или напуганный будущим народ начинает роптать и ставит под сомнение руководство Моше и Аарона. Бог подтверждает их право на власть и в гневе хочет уничтожить народ. Однако после заступничества Моше он ограничивается более или менее жестоким наказанием, и путь по пустыне продолжается – до следующего бунта.

Эта схема не всегда представлена в развернутом виде. Иногда бунт начинается без видимой причины – например, Корах и его «общество» выступают против исключительного положения Моше и Аарона. В какой-то момент против Моше выступает и сам Аарон вместье с Мирьям (12:1-16). Иногда присутствует только ропот, а о сомнениях в легитимности власти ничего не говорится (11:1-3), иногда отсутствует намерение уничтожить народ и мотив заступничества (11:4-35). Тем не менее во всех случаях мы имеем дело с вариациями одного сюжета. Еще одну такую вариацию мы знаем по Книге Исхода (Исх 32) – это история золотого тельца, где народу надоедает ждать Моше, который задержался на горе, и он пытается устроить свою культовую жизнь по собственному разумению.

В нашем комментарии мы уже писали о своеобразной мотивации, на которой основывается эта культовая инициатива: «С человеком этим, Моше, который вывел нас из Египта, неизвестно что случилось» (32:1). Как отмечалось в комментарии, люди напуганы устрашающей атмосферой, сопутствовавшей дарованию Торы, и решают, что их вождь, которого они презрительно называют «этот человек Моше», возможно, погиб, и начинают действовать по своему усмотрению. Собственно, результат получается прямо противоположный ожидаемому: «И сказал Господь Моше: Вот я иду к тебе в облачной гуще, чтобы услышал народ то, что я тебе говорю, и навсегда в тебя поверил» (Исх 19:9); «И сказал Моше народу: Не страшитесь, ведь Бог пришел для того, чтобы испытать вас и чтобы вы его боялись и не грешили» (Исх 20:17).

Здесь поражает способность народа все понимать по-своему и перетолковывать. На горе у Господа страшно, Моше поднялся на нее и пропал – наверное, погиб. Нам хорошо, мы сироты, и можем позабыть обо всем, что он нам говорил. То же самое происходит в рассказах из Книги Чисел. Даже попытка защитить жизнь израильтян от опасности, подстерегающей их в Скинии, отдалив от святого места всех, кроме Аарона и его потомков, вызывает следующую реакцию: «Конец нам, погибли мы, все мы погибли! Всякий, кто подойдет к Скинии, умрет. Неужто нам приходит конец?» (17:27б-28).

Понятно, что такая «реинтерпретация» может быть лишь результатом фундаментального недоверия. Того, кто не верит, никакие аргументы не убеждают. Что с того, что Бог совершил невозможное, одолев фараона, выведя народ из Египта, потопив преследователей в Тростниковом море? Чтобы погубить нас, сделал он это! Авраам верил Богу, даже когда тот требовал от него принести в жертву сына; потомки Авраама не верят ему, даже когда он освобождает их от египетского рабства и ведет в Землю обетованную.

Существует распространенное мнение, что в иудаизме, в отличие от христианства, вера не играет особой роли. Это само по себе неверно, но дело даже не в этом. Иудаизм как религия выделился из цельной еврейской цивилизации лишь в XIX веке. Большинство современных евреев далеки от религиозной ортодоксии, но еврейская вера – понятие более широкое, чем иудейская религия. Это вера в ценность нашей истории, нашего коллективного опыта и нашего существования в качестве евреев, несмотря на все трудности и опасности. Вера, без которой невозможно наше будущее.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение