next perv

Книга Адама и Евы



Это произведение является продолжением библейского рассказа о судьбе первого человека Адама и его спутницы Евы после изгнания из райского сада Ган Эден. До наших дней этот документ дошел в различных переводах в четырех версиях, самыми известными из которых являются греческая и латинская.

По мнению большинства исследователей, изначальный текст был написан на древнееврейском языке в Палестине и, по-видимому, относился к I веку н.э. Некоторые исследователи (например,  Р. Сарбург)  полагают, что автор данного текста принадлежал к кругам, близким к общине ессеев. До XX века богословы считали Книгу Адама и Евы христианским текстом (возможно, из-за  наличия более поздних христианских вставок), но современные исследования находят, что основной сюжет этого документа, сохранил свою несомненную связь с различными еврейскими источниками.

Исследователь библейских текстов И. Клаузнер утверждал, что существовал древнееврейский текст Книги Адама и Евы, который, несомненно, повлиял на литературу мидрашей и позднейших версий этого же псевдоэпиграфа. Он писал о Книге Адама и Евы:  «В основу данной книги во всех ее версиях легла еврейская «Книга Адама», которая по существу своему не очень многим отличалась от греческой и латинской версий, находящихся в наших руках. В этих версиях имеется значительное количество христианских вставок, но большинство заключающихся в них легенд — несомненно, еврейского происхождения. В пользу этого говорит тот факт, что в Талмуде и Мидраше сохранилось воспоминание о еврейской “Книге Адама”»

Сюжет данного произведения отчасти напоминает содержание другого известного псевдоэпиграфа – “Книги Юбилеев”. Исследователи отмечают, что основные мотивы, связанные с Адамом и Евой, которые находятся в других псевдоэпиграфах, нашли место в этой книге. Повествование в Книге Адама и Евы ведется от разных лиц: самого Адама, Евы, ангелов и даже некоего третьего лица. Сюжет книги очень динамичен и его условно можно разделить на несколько смысловых отрывков.

Первая часть документа повествует о глубоком раскаянии Адама и Евы после изгнания из Райского сада, которое выражается в их решении поститься, погрузившись в воды Иордана и Тигра. Согласно этой книге, Ева снова оказалась не способна противостоять хитростям Змея (Сатаны), вышла из вод реки и заслужила гневную проповедь Адама.

Когда Адам увидел ее и дьявола с нею, он плакал и кричал громко и сказал: O Ева, Ева, где – твое  раскаяние? Как же ты снова поддалась нашему искусителю, тому, чьими стараниями мы были изгнаны из нашей обители в раю? И она поняла, что дьявол убедил ее выйти из реки; и она упала лицом на землю и ее горе, стон и плач были удвоены. 

Бог прощает Еву, Он дарит ей сыновей Авеля и Каина, а после трагической гибели Авеля, текст повествует о рождении еще одного сына Адама и Евы, Сифа.

Вторая часть книги повествует о путешествии Сифа к вратам Эдемского сада, его переговорах с архангелом Михаилом и попытке получить плоды райского сада для умирающего Адама, страдающего от тяжелых болей. Архангел Михаил отказывает Сифу, говоря:

Я послан Вам от Бога, чтобы говорить с родом человеческим – и я говорю, что ты, Сиф, человек Божий, не плачь, не проси и не упрашивай елея дерева милосердия, чтобы помазать твоего отца Адама, чтобы избавить его от болей. Поскольку я говорю тебе, что никак не сможешь ты получить елей и не сможешь вернуть отцу ушедшие дни.

Третья, заключительная часть этой книги посвящена последним дням жизни Адама, его смерти, примирению с Богом и перемещению его души на седьмое небо, в рай. Заканчивается книга в оптимистическом ключе:

Михаил архангел явился и сказал Сифуи дней, поскольку в седьмой день – знак воскресения; в седьмой день Бог отдыхал от всех Его дел.

Темы и сюжеты, затронутые в Книге Адама и Евы, были близки еврейской традиции, записанной и переосмысленной в многочисленных мидрашах. Например, ощущения страха, смятения и покаяния, испытанные Адамом после изгнания из Ган Эдена, столь ярко выраженные в тексте псевдоэпиграфа, обсуждаются и в Иерусалимском Талмуде, где приводится такой мидраш:

Тридцать шесть часов светил тот свет, который был создан в первый день [творения]. Двенадцать часов – в вечер субботы, двенадцать часов – в субботнюю ночь, и двенадцать часов – в в субботу. И Адам мог видеть [все] от одного края света до другого, и поскольку не прекращался свет, начал весь мир петь, так как сказано “Под всем небом раскат его, и блистание его – до краев земли” (Иов 37:3). Когда закончилась суббота, начало темнеть, и испугался Адам, и сказал “Вот то, что написано: “Он будет поражать тебя [змея] в голову, а ты будешь жалить его в пяту” (Быт. 3:15). А вдруг он придет укусить меня. “Скажу ли: “может быть тьма скроет/ужалит  меня” (Пс. 139:11)”?” Сказал рабби Леви: В тот же час сотворил Святой, Благословен Он, два кремния и ударил одним об другой, и появился свет от них. И поэтому написано “И свет ночью вокруг меня” (Пс. 139:11). И благословил его Творец светом от огня”.

Иерусалимский Талмуд, Брахот 8, 12б

А сборник более поздних мидрашей, “Пиркей де Рабби Элиэзер”, почти полностью повторяет историю погружения Адама в воды реки Иордан с целью искупления его вины, лишь немного изменив её:

В первый день недели он вошел в воды верхнего Гихона, пока вода не дошла ему до шеи, и он постился семь недель, пока его тело не стало как решето. Адам сказал перед Святым, да Благословен Он: Властелин всех миров! Сними, молю тебя, мой грех с меня и прими мое покаяние, чтобы все мои потомки знали, что ты принимаешь покаяние и раскаяние. Что сделал Святой, да Благословен Он? Он протянул свою правую руку и принял его покаяние, и снял с него грех, так как сказано: “Но я открыл тебе грех мой и не скрыл беззакония моего”; я сказал: “Исповедую Господу преступления мои”, и ты снял с меня вину греха моего” (Пс. 38:5).

Пиркей де-рабби Элиэзер, 20

Интересна в тексте Книги Адама и Евы разработка образа сына и духовного наследника Адама, Сифа. Как отмечает исследователь библейских текстов М. Каспина: «С третьим сыном Адама – с Сифом, связан большой, самостоятельный цикл рассказов. В основном он находится как в ветхозаветных, так и в новозаветных апокрифах и псевдоэпиграфах, но отголоски его можно встретить и в раввинистической литературе. Главный момент, интересующий нас в этих рассказах – это наследие Адама, которое Сиф, как единственный законный владелец, получает от отца и передает его дальше. Ведь именно через это наследство постбиблейская литература получила шанс перекинуть мосты от Адама к последующим поколениям».

Литература мидрашей говорит о получении Сифом сакральных предметов и участии в похоронах Адама. Так, в одном мидраше утверждается, что кожаные одежды, созданные Богом для Адама и Евы, были переданы Сифу:

Когда Адам умер, он передал их Сифу, Сиф Метушелаху (Мефусаилу); когда умер Метушелах, он передал их Ною. Ной принес в них жертву и передал Симу.

Бамидбар Раба 4:8

Идея передачи Сифу сакральных знаний и предметов присутствует и в Книге Адама и Евы. Здесь Ева перед своей кончиной наказывает Сифу и остальным детям сделать каменные скрижали с тем, чтобы описать на них историю жизни Адама. Вот ее слова:

Но слушайте меня, дети мои. Сделайте себе скрижали из камня, а другие из глины, и напишите на них историю всей моей жизни и вашего отца, что вы слышали от нас и видели. Если водой Бог осудит род человеческий, скрижали из глины будут распущены, а скрижали из камня останутся; но если огнем, то скрижали из камня будут разбиты, а и скрижали из глины будут только обожжены». […] И тогда Сиф сделал скрижали”.

Таким образом, анализируя текст Книги Адама и Евы, можно с уверенностью отнести его к литературе, оказавшей влияние на мидраши, позже вошедшие в состав Талмуда. В христианском мире Книга Адама и Евы стала источником для многочисленных сюжетов в живописи и иконописи, театральных постановок и нравоучительных сочинений. В еврейской среде сюжет этого произведения оказался вне круга изучения в ешивах и школах,; пришло время включить это произведение в список еврейских книг библиотеки иудаизма.


ОТПРАВИТЬ

*

ОТПРАВИТЬ
Ваш комментарий отправлен оператору сайта снижение